Nasz Dziennik: Наблюдая за последними событиями, связанными, в первую очередь, с обнародованием новых сведений на тему смоленской катастрофы, можно рискнуть сделать вывод, что мы имеем дело с попыткой «управления» информацией. Как это может повлиять на политическую ситуацию в Польше и в нашем регионе в целом?
Тадеуш Марчак (Tadeusz Marczak): Мы являемся свидетелями перемен, которые начались с того момента, когда к власти у нас пришла партия «Гражданская Платформа» (PO). В кругах российских геополитиков это комментировалось так: появилась первая брешь в санитарном кордоне. Так называют пояс независимых государств, отделяющий, согласно концепции классической англосакской геополитики, Германию от России, то есть Старую Европу от России. А Старая Европа — это немецко-французский дуэт. Такая тенденция к сотрудничеству наблюдается уже не первое десятилетие, а приобретала она разные формы. Перед Второй мировой войной была популярна концепция континентального блока. Если посмотреть на нашу часть Европы, характерны изменения во внешней политике Польши, Украины и, как следует теперь ожидать, - Грузии. А это ключевые государства на пространстве между Германией и Россией.

Читайте также: Российские спецслужбы атакуют Варшаву

— Какое отражение это находит внутри страны?
— Если говорить о влиянии на наши внутренние отношения, оно, пожалуй, заметно всем. Напомню, что Россия, выводя свои войска из Польши, оставила здесь своих агентов. Можно также предположить, что широкая агентурная сеть была у россиян и в наших спецслужбах. Мы слишком мало возвращаемся сейчас к делу так называемого агента «Олина» — лица, которое находилось в верхушке польской власти и работало на нашего восточного соседа (предполагалось, что данным агентом был экс-премьер Юзеф Олексы (Józef Oleksy) — прим. пер.) Когда разразился скандал с Олином, говорилось также о двух других политиках высокого ранга, скрывавшихся под кодовыми именами - Палач и Минин. Все эти темы отодвинули "в долгий ящик". Собственно, здесь можно повторить тот же тезис: нынешняя ситуация движется в сторону вассализации Польши. Польское правительство ведет себя, как вассал, например - в деле расследования смоленской катастрофы. Оно не ставит прямо уже столько времени обсуждающийся вопрос о возвращении вещественных доказательств — обломков самолета и бортовых регистраторов.

Расследование произошедшего в Смоленске продолжается, уже практически расставлены все точки над «i» в том плане, что это была не авиакатастрофа, а нечто, имеющее черты покушения. Однако процесс вассализации Польши происходит не только в политической сфере.

— В какой еще?
— Вассал обязан платить своему суверену дань, и во многих аспектах наши экономические отношения с Россией выглядят как выплата такой дани. Это касается, например, цены на газ. Еще один аспект, который стоило бы здесь затронуть, не касаясь даже смоленской темы, это ряд довольно загадочных смертей. Последний такой пример — смерть бортинженера Ремигиуша Муся (Remigiusz Muś). Но если суммировать смерти наших политиков, военных, генералов, то за такой короткий период ни одна другая страна не понесла подобной утраты в политической элите страны, как Польша. Нам следует помнить об этом и отдавать себе отчет, что за трансформацию, возвращение независимости мы заплатили жертвами.

Также по теме: Российский «волшебник» от выборов встретился с польскими чиновниками


— Можно ли говорить о преднамеренной дезинформации?
— Мы имеем здесь дело с дозированием информации или, как это некоторые называют, «медиа-вбросами», и они, к сожалению, выстраиваются в один ряд, в попытку повлиять на настроения в обществе. Одновременно нам стоит осознать, что за этим может скрываться элемент шантажа в отношении представителей наших политических элит — демонстрации, что их может ожидать подобная судьба. Последние новости как раз свидетельствуют о давлении со стороны России, российском источнике всех этих явлений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.