Москва – Волна беспорядков и бурных выступлений, вызванных противоречивым фильмом «Невинность мусульман», постепенно стихает. Негодование тысяч мусульман, направленное против Запада, не только на Ближнем Востоке, но и в Европе, снова показало, что после арабской весны напряжение в мусульманском мире не исчезло. Наоборот, оно может принять новую форму.

 

«В целом сегодня происходит все большая эмансипация мусульманского мира. Мусульманский мир переходит на новый этап развития», - объясняет Руслан Курбанов, политолог и сопредседатель Российского конгресса народов Кавказа.


Иржи Юст: Как вы оцениваете протесты в мусульманском мире, которые вызвал фильм «Невинность мусульман»?

Руслан Курбанов: Чтобы понять реакцию мусульманского мира на этот скандал, нужно понять, что произошло с мусульманским миром за последние 15-20 лет. Это произошло с развитием интернета и панарабских спутниковых телеканалов. Вся та разнузданность в выражении собственных мнений, которая принята на Западе, отсутствие ограничений в высмеивании религии, религиозных чувств верующих людей, несвойственная для восточного региона, вдруг вторглась в традиционно патриархальный мусульманский мир.

 

Если на Западе принято критиковать религии, то мусульмане такое поведение считают страшным оскорблением. Демонстранты в мусульманских странах убеждены, что ответственность за оскорбленное произведение лежит не только на авторе, а в первую очередь - на властях данной страны. Если американский режиссер снимает фильм, мусульмане убеждены, что американское правительство должно за него отвечать. Поэтому в ряде стран произошли, например, нападения на американские посольства. 

 

- Можно ли было такую реакцию ожидать?

- Ни мусульманские ученые, ни духовные лидеры не поддерживают нападения на посольства. Это в корне противоречит самому духу исламской религии. Однако за несколько последних десятилетий сознание мусульман было деформировано постоянными агрессиями со стороны западных стран, чудовищными трагедиями, наподобие палестинской или иракской. Поэтому точно предугадать поведение так называемой арабской улицы на такие провокации невозможно. Радикальная часть общества при этом отказывается слушаться духовных лидеров и жаждет отомстить за нанесенные обиды. 

 

Я, однако, думаю, что эта волна насилия против западных посольств была сознательно вызвана кем-то, кто с ее помощью пытается реализовывать свои политические задачи. Ими могут быть дискредитация мусульман в глазах Запада или, например, ослабление позиций Барака Обамы перед выборами.

 

- Значит, Вы не верите, что этот фильм появился случайно?

- В западном обществе полно разных неадекватных людей с неадекватной психикой, которые постоянно что-то снимают или заявляют. Их много. И в западном обществе, где каждый может провозглашать любые идеи, это не является чем-то необычным. Дело в том, что, если на Западе их действия не имеют таких трагических последствий, то в мусульманском мире это создает огромную волну насилия, которую мы могли недавно увидеть. Эту волну можно было предвидеть. И, наверное, есть силы, которые не могут устоять перед соблазном эту волну начать, управлять ею и использовать в свою пользу. Достаточно вспомнить примеры Тео ван Гога, Герта Вилдерса или Салмана Рушди.

 

- Не связаны ли антизападные протесты каким-то образом с продолжением арабской весны?

- Арабская весна была направлена против собственных секулярных диктаторских режимов, которые, естественно, частично воспринимали как инструменты Запада для подавления свобод в мусульманском мире. Одним из векторов арабского пробуждения одновременно было и освобождение поддавленной исламской активности, исламской энергии. И эта освобожденная энергия может быть направлена против тех, кто оскорблял ислам. Против таких режиссеров, карикатуристов и прочих.

 

В целом сегодня происходит все большая эмансипация мусульманского мира. Мусульманский мир переходит на новый этап развития. Эту эмансипацию можно сравнить с той, которую проходили евреи в начале 20 века, когда начали покидать свои местечки за чертой оседлости и создавали свои политические и идеологические проекты. Похожая эмансипация происходит в исламском мире.

 

Исламская эмансипация будет иметь свои минусы. Период нестабильности в исламском мире будет длиться довольно долго - два или три десятилетия. Но до тех пор, пока исламский мир не найдет свою модель реализации политической, социальной и экономической активности в рамках исламских ценностей, по примеру малазийской или турецкой модели, пока исламский мир не обретет стабильность, такие всплески насилия и агрессии будут существовать. Это очевидно.

 

- Почему российские мусульмане публично не протестуют против провокационного фильма?

- Давайте сначала посмотрим на три группы мусульман. Каждая из этих групп по-разному реагировала на провокационный фильм и другие скандалы. Западные мусульмане, живущие почти 50 лет в Европе и США, привыкли к разнузданности в выражении мнений, царящей в западном мире, к разным чудакам и провокаторам, постоянно что-то заявляющим и размещающим в сети. Мусульмане не могут на каждого такого провокатора реагировать. У них для этого нет ни сил, ни ресурсов, ни времени. Они понимают, что это напрасно, потому что они выбрали для себя жизнь в свободном обществе, они знают, что такое разнообразие мнений, пусть и оскорбительных для людей верующих, здесь является нормой.

 

Что касается мусульманского мира, то он к такой разнузданности и отсутствию моральных ограничителей не привык. Законы, по которым существует информационное общество, для них что-то новое. На них эта информационная свистопляска буквально обрушилась за последнее десятилетие с распространением Аль-Джазиры и интернета. В настоящее время они находятся на пике соприкосновения с постмодернистским обществом и его инструментами. И для них это определенный информационный и культурный шок. Поэтому реакция ближневосточных мусульман настолько бурная.

 

Что касается в целом российских и постсоветских мусульман, они, в отличие от мусульманского Востока, привыкли жить в гораздо более разнообразном обществе. И то, что существуют разные провокаторы, для них не представляет ничего необычного. С другой стороны, у этой группы мусульман высокая степень политической пассивности, апатии. Поэтому, если их что-то и оскорбит, выходить протестовать они не будут. У них отсутствует традиция политического протеста, быстрой мобилизации, которая есть на Ближнем Востоке.

 

- Ожидаете ли Вы в будущем таких протестов в России?

- Нет, честно говоря, я их не ожидаю.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.