При посещении ряда европейских стран в начале 2000-х годов мое внимание больше всего привлекла проблема «старения населения». Ситуация в Германии была особым «кошмаром» Европы. Старение населения является причиной многих экономических и социальных проблем. Хотя власти и обратились к некоторым поощрительным мерам, чтобы увеличить численность детского населения, проблему так и не удалось решить.

В соответствии с исследованием Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), к 2060 году ни одна из индустриальных стран не потеряет своего влияния на мировую экономику так, как Германия, в силу старения населения. За 50 лет с точки зрения влияния на мировую экономику Германию обгонят даже Мексика и Индонезия.

Однако не только в Западной Европе, но и в таких индустриально развитых странах, владеющих передовыми технологиями, как Япония, наблюдается эта же проблема. Супружеские пары в этих странах или вовсе не заводят детей, или их количество минимально. Процесс, начавшийся с «контроля рождаемости», завершился практически «отсутствием рождаемости». Так возникла ситуация, когда человек сознательно отказывается иметь детей, что в результате отражается на социальных и этических ценностях общества.

Читайте также: Немецкие фирмы все больше ценят пожилых сотрудников

Цена «века катастроф»

Вопрос о том, почему стареет население, связан с характером прошлого века, который расценивается как «век катастроф», «век тотальных войн», «век убийств». Эти характеристики описывают место XX века в памяти человечества. Например, философ Исайя Берлин отмечает, что запомнил XX столетие как «наиболее ужасающий век западной истории».

По выражению одного британского художника, XX век пробудил самые большие надежды, которые к тому времени питало человечество, но разрушил все представления о прекрасном и нравственные идеалы. Любой написанный в XX столетии роман, повесть, поэма, любая  созданная картина - свидетельство, подтверждающее разрушение душевного мира человека. Прошлое столетие осталось в человеческой памяти как «век, когда отцы похоронили своих сыновей».


Человечество, не сумев пережить трагедию Первой мировой войны, подошло ко Второй мировой, которая была еще более жестокой. Возникавшие впоследствии в различных регионах мира «опосредованные войны» продолжили гуманитарную драму. Все это отражает тревогу, которая заставляет более глубоко осмыслить вопрос: «В каком мире мы живем?» Тот факт, что страны, в которых показатели старения населения достигают наивысших отметок, являются индустриально развитыми государствами и прошли две мировые войны, – это не совпадение.

Безграничное желание роста

Новейшие технологии принесли человечеству значительный комфорт и упростили жизнь, но их было недостаточно для того, чтобы сделать человека счастливым. Наряду с разрушительностью войн поводом для больших разочарований во внутреннем мире человека также послужило «безграничное желание роста» и только усиливающее это желание восприятие «дефицита возможностей». Разрушительным воздействием на моральные ценности обладало и отделение религии от общественной жизни. В этой связи XX век - столетие, в котором «тревога» стала источником новых болезней и навязчивых идей.

Также по теме: Когда вы уже слишком стары, чтобы завести ребенка?

Одна из таких идей, подпитываемых «тревогой», - отказ семей от рождения детей. В домах все реже слышится веселье, возрастает эгоизм, стираются надежды на будущее, и людей охватывает огромное одиночество. Человеческая жизнь стала длиннее, однако резко пошло на убыль удовольствие от жизни.

Одной из «тревог», созданных под контролем западноевропейского человека XX-го века посредством сконструированного восприятия дефицита, стал рост населения. Например, известный историк и теоретик искусства Эрнст Гомбрих отмечал: «Основной характеристикой XX века является колоссальный рост населения мира. Это катастрофа. Мы не знаем, что мы будем делать». Хотя в определенном смысле рост населения был связан с надеждой человека на будущее. Между тем, эту надежду подпитывали технологический прогресс и индустриализация.

Многие западные философы, прежде всего - Арнольд Тойнби, подчеркивали необходимость снижения уровня рождаемости и закрепления соответствующих законодательных норм. В начале XXI века Европа не имеет представления о том, как предотвратить старение населения, которое превратилось в «кошмар». Возвращение к жизни, в которой нет конструктов «восприятия дефицита» и «тревоги», возможно путем новой интерпретации человека и мира. Чтобы вернуть человечеству жизнь, необходимо изменить значение и курс «экономики». И эта роль выпадает в большей степени на долю интеллигенции исламского мира, обладающего значительным количеством молодого населения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.