Перевод  предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Ахмед Джабари был подрядчиком, которому было поручено заботиться о безопасности Израиля в Газе. Эта фраза может показаться более, чем странной, поскольку вот уже второй день мы слышим о «супертеррористе», «начальнике генштаба исламского террора», «нашем Бин-Ладене». Но такова была реальность в последние пять с половиной лет. Израиль требовал от ХАМАСа соблюдать договоренность о прекращении огня на юге страны и следить за тем, чтобы эту договоренность соблюдали также и различные вооруженные группировки, действующие в секторе. Человеком которому было поручено заботиться о реализации этого соглашения, был Ахмед Джабари.

В обмен на поддержание затишья в сфере безопасности (которое никогда не было идеальным) Израиль финансировал режим ХАМАСа, отправляя банкам Газы шекелевую наличность в бронированных грузовиках, предоставляя различные услуги в области инфраструктуры и здравоохранения жителям сектора. Джабари был также израильским партнером в переговорах об обмене Гилада Шалита – именно он заботился о том, чтобы физическое состояние пленного солдата было приемлемым. Он отвечал за возвращение Шалита домой прошлой осенью.

Ликвидация Джабари войдет в историю как еще одна показательная военная операция, которую уходящее в отставку правительство организовало в канун парламентских выборов. То, что профессор Ягиль Леви назвал «разжиганием конфликта в качестве стратегии внутриполитического контроля»: внешний конфликт помогает правительству укрепить свои позиции внутри страны, поскольку общество становится сплоченным и поддерживает армию, а проблемы экономики и социальной сферы отходят на задний план.

Этот рецепт хорошо знаком с 1955 года, когда Бен-Гурион вернулся из своей добровольной ссылки в Сде Бокер и направил ЦАХАЛ на выполнение операции против палестинских боевиков из Газы. Партия МАПАЙ победила на выборах (Эхуд Барак с нежностью вспоминал этот период, выступая на прошлой неделе перед участниками вечера памяти Моше Даяна). С тех пор и до нынешнего дня, как только правящая партия чувствует угрозу, исходящую от избирателей, она с легкостью нажимает на спусковой крючок.

Примеры известны:  запуск ракеты «Шавит-2» летом 1961 года, в разгар политического сканадала, связанного с делом Леванона; бомбежка иракского реактора в 1981 году; операция «Гроздья гнева» в Ливане в 1996 году; операция «Литой свинец» в Газе в канун парламентских выборов 2009 года. В двух последних случаях военная операция не помогла правящим партиям (Аводе и Кадиме), они потерпели поражение.

Историки спорят, следует ли внести в этот список и Войну Судного дня, которая разразилась в канун выборов 1973 года. Арабы начали тогда войну первыми, однако их решение вступить в войну было принято на фоне радикализации политических позиций правительства Голды Меир, которая отклонила предложение о мире египетского президента Анвара Садата и объявила о расширении поселений на Синайском полуострове. Так, например, считают историки, профессор Моти Голани и Шошана Ишуни-Бэри.

Нынешняя операция «Облачный столп» относится к этой категории. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху заинтересован в нейтрализации любого потенциального соперника. Министр обороны Эхуд Барак сражается за то, чтобы его партия преодолела электоральный барьер. Война с  ХАМАСом окончательно уберет с политической сцены колеблющегося Ольмерта, сторонники которого ождидали от него сообщения о выдвижении своей кандидатуры. Эта война ликвидирует социально-экономическую повестку дня, которая выгодна партии Авода под руководством Шели Яхимович. Когда грохочут пушки, зрители видят на экранах только Нетаньяху и Барака. А все остальные политики обязаны им аплодировать.

Политический результат этой операции станет понятен 22 января.  Стратегические последствия будут намного сложнее. Израиль будет вынужден найти нового подрядчика, который сменит Джабари в качестве охранника южной границы, и предпринять усилия для того, чтобы мирный договор с Египтом, возглавляемым Братьями Мусульманами, патронами ХАМАСа, окончательно не развалился. Это непростые задачи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.