Сейчас, когда я пишу эти строки, сага о Петреусе, которая сначала была сагой Петреуса-Бродуэлл, потом превратилась в сагу Петреуса-Бродуэлл-Келли, а после этого в сагу Петреуса-Бродуэлл-Келли-Аллена, плавно перетекает в свою пятую фазу, а может быть, в шестую. Кто за этим уследит? По-моему, сейчас ее нужно называть историей Петреуса-Бродуэлл-Келли-Аллена-злобной близняшки Натали-полуголого агента ФБР-Эрика Кантора-секретных документов.


К тому времени как вы это прочтете, история перейдет уже в фазу 11 или 12. Мы обязательно узнаем, что в колледже соседом по комнате у Джилл Келли был Энтони Уинер (американский конгрессмен, рассылавший женщинам по электронной почте свои снимки скандального содержания - прим. перев.), который после череды надоедливых звонков от руководителя компании Lockheed Martin был вынужден переехать в один из тех шикарных гостиничных номеров, которые нравилось снимать за государственный счет осрамившемуся генералу «Кипу» Уорду. Потом окажется, что в этом деле также замешаны принц Гарри и тот парень из сети быстрого питания Waffle House, который принуждал свою помощницу к оральному и всякому другому сексу.

Но давайте не будем злорадствовать - ведь невозможно быть в курсе всех дел этих типов из высшего общества, так? Давайте вместо этого сосредоточимся на важном вопросе, который мне сегодня утром задала по телефону моя озадаченная мать: что случилось с этими генералами?

Ставим вопрос конкретнее: существует ли в американской армии проблема супружеской неверности? Женская проблема? Проблема повального, всеохватывающего сумасшествия, низости и коррупции? Проблема репутации в глазах общественности?

Отвечая на эти вопросы по порядку, а могу дать такие ответы: «вроде того», «возможно», «наверное» и «вполне вероятно».

Читайте также: Скандал, доверие и армия

Во-первых, адюльтер и тому подобные проказы.


Официально военная культура одобрительно смотрит на брак и хмурит брови на безбрачие. Армия предоставляет женатым и замужним военнослужащим льготы, каких нет у одиноких. И даже сегодня офицеры ощущают, что к неженатым отношение подозрительное с профессиональной точки зрения (не просто из-за того, что их начинают подозревать в гомосексуальности - традиционно бытует мнение, что жена для офицера это обязательный аксессуар, особенно для старшего офицера, поскольку она играет роль хозяйки дома и его спутницы). Но как это ни парадоксально, такая культура поощрения брака вполне может быть причиной более частых разводов и семейных проблем в военной среде.

Недавно исследовательский центр Rand провел опрос, в результате  которого выяснилось, что по сравнению с гражданскими военнослужащие вступают в брак с большим желанием. Но после увольнения со службы отставники разводятся чаще, чем гражданские. «Эти выводы, - говорится в исследовании, - свидетельствуют о том, что армия создает стимулы для вступления в брак… но когда военнослужащие возвращаются к гражданской жизни и лишаются этих стимулов, они чаще расторгаю браки, чем люди невоенные. Отсюда можно сделать вывод о том, что армия поощряет союзы, которые в гражданской среде обычно не перерастают в брак, а следовательно, являются более неустойчивыми после ухода военнослужащих со службы».

В некоторых случаях военнослужащие заключают брак из-за того, что этого от них ждут, и что в связи с ним они получают некое вознаграждение, а не потому что они нашли подходящего партнера. Такие браки предположительно отличаются повышенной непрочностью как до выхода военнослужащего в отставку, так и после. Конечно, невозможно точно узнать, больше ли распространена супружеская неверность в армейских рядах, чем в мире гражданских. Нет нужды говорить о том, что нарушение супружеской верности - это одна из тех вещей, по поводу которой люди лгут. Но даже если оставить в стороне вопрос о браках военных, который видимо вообще не следовало поднимать, то кажется разумным предположить, что адьюльтер больше распространен у военных, нежели у гражданских.


Также по теме: «Фэнтези-лига шалав» - школьники зарабатывали баллы за сексуальные контакты

Военная служба может быть чревата огромной нагрузкой на брак. Военные семьи часто переезжают с места на место, а передислокации частей и командировки могут разделять супругов тысячами километров, причем происходит это из года в год. Подумайте о Дэвиде и Холли Петреус, которые за время своей совместной семейной жизни 23 раза переезжали с места на место и часто разлучались из-за длительных командировок и учений. Это серьезное испытание для любого брака.

Общество в буквальном смысле этого слова выдает военнослужащим лицензию на убийство, по крайней мере, в военное время, и поэтому было бы естественно рассчитывать на то, что получившие такую власть люди будут придерживаться высочайших стандартов и норм поведения. Поэтому супружеская измена наказуема в соответствии с Единым сводом военных законов - и люди по-прежнему теряют из-за этого свою работу. Однако «обычной» измены, как правило, недостаточно, чтобы у военнослужащего появились проблемы с законом. Проблемы появляются лишь тогда, когда имеются свидетельства, что нарушение супружеской верности «причиняет вред установленному порядку и дисциплине в вооруженных силах или может дискредитировать вооруженные силы». Иными словами, если никто не поднимает шум, а прелюбодеяние - это единственный проступок, то наказывать никого не будут. Однако риск присутствует всегда.

Безусловно, есть масса других поступков, причиняющих вред установленному порядку и дисциплине, и способных «дискредитировать вооруженные силы». И свод военных законов предоставляет командирам весьма обширную свободу действий, если они считают, что их подчиненные нарушают установленный порядок, независимо от того, в каком виде это нарушение проявляется. Для офицеров «неподобающее офицеру и джентльмену поведение» является наказуемым по Единому своду военных законов (в категорию «джентльменов» великодушно включили дам). Неизвестно, насколько часто применяются эти положения из свода военных законов после половой неосмотрительности, поскольку военные не ведут учет таких проступков и решений по ним.

Читайте также: Секс и религия


Положения Единого свода военных законов распространяются даже на отставных военных, хотя армия редко берет на себя такие хлопоты и неохотно наказывает отставников. Будут ли у отставного генерала Петреуса нелады с законом? Наверное, нет, если возмущенные крики и вопли по поводу двойных стандартов не заставят военных начать действовать. Почему отставному четырехзвездному генералу должно сходить с рук поведение, которое младшему офицеру или рядовому может грозить понижением, увольнением или денежным вычетом?

Женская проблема


Будет справедливо сказать, что в вооруженных силах до сих пор существует нечто вроде женской проблемы. Хотя большинство должностей в армии сегодня открыты для женщин (исключение составляют некоторые должности, связанные непосредственно с боевыми действиями), они в вооруженных силах по-прежнему составляют лишь незначительное меньшинство (около 15 процентов). А среди старших офицеров их и того меньше (что неудивительно, поскольку сегодняшние старшие офицеры-женщины пришли в армию тогда, когда для дам там вообще было очень мало мест).

Армию по-прежнему постоянно преследуют обвинения в сексуальных домогательствах и посягательствах на изнасилования. Исследования, проведенные Министерством обороны и Управлением по делам ветеранов, показали, что женщины в армии чаще подвергаются посягательствам сексуального характера, чем на гражданке. Опять же, здесь нет ничего удивительного. В армии подавляющее большинство составляют мужчины, и это по-прежнему институт с преобладанием мужского начала. Мужчины там имеют численное преимущество над женщинами, которых почти не видно в этой среде, где почти все старшие офицеры мужского пола.

Также по теме: В шанхайском метро считают, что женщины сами виноваты в домогательствах


Такая же ситуация мужского преобладания распространяется и на домашние дела. В определенном смысле жизнь офицерских семей больше напоминает 1950-е годы, нежели XXI век. Военная жизнь отражается не только на браке, она отражается и на карьерах жен военнослужащих (да, в основном это жены, а не мужья). Нелегко подниматься по карьерной лестнице, когда ты раз в несколько лет переезжаешь с одной военной базы на другую. Один мой знакомый военный вспоминал, как генерал рассказывал младшим офицерам на лекции во время официального учебного мероприятия в сухопутных войсках, что им следует активно отговаривать своих жен от карьеры, потому что делающая карьеру женщина меньше поддерживает своего мужа и менее мобильна. И хотя сейчас в официальных публикациях говорят о «супругах» офицеров, а не о «женах», военные по-прежнему  издают наставления по этикету, в которых пишется о соответствующих формах обращения на протокольных мероприятиях с упором на пол, и о том, как правильно наливать чай и кофе.

Меня беспокоит вот что. Не усложнит ли скандал с Петреусом карьерный рост женщинам? Не труднее ли им будет расти до старших офицерских званий? В армии, как и в гражданском мире, продвижение по службе зачастую связано не только с официальными формами обучения и подготовки, но и с неформальным наставничеством, в ходе которого возникают неофициальные дружественные отношения. Никто и глазом не моргнет, если командир (мужчина) отправится на пробежку или в бар со своим подчиненным (тоже мужчиной). Но сколько старших офицеров-мужчин после скандала с Петреусом отважатся на такое со своими подчиненными-женщинами? Немногие. И хотя такое нежелание рисковать может уменьшить видимость непристойного поведения, оно также уменьшит шансы на то, что женщины будут получать крайне важные для них неформальные советы и рекомендации, которые свободно и неограниченно получают их коллеги-мужчины.


Проблема повального, всеохватывающего сумасшествия?

Я знаю, что большинство военнослужащих стремятся жить в соответствии с армейскими ценностями: преданность, долг, уважение, самоотверженное служение, честь, добропорядочность и личное мужество. У каждого вида вооруженных сил - свое кредо, свои символы, но основные ценности у военных одинаковы, и каждый день подавляющее большинство тех двух с половиной миллионов мужчин и женщин, из которых состоит наша армия, делают все возможное, чтобы быть достойными этих ценностей.

Читайте также: Для республиканцев женщина - просто сумма частей тела

Однако те поступки, в совершении которых обвиняют генерала Петреуса и генерала Джона Аллена, вряд ли можно назвать олицетворением таких ценностей. И меня здесь тревожит не только супружеская неверность - реальная или мнимая. Я готова списать ее на обычную человеческую слабость. Обменивался ли генерал Аллен рискованными посланиями с Келли? Может быть, но мне это безразлично. А что касается генерала Петреуса, то когда одинокий, женатый и уже немолодой мужчина, у которого тяжелая, полная стрессов работа, падает в кровать (или под стол) с привлекательной и обожающей его молодой женщиной, то это можно понять (хотя оправдать - вряд ли) - и стране не должно быть до этого никакого дела.

Менее доброжелательной и снисходительной меня заставляет быть эта неожиданно выплывшая на свет история о весьма близких и тесных отношениях между нуворишами Тампы и военачальниками из Центрального командования. Пожалуй, сердцу не прикажешь - но почему Петреус и Аллен все свое свободное время проводили на роскошных приемах, устраиваемых высшим обществом Тампы? Кто сказал Келли, что она может объявить себя координатором «общественных связей» с Центркомом? Почему ни у кого в Центральном командовании не вызвал тревогу тот факт, что Келли и ее родственники погрязли в многочисленных судебных разбирательствах по обвинению в мошенничестве и задолженностях? Кто назначил 37-летнюю Келли «почетным послом», помогающим налаживать отношения  между высшим командованием Центркома и «государственными чиновниками из ближневосточных стран»?

Да, и кто убедил двух высокопоставленных американских генералов ввязаться в это грязное дело об опеке над ребенком сестры-двойняшки Келли Натали Хавам (Natalie Khawam)? Что заставило их посылать рекомендательные письма в защиту Хавам судье, объявившему даму «психологически неустойчивым» составителем «сенсационных обвинений… настолько многочисленных, странных и извращенных, что они противоречат здравому смыслу и чувству реальности»?

Также по теме: Женщина воспринимается как сексуальный объект

Не это ли поведение, которое «может дискредитировать вооруженные силы»?

Естественно, никто пока не знает, что здесь правда, а что ложь, и что еще скрывается под многочисленными коврами и камнями. Но на сегодня известно уже достаточно, чтобы начать задавать серьезные вопросы о нравственности ряда высокопоставленных военачальников и их умении правильно разбираться в людях. Были ли там на самом деле злоупотребления, протекционизм и непристойное поведение? Это непонятно, но признаки непристойного поведения - налицо, хотя мы могли бы ждать большего от высоких военных начальников Америки, имеющих немало заслуг и наград.

Безусловно, военнослужащие ждут от них большего. Я порасспрашивала своих знакомых из военной среды, и поняла, что их чувства - это шок, отвращение и ощущение предательства. «Прогнило что-то в Датском королевстве, - сказал мне один офицер.  - Нас поимели. У этих парней вся грудь в орденах, и они учат нас военным ценностям. Но посмотрите - что, черт возьми, они делают?»

Есть ли у военных проблема репутации в глазах общественности?

Какой бы ни была реакция в военной среде, как эти разоблачения отразятся на репутации армии в глазах общественности? Не запятнают ли они ее? После терактов 11 сентября армия стала тем институтом, которому в стране доверяют больше всего. Американцы возвели военных на такой высокий пьедестал, что сейчас критиковать военных для гражданских лиц считается едва ли не святотатством. Но нет никакой гарантии, что все так и останется. Все зависит от масштабов гниения.

Если дело Петреуса-Бродуэлл-Келли-Аллена - это отклонение от нормы, то американцы простят и забудут: после двух десятилетий войны большинство людей готовы давать военным определенные послабления.

Но если окажется, что последние разоблачения - это лишь верхушка айсберга, если разгребатели грязи, средства массовой информации и расследования Конгресса дадут вереницу аналогичных историй с участием других высокопоставленных военных, то терпение общества истощится, причем - очень быстро. И то обстоятельство, что армии в Америке доверяют больше всего, военным не очень поможет. Нас гораздо больше приводят в смятение те, кто обманывает наше доверие, чем плохое поведение тех, кому мы никогда не доверяли. Классический пример тому - сексуальные скандалы с педофилами из католического духовенства.

Чем выше взлетаешь, тем больнее падать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.