Средней руки чиновник, отвечающий за охрану правопорядка и зарабатывающий 19 000 долларов в год, приобрел 21 дом стоимостью более 6 миллионов долларов. Бывший министр железных дорог предположительно получил в виде взяток 250 миллионов долларов и якобы планировал с помощью этих денег купить себе место в Политбюро. Родные некоторых членов Политбюро, как стало известно, нажили сотни миллионов долларов.


Коррупция стала горячей темой на проходящем сейчас в Пекине 18-м съезде Коммунистической партии. Раньше она считалась слишком деликатным предметом для публичного обсуждения, однако сейчас ей посвящают высокопарные передовицы в государственной прессе. В четверг президент Ху Цзиньтао заявил в своем вступительном слове на съезде, что коррупция «даже может стать причиной обрушения партии и падения государства».

Многие требуют принять «законы об открытости» в американском стиле, которые предписывали бы обнародовать доходы и активы чиновников. На одном из заседаний съезда шанхайский партийный босс Юй Чжэншэнь (Yu Zhengsheng) выступил в поддержку обнародования такой информации.

«Когда будет создана исчерпывающая и легкая в использовании система, это станет самым эффективным способом сдерживания для членов наших семей и для нашего окружения», - заявил Юй.

Читайте также: Тайные миллиарды для семьи китайского лидера

По китайским законам, принимаемые на службу чиновники должны подробно декларировать партийным дисциплинарным структурам свои доходы и активы. Они также обязаны сообщать, есть ли у них члены семьи, имеющие иностранные паспорта или проживающие за границей, так как с помощью таких родственников неправедно нажитые средства часто выводятся за рубеж.

Однако из 40 миллионов чиновников только около трех миллионов подают декларации, причем эти документы редко подвергаются изучению, говорит Линь Чжэ (Lin Zhe), ведущий эксперт по коррупции из Центральной партийной школы, в которой готовят будущих чиновников.

«Общество должно знать, сколько зарабатывает президент Китая, а также все члены Политбюро, их семьи и их дети, - утверждает Линь, которая носит свои бумаги в холщовой сумке, подчеркнуто пренебрегая сумками Louis Vuitton, которые так любят богатые китайцы. – Сейчас подаваемые декларации кладут в сейф, и их никто не проверяет».


Модернизация и коррупция

По мере модернизации Китая терпимость к коррупции в стране явно падает.

Когда Линь начала писать на эту тему в 1990-х годах, у нее были трудности с публикацией своих книг в Китае. Однако сейчас она - одна из самых цитируемых преподавателей партийной школы. Проведенный Исследовательским центром Пью в прошлом месяце опрос показал, что проблема коррупции серьезно заботит китайское общество.

Также по теме: Мы слишком терпимы к коррупции на Западе

Раньше люди просто закатывали глаза и отпускали шутки, утверждая, что коррупция – неотъемлемая часть официальной политической культуры. Однако сейчас они все чаще берут дело в свои руки. Борющиеся с коррупцией активисты выискивают в интернете фотографии чиновников и увеличивают их, чтобы получить крупные планы наручных часов.

Ян Дацай (Yang Dacai), глава Бюро охраны труда провинции Шэньси, был разоблачен в сентябре онлайн-активистами, известными как «человеческая поисковая система». Они обнаружили у него 11 часов и другие аксессуары стоимостью более 100 000 долларов. У Цай Биня (Cai Bin), чиновника муниципальной инспекции из Гуанчжоу, получившего прозвище «дядя Дом», обнаружился 21 объект недвижимости, зарегистрированный на разных членов семьи. Из них задекларированы были только два.

«Это обычная проблема однопартийной политической системы. Даже деревенский руководитель может стать очень богатым, а чем выше твое положение, тем больше денег ты можешь получить», - утверждает Чжан Лифань (Zhang Lifan), известный пекинский историк коммунистической партии.

Последняя волна разоблачений выявила невероятные богатства в высших эшелонах.

Родственники членов Постоянного комитета Политбюро - высшего руководящего органа - судя по всему, обладают серьезными активами в нефтяном, телекоммуникационном, табачном и энергетическом секторах. В опубликованной WikiLeaks в 2010 году депеше посольство США в Пекине цитировало один из своих источников: «высшее руководство Китая разделило китайский “экономический пирог”, создав косную систему, в которой “личная имущественная заинтересованность” диктовала властям решения и препятствовала реформам, так как лидерам приходилось маневрировать, чтобы не повредить этим интересам».

В прошлом месяце New York Times сообщила, что состояние семьи премьера Вэнь Цзябао (Wen Jiabao), считающегося главным сторонником реформ в верхах власти, доходит до 2,7 миллиарда долларов. Его матери принадлежат доля в страховой компании, его жена занимается драгоценными камнями, а его обучавшийся в США сын руководит крупной частной инвестиционной фирмой.

Читайте также: Дело Бо Силая показало назревшие проблемы в политической системе Китая

Более прозрачный Китай?


Сторонники Вэня считают, что, хотя в следующем году он должен уйти в отставку, он будет добиваться большей прозрачности активов.

«Он хочет спасти себя от скандала, показав, что у других - больше денег, чем у него», - полагает Уотсон Мэн (Watson Meng), редактор американского сайта Boxun, отслеживающего китайские политические новости.


Вице-президент Си Цзиньпин (Xi Jinping), который должен сменить Ху Цзиньтао, в свое время требовал от высокопоставленных функционеров Коммунистической партии, чтобы их родственники не занимались бизнесом в их юрисдикции. Это требование официально установлено в партии с 1997 года, однако часто игнорируется.

«Обуздывайте своих супругов, детей, родственников, друзей и подчиненных. Поклянитесь не использовать власть для личной выгоды», - заявил он в своей знаменитой антикоррупционной лекции 2004 года. Тем не менее, его сестры и зятья, как сообщил в этом году Bloomberg, обладают значительными активами в секторах недвижимости, горнодобывающей промышленности и телекоммуникаций.

В наши дни коррупция не всегда принимает форму хунбао – красных конвертов, в которых китайцы традиционно передают наличные. Часто она действует через культуру кумовства и сделок с заинтересованными лицами. Слабость норм, регулирующих вопросы государственных контрактов и конфликта интересов, помогает чиновникам и их родственникам превращать свои гуаньси (связи) в деньги.

Также по теме: Дипломированные специалисты уезжают из Китая


Контекст скандала вокруг Бо Силая

В случае бывшего члена Политбюро Бо Силая (Bo Xilai), жену которого Гу Кайлай (Gu Kailai) недавно признали виновной в отравлении английского предпринимателя, утверждается, что Гу, юрист по профессии, заработала миллионы, представляя интересы строительных компаний в Даляне, когда ее муж был мэром города. Сестра Гу, в свою очередь, управляет типографской компанией, которой достались эксклюзивные контракты объемом в 100 миллионов долларов на печать китайских правительственных документов.

Хотя национального закона пока нет, на местах от чиновников уже кое-где требуют полной открытости. В этом году один из округов находящегося в провинции Цзянсу города Суйчжоу завоевал похвалы государственных СМИ благодаря новаторскому проекту, в рамках которого 600 руководящих кадров продекларировали свое имущество в интернете.

«Это произойдет не сразу, но в разных частях страны мы постепенно движемся к системе, обладающей большей прозрачностью», - полагает Ван Юйкай (Wang Yukai), преподаватель Национальной школы управления и известный сторонник обнародования доходов.

В мае газета «Бэйцзин жибао» - партийный рупор, часто критикующий американского посла Гэри Локка (Gary Locke), - призвала его раскрыть свои доходы. Однако этот ход возымел обратный эффект – посольство опубликовало информацию (кстати, послы зарабатывают 170 000 долларов в год), которая и без того находилась в Соединенных Штатах в открытом доступе. Десятки тысяч китайских интернет-пользователей после этого написали, что раз Локк так поступил, пекинская верхушка должна последовать его примеру.

Власти пока никак на это не отреагировали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.