Недавно возникло общественное движение, в рамках которого объединились ученые, философы, специалисты по этике и юристы, выступающие в поддержку идеи о том, что некоторые животные являются личностями, а следовательно, заслуживают такой же правовой защиты, как и человек. Из-за их усилий сегодня подвергаются сомнениям традиционные представления о личности и индивидуальности, поскольку  они утверждают, что люди - не единственные личности на нашей планете. Так что же такое личность? Мы побеседовали с двумя специалистами, чтобы это выяснить.


Во-первых, мы поговорили со старшим преподавателем нейробиологии из университета Эмори и научным директором проекта по защите прав животных (не путать с программой Института новой этики и технологий по защите прав личностей, не относящихся к людям, которую я основал и где председательствую) Лори Марино (Lori Marino). Во-вторых,  с научным сотрудником и преподавателем из университета Буффало Джоном Шуком (John Shook), который работает в рамках магистерской программы педагогического образования по науке и обществоведению.

Из бесед с этими людьми стало понятно, что должно пройти какое-то время, прежде чем мы придем к единому мнению о том, что такое личность. Но уже теперь становится ясно, что многие животные гораздо умнее и сознательнее, чем считалось прежде. И это наверняка поколеблет наши представления об их правовом и нравственном статусе.

Читайте также: Могут ли домашние животные спасти от инфаркта?

Что мы за существа

Лори Марино в рамках своей работы над проектом по защите прав животных пытается обеспечить правовую защиту некоторым подгруппам животных. У нее есть целый перечень необычайно разумных и похожих на человека животных, в который вошли все большие человекообразные обезьяны (такие, как бонобо и шимпанзе), слоны, китообразные (куда входят и дельфины, и киты) и даже некоторые птицы.

Та правовая защита, о которой говорит Марино, - это не какие-то там заурядные законы о благополучии животных. Она ведет речь о своде законов, которые будет защищать любую личность, включая человека.

Если и когда такие законы будут приняты, личности из животного мира, не относящиеся к людям, окажутся под защитой от пыток, экспериментов, рабства, ограничения свободы (в зоопарках и водных парках) и угрозы смерти не от естественных причин (таких, как охота и откровенное убийство). По сути дела, то, что вы не делаете с человеком, вы не должны будете делать и с животным, которое является личностью, но к человечеству не относится.

При этом, кому-то может показаться странным то, что к животным мы должны относиться как к личностям.


«Мы привыкли думать о личности как о человеке и только как о человеке, - рассказывает Марино. – Но быть человеком значит принадлежать к определенному биологическому виду. С другой стороны, личность характеризует нас как живых существ».

Также по теме: В память о собаках на борту Титаника


Оттенки значения или наука?

Не всем нравится эта идея. Такие критики, как Джон Шук, заявляют, что попытки превратить животных в личностей ошибочны, и что в них нет никакой необходимости.

«Животное не может быть личностью, ибо оно в принципе не является  существом, способным к взаимному признанию равных нравственных ценностей и чувства собственного достоинства», - говорит Шук.

Он утверждает, что признание животных личностями недостаточно для того, чтобы отнести их к этой категории. «Такое признание должно быть взаимным, возвращаемым в равной мере, - говорит Шук. – И речь здесь - не только об общественном инстинкте».

Он указывает на то, что многие животные высоко социальны, и что очень легко обнаружить родственные связи и тесные узы дружбы между человеком и животным. «Однако общительности недостаточно для личностного участия», - говорит Шук.

Его главный аргумент состоит в том, что личности существуют вместе в социуме, или в обществе, где есть взаимное признание. А поскольку  животные не понимают, что значит участвовать в общественном договоре, считать их личностями нельзя.

Но наука начинает менять такие представления.

В этом году группа известных ученых подписала Кембриджскую декларацию о сознании, в которой выражена поддержка идеи о том, что многие животные обладают сознанием – так же, как и люди. Остальное общество, заявили они, должно взять это себе на заметку и вести себя соответственно.

Читайте также: Признание страха помогает его преодолеть

Марино и другие ученые все чаще прибегают к данным науки, чтобы показать, что принадлежность к категории личности подразумевает не только способность животного участвовать в общественном договоре, но и нечто, основанное на их познавательных способностях. Именно этой идеей Марино руководствуется в своей работе.

«Я стала научным директором проекта по защите прав животных, не относящихся к людям, по очень важной причине, - говорит она. – Существует мощная доказательная база в поддержку усилий по правовому признанию животных личностями. И я искренне верю в то, что другие животные должны обрести статус личности в законе, если ситуация для них существенно изменится».

В этих целях Марино поддерживает такие усилия, как подписание в текущем году Декларации о правах китообразных Американской ассоциацией содействия развитию науки. 


Как отмечает Марино, философские представления о личности - это хорошо, но, чтобы по-настоящему защитить основные права животных, им следует предоставить правовой статус личности. «По состоянию на сегодняшний день ни у одного животного нет такого правового статуса – все они считаются собственностью, - говорит она. – И хотя существуют законы о жестоком обращении с животными, они больше ориентированы на человека, а не на настоящих жертв жестокости, какими являются животные».

Более того, отмечает Марино, если предоставить некоторым животным статус личности, это изменит умонастроения в обществе по поводу других животных. «Придание правового статуса личности африканским рабам изменило представления и взгляды на них, а со временем позволило предоставить им статус свободной личности. Мне кажется, то же самое произойдет и с другими животными, - говорит Марино. – Я думаю, права животных - это новый рубеж в области прав. Подобно тому, как мы смотрим сегодня на рабство, по прошествии времени мы будем оглядываться на то, как обращались с животными, и чувствовать глубокий стыд».


Также по теме: Натянутая улыбка помогает в борьбе со стрессом


Борьба за определение понятия личность

Непосредственной проблемой для защитников личности животных стало формальное определение понятия личность. Это непростая задача. Человека называют личностью автоматически, и в результате этого мы никогда не давали этому понятию точное официальное определение. Даже в ходе дебатов об абортах урегулировать данный вопрос не удалось. О личности говорят тогда, когда зародыш жизнеспособен вне материнской утробы. Но такой принцип не очень-то помогает.

Однако изменения претерпевает представление о том, что личность - это нечто врожденное, имеющееся у существа благодаря принадлежности к виду, или зависящее от социально-политических контактов. Но скорее всего, личность появляется в силу присутствия у нее определенных психологических и эмоционально-когнитивных способностей.

Более успешную попытку дать определение личности предпринял биоэтик Джозеф Флетчер (Joseph Fletcher), представивший список из 15-ти «позитивных предположений». К признакам личности он относит самосознание, самоконтроль, минимальный уровень рассудка, чувство времени (включая понимание прошлого и будущего), заботу о других, любознательность и так далее.

Список Флетчера весьма неоднозначен. Согласно его критериям, личность, постоянно находящаяся в вегетативном состоянии без мозговой деятельности, не может считаться таковой. В то же время,  некоторых животных следует считать личностями. О списке Флетчера можно сказать иначе: не все люди - личности, и не все личности - люди.

Читайте также: Мужчины и женщины действительно видят мир по-разному

Следующая проблема для ученых и биоэтиков заключается в доказательстве того, что животные обладают такими способностями. Но как признают подписавшие кембриджскую декларацию ученые, сейчас появляется колоссальное количество данных, подтверждающих идею о том, что животные так же сознательны, как и люди.

«Доказательства указывают на то, что не являющиеся людьми животные обладают нейроанатомическим, нейрохимическим и нейрофизиологическим субстратом сознания, а также имеют способность демонстрировать преднамеренное поведение», - написали они в декларации.

С другой стороны, Шук возражает против того, что дать определение личности можно при помощи набора критериев. «Здесь есть проблема, - говорит он. – Любой критерий, способный включить в категорию личности всех людей, также включит в нее слишком много существ, стоящих ниже животных». Его беспокоит то, что это слишком скользкая дорожка, идя по которой, личностями придется считать даже червей, лягушек и крыс, если критерии отбора личности будут слишком либеральными.

«Та же самая логическая дилемма возникает для любой схожей категории «обладателя прав», - говорит Шук. – Заявление о том, что личностью может быть не только человек, но также лошадь или лиса, вызовет огромный скандал и споры, а также острую борьбу с гуманизмом, к которой вы будете не готовы».

К счастью, говорит Шук, нет необходимости даровать кому-то статус личности или использовать универсальный либерализм для раздачи прав существам. «Патерналистские права - это подлинные права и права довольно мощные – такие права полис может защищать столь же яростно, как и равные гражданские и политические права».

Также по теме: Психологи - Почему нас очаровывают суперзлодеи?

Это то, что делает мозг


Но Марино не уверена, что таких «патерналистских прав» будет достаточно. Более того, ее собственное определение личности - гораздо менее строгое, чем у Флетчера и у прочих теоретиков концепции личности.

«Мое определение личности сугубо практическое, определяемое контекстом, - говорит она. – Я вижу здесь не только черные и белые цвета. В большей степени это вопрос о влиянии существующих доказательств на наши усилия».

Она согласна с тем, что огромное количество научных доказательств указывает на наличие у многих видов, таких, как китообразные, большие человекообразные обезьяны, слоны и некоторые птицы, базовых характеристик, говорящих о том, что и эти представители фауны являются личностями. Но Марино идет еще дальше.


«Лично я рассматриваю всех животных с мозгом в качестве личностей, -  говорит она. – Они - не люди, но они - личности. Но что касается нашего проекта, то здесь мы хотим, чтобы правовое определение давала наука».

Марино не верит в наличие в природе четко обозначенной линии, отделяющей животных с сознанием от животных без сознания. «С нейроанатомической точки зрения разумно согласиться с тем, что все животные с центральной нервной системой обладают сознанием, - говорит она. - Это то, что делает мозг для выживания – он дает животному возможность обрабатывать информацию и реагировать соответствующим образом. И это верно всегда, независимо от того, слизень вы или шимпанзе».

Она согласна с тем, что эмпирические данные свидетельствуют о наличии различий между видами. «Некоторые сразу узнают себя в зеркале, а другие этого просто не понимают», - отмечает она. Но если посмотреть на полный набор данных в литературе, утверждает Марино, они покажут, что сознание - это явление, которое можно измерить.

«У некоторых животных уровень сознания более сложный и высокий, чем у других, - говорит она. – Но все они обладают сознанием».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.