Перевод  предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Есть два способа, позволяющих оценить степень успеха операции «Облачный столп» - точечный, локализованный и общий, всеобъемлющий. Начало операции было в высшей степени профессиональным. Разведка, планирование, выполнение, контроль. За это Армия обороны Израиля и другие службы системы безопасности достойны самой высокой оценки. Совместная работа генерального штаба, военной разведки (АМАН), командования Южного округа ЦАХАЛа, ВВС и ШАБАКа была исключительно успешной.

Однако, несмотря на важность этой части операции, судить по ней о ситуации в целом нельзя. План сербской разведки, который был осуществлен боснийским студентом Гаврилой Принципом, убившим австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, был реализован блестяще. Но после этого инцидента разразилась Первая мировая война, которая разрушила старый миропорядок. Этого никто не ожидал. Операция прошла успешно, мир умер.

Израиль избегает базовых, основополагающих решений. Израиль хочет только одного - выиграть время. Чтобы затем это время растратить впустую. Вот и на этот раз, как в прошлом, как и четыре года назад, Израиль отобрал у ХАМАСа и его партнеров не пистолет, а лишь магазин с патронами. Когда заявленная цель операции – временное затишье, но при этом достигнутое затишье не используется для продвижения политического процесса, результат один – усиление врага. В следующий раз нам придется столкнуться с еще более сильным врагом, обладающим большими, чем ранее, возможностями, умеющим стрелять на более дальние расстояния. Каждая израильская операция приводит к обнулению счетчика. К очередной эскалации конфликта тариф повышается.

Не следует пренебрегать фактом запуска ракет по Тель-Авиву и Иерусалиму. Со времени Войны за Независимость 1948 года ни одно арабское государство (за исключением Ирака в 1991 году) не посмело сделать то, что позволили себе палестинские группировки – ХАМАС и Исламский Джихад. За исключением единственного иорданского снаряда, разорвавшегося на площади Масарика во время Шестидневной войны 1967 года, несмотря на атаки с воздуха и артиллерийский обстрел Израиля, а также угрозы египетского президента Насера выпустить ракеты по израильской территорри «к югу от Бейрута»,  Тель-Авив, символ еврейского государства, всегда оставался вне досягаемости вражеских обстрелов.  И вот, пожалуйства, то, что Насер хотел, в Саддам сумел сделать, выполнили палестинцы, преодолевшие психологический барьер и опирающиеся на помощь Ирана, Сирии и Ливана.  В соревновании израильских врагов они сумели обойти даже Хизбаллу образца 2006-го года.

Неважно, где упала ракета  - в море или на суше, в парке или на берегу. Важно, с психологической точки зрения, то, что воображаемый барьер преодолен. А в любой войне на истощение (каковой является противостояние израильтян и палестинцев) психологический аспект крайне важен, особенно для населения, которое охвачено отчаянием.  Поэтому с точки зрения палестинских фанатиков и тех, кто их поддерживает, есть на что надеяться в будущем. Надеяться – на более точное, более изощренное оружие, на более смертельные боеголовки, может быть, даже на химическое и биологическое оружие.

Расширение территории обстрела до Гуш-Дана и Иерусалима, согласно израильской армейской терминологии, является прорывом границы. Отныне будет необходим иной расклад. Еще больше систем «Железный купол», еще больший оборонный бюджет (или еще большая зависимость от американской помощи). А до тех пор, пока новые программы будут реализованы, израильскому руководству придется решить тяжелейшую дилемму – кого из граждан предпочесть, а кого оставить на произвол судьбы.

Военные операции, направленные на ликвидацию командиров враждебных группировок, оправданы, но бесплодны. До тех пор, пока они оторваны от более широкого национального контекста, не привязаны к решению национальной задачи.  Израиль отказывается определить – для самого себя – в каком направлении он намерен двигаться дальше. Поэтому он движется по изнурительной спирали, всякий раз возвращаясь на одно и то же место.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.