Цифровая революция, помимо прочего, привела к изменению границ в области функционирования культуры и средств массовой информации. Работая в музыкальной отрасли, мы видели, как формы использования и распространения музыки в последние десятилетия коренным образом изменились – многие фирмы и музыканты понесли убытки, а некоторые из них так и остались на обочине. В настоящее время мы находимся в очень чувствительной фазе консолидации.

 

Существует много параллелей между последними событиями в музыкальной индустрии и в функционировании средств массовой информации. Восприятие коренным образом изменилось, «бизнес-модели» были поставлены под вопрос. Как и музыка, газеты также неудержимо перемещаются во всемирную сеть, потоки информации становятся более быстрыми, более открытыми и более интерактивными. Граждане принимают участие в дебатах, а также проявляют активность в других формах, и это, несомненно, является неоценимым вкладом в демократический процесс плюралистического общества. Одновременно традиционные медиа получили если не конкуренцию, то определенное добавление и вызовы. Твиттер, блоги, социальные сети – существует много новых способов распространения новостей во всемирной сети. Возникает вопрос: кому теперь нужно информационное агентство, если Твиттер всех и во всем опережает? Кто теперь готов платить за аналоговую газету, если она постоянно отстает от цифровых новостей? Кто готов платить за онлайновую статью, если в мировой сети, как часто нам внушают, вся информация свободно циркулирует и передается дальше? Можно спросить по-другому: зачем нужны профессиональные журналисты, если правит стая?

 

Мы в музыкальной отрасли хорошо знакомы с подобного рода вопросами. Постоянно раздаются голоса, которые утверждают, что любой человек сам по себе может использовать новые цифровые возможности и за один день стать звездой, тогда как издательства и звукозаписывающие фирмы якобы уже давно стали частью аналогового прошлого, от которого следует отказаться. Если внимательно посмотреть, можно прийти к выводу о том, что и в музыкальной отрасли, и в прессе – в «сухостойной сфере» - речь идет о качестве и об уровне, а также об охране весьма ценного содержания. Профессионально произведенная музыка, как и профессиональная журналистика, помимо базовой  финансовой конфигурации, нуждаются также в необходимом пространстве свободы для проведения расследований, в уважении, а также в разделении функций, что дает возможность сфокусировать свое внимание на основных задачах – будь то сочинение музыки или написание хорошо подготовленной статьи. Тот факт, что при этом некоторые люди в виде хобби, а другие, занимаясь этим профессионально, ловят рыбу в одном пруду, не ставит под сомнение оправданность существования издательств (или звукозаписывающих фирм), как это часто приходится слышать.

 

Вместе с тем качественная журналистика нуждается также в своего рода контроле качества. То, что происходит в случае отказа механизмов контроля, показали в начале этого года дебаты по поводу торгового соглашения ACTA (Торговое соглашение по борьбе с контрафактной продукцией). Мы стали свидетелями того, как сетевые активисты создали, а затем распространяли видео, в котором были собраны заведомо ложные данные и с большим пафосом возбуждались страхи по поводу «государства тотальной слежки». При мощной рекламной поддержке – но также с частично механическим использованием содержания этого видео прессой – этот клип в миллионах экземплярах распространился по всему земному шару, и при этом было оказано сомнительное воздействие как на общественное мнение, так и на формирование взглядов в отношении ACTA, в результате чего неотложные вопросы по поводу защиты интеллектуальной собственности, к числу которой относится и сама журналистика, получили дополнительный крен.

 

Случай с ACTA также показал нам, что во всемирной сети меньшинство способно формировать мнения, иногда уплотненные до 140 знаков. Многие из статей со ссылками преимущественно на собственные материалы воспринимаются некритично, часто не задаются дополнительные вопросы о том, какие цели преследуют их авторы.

 

Качественная журналистика, несомненно, должна подчеркнуто отмежеваться от подобных вещей. Именно сейчас, когда ситуация становится все сложнее, а существующие информационные потоки уже почти не удается сдерживать, очень важно доверять сообщениям прессы. Качественная журналистика должна быть свободной от истерии, они должна заглядывать за кулисы, а также вносить деловитость в эмоциональные дебаты. Кроме того, она должна обеспечивать определенное замедление, которое не следует считать медлительностью. Для этого, конечно, важно, чтобы средства массовой информации были соответствующим образом оснащены. В этой сфере издательства сталкиваются с очень серьезными вызовами. 

 

Квоты и тиражи, разумеется, являются важными элементами рефинансирования. Но это не должно происходить в ущерб морали и этике. Мы и Совет по печати, например, часто указывали на то, что специализированные издания иногда детально описывают нелегально скаченные источники и тем самым помогают обходить авторские права, что в конечном итоге вредит не только культуре, но и в долгосрочной перспективе подпиливает тот сук, на котором они сами сидят. И об этом, по моему мнению, следует говорить, когда речь заходит о качественной журналистике: следует признать собственную ответственность и защищать права интеллектуальной собственности. В этом отношении мы находимся в самом начале общественных дебатов, которые могут быть продуктивными только при взаимной поддержке всех участников – средств массовой информации, а также культурной и креативной отраслей экономики.

 

Дитер Горни является председателем правления Федерального союза музыкальной индустрии

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.