В здоровой стране, в здоровом обществе поступать по закону должно быть просто, а нарушать закон — трудно. Однако сечас мы видим противоположную картину: поступать правильно трудно, а нарушать закон — легко. Молодым людям, вступающим во взрослую жизнь, не просто тяжело сохранять нравственную чистоту - им приходится заранее от нее отказываться. Содействовать ворам и коррупционерам, терпеть существование преступных сил или идти с ними на компромисс оказывается выгодно и удобно.


В ходе проведения реформ Китай должен идти по своему собственному пути


Тема реформ в Китае вновь выходит на первый план. О реформах говорят все больше, и неудивительно, что люди начинают возлагать на реформы надежды, смотреть в будущее с воодушевлением и оптимизмом. Я же далека как от воодушевления, так и от оптимизма. Напротив, я считаю, что пока для них нет достаточных оснований. Сейчас нам нужно найти свой «китайский путь». Наша страна все время находится в движении, она не может замереть на месте, но стоит нам пойти вперед, а не назад, как реформы политического строя не избежать. Еще один парадокс: мы защищаем социалистические идеи, отвергая так называемый «капиталистический демократизм» и стоящие за ним общечеловеческие ценности, и обосновываем это тем, что «социалистический демократизм» более справедлив и наделяет людей более широкими правами. Однако что мы видим в стране? Разгул коррупции, огромный разрыв между доходами богатых и бедных, недостаточная степень социальной защищенности, катастрофы, то и дело происходящие из-за ужасных условий работы, яркий контраст между пышностью официальных зданий и резиденций чиновников и маленьких комнатушек, в которых ютятся обычные люди. Таких примеров вопиющей несправедливости мы знаем очень много, такое и в капиталистической-то стране нечасто увидишь. Есть и те, кто оправдывают чудовищную эксплуатацию, говоря, что это всего лишь ранний период в развитии капитализма, неизбежный период создания первоначальных накоплений. Вспомним слова Гу Яньу (выдающийся философ, конфуцианец и патриот 17 века — прим. пер.): «сохранение государства — забота властителей и чиновников, сохранение родины — ответственность каждого». И сейчас ответственность за будущее страны должна взять на себя интеллектуальная прослойка. Нельзя допустить крушения всей системы моральных ценностей. И важно понимать, что говорить сейчас о «социализме» или «капитализме» просто смешно. В действительности в нашей стране бюрократический капитализм и транснациональный капитализм идут рука об руку, вместе уничтожая рабочий класс.

Читайте также: Власти Китая заговорили о коррупции

Возвращаясь к теме реформ, начать нам следует с реформирования курса «государство превыше всего», причем отправной точкой будет создание аппарата народного контроля над системой госуправления. Голоса в правительстве и в народе, с каждым днем все громче говорящие о необходимости изменений, твердят на самом деле именно об этом. И, так сказать, «обитатели дворцовых палат», «сильные мира сего», понимают это даже лучше, нежели «простолюдины мира рек и озер». Разрешать говорить или нет? Насколько свободно можно выражать свое мнение? На самом деле, даже найдя ответы на эти вопросы, сути проблемы не решить. Я убеждена, что сейчас куда важнее получить право действовать, а не говорить. Во-вторых, надо реформировать сектор общественных, государственных финансов. Мы формируем его на средства простых людей, а потом тратим эти средства на них же — почему же тогда не вернуть сферу государственных финансов простым китайцам? Они всего лишь хотят достойно жить и обладать равными с другими людьми гражданскими правами.

Раньше говорили: «перемены — быстрая смерть, отсутствие перемен — медленная», но тут очень важно четко понимать, о какой смерти идет речь. Вновь вспомним слова Гу Яньу, сказавшего, что хотя династия Мин и императорский род Чжу пали, китайский народ отнюдь не погиб. Спасать нам нужно именно народ, что значит, в том числе, не допустить разложения его духа. Именно поэтому на меня такое сильное впечатление произвела теория социального разложения Сунь Липина. Больше всего я боюсь именно такого исхода: полного социального разложения, полного духовного падения. И именно поэтому нам надо поменьше «смотреть наверх», и побольше «смотреть вниз». Что я имею в виду? Мы часто «видим соринку в чужом глазу», осуждая или критикуя действия вышестоящих, выдвигая свое мнение по каждому вопросу, однако в действительности будущее страны зависит не от горстки людей, ответственных за принятие решений, а от всего народа. Именно поэтому я и говорю, что нам надо «смотреть вниз».


Также по теме: Красный Китай прочно держит власть в своих руках

Избиения, погромы и грабежи, прошедшие недавно под эгидой любви к Отечеству, отлично показали, во-первых, степень недовольства, а во-вторых, культурный уровень народных масс, выявили истинную суть дела. То, что я увидела в те дни, меня очень сильно удручило. Вспомним собственную историю. Кажется, будто сверху у нас снова императрица Цыси, а снизу — войска ихэтуаней (отряды патриотов, начинавших с идей борьбы с иностранцами и закончивших грабежами, погромами и резней — прим. пер.) Подобные настроения не могут не вызвать в стране духовного упадка. И я сейчас отнюдь не выступаю в защиту толерантности. Я просто считаю, что бывает время, когда силой ничего решить нельзя, и тогда компромисс становится необходимостью. Конечно, сейчас Китай предпринимает активные действия, стараясь улучшить свое международное положение, расширить сферу влияния своей «мягкой силы». Огромные средства, собранные силами налогоплательщиков, были потрачены на организацию Олимпиады и ЭКСПО, открытие многочисленных Институтов Конфуция. В действительности все это не может полностью скрыть от внешних наблюдателей такие негативные стороны китайской жизни, как характерную для Китая коррупцию, низкие позиции китайских чиновников в мировом рейтинге честности, недостаток в обществе моральных ориентиров и так далее.

Из-за того, что в Китае есть своя специфика, свои яркие национальные особенности, мы не можем просто взять и безо всяких изменений перенести западный опыт на китайскую почву, нет, это вызвало бы катастрофу. Много ли вы знаете либералов, которые выступали бы за прямой перенос западного опыта на китайскую действительность? Я, например, немного. В своей массе люди выбирают путь постепенных преобразований, а не кричат на всех углах о революции.

Читайте также: В Китае Google полностью блокирован


Проблему с коррупцией надо решать правовым путем

Коррупция существовала всегда, во все времена. Сама по себе она не страшна, страшно лишь, когда коррупция охватывает собой все общество, и нам сейчас надо справиться именно с этой угрозой — разложением всего общества. В прошлом уже была ситуация, когда правительственные круги Гоминьдана были охвачены коррупцией, но тогда сферы науки, культуры, информационное пространство и индустрия оставались незараженными. Сегодня же коррупция затронула все сферы, и ужаснее всего то, что мы с малых ногтей привыкаем к этому: если мама не даст учителю маленький подарочек, то учитель будет ко мне плохо относиться. Мы сейчас много говорим о честности и справедливости, об их недостатке в современном обществе, но как вы думаете, если мы спросим сегодняшних малышей, первоклассников или даже учеников средней школы, скажут ли они, что такие «подарки» — это плохо? Боюсь, что они лишь покачают головой. Для них это норма, и вот такой взгляд на вещи и есть как раз самое страшное.

И еще. Коррупция существует в любой стране. Однако в Китае простые труженики получают лишь ничтожную долю богатств страны. От Америки Китай отличает, в том числе, и то, что поскольку раньше из-за резкого недостатка материальных ресурсов страна существовала в условиях крайней нищеты, то для людей, живущих на зарплату, даже этих крох было достаточно, чтобы значительно поднять уровень своей жизни. Все это в таком виде просуществовало вплоть до наших дней, и система кое-как, но работала. Но поскольку привилегированные слои общества своей долей делиться не готовы, то единственным путем увеличения куска «пирога», достающегося простым труженикам, было бесконечное наращивание размеров этого самого пирога. Однако долго так продолжаться не может.

Также по теме: Китай и США - страны с высокими показателями неравенства

Если в вопросе борьбы с коррупцией мы не сможем связать закон и власть в единой системе сдержек и противовесов, то у нас нет будущего. И если мы не сможем создать систему общественного контроля, не дадим свободу общественному мнению, то коррупцию не победить. Сейчас власть чиновников слишком велика, это надо изменить. Но для эффективного проведения политики реформ и открытости нам нужно искоренить в нашем мышлении «принцип двух абсолютов» (политический принцип времен «культурной революции», согласно которому нужно было безоговорочно защищать абсолютно все решения и неизменно соблюдать абсолютно все указания Мао Цзэдуна — прим. пер.). Все эти дебаты о критериях истины сыграли в формировании мышления современного человека огромную роль, они были своего рода культурными и интеллектуальными прорывами, однако тема себя отнюдь не исчерпала, поскольку в дальнейшем мы, по факту, снова вернулись к «принципу двух абсолютов». Для того чтобы вырваться за пределы каких-либо искусственных идеологических барьеров, необходимо обладать определенной свободой мышления, в этом как раз и заключается важность мыслительной деятельности и культуры. Однако все это не значит, что реформа государственного строя — не самая важная проблема, потому что на данный момент эти реформы нужны нам как воздух. Сегодня мы сталкиваемся уже не просто с идеологическими проблемами, как это было на начальном этапе проведения реформ (возьмем для примера хоть то, что марксизм осуждал наемный труд, называя его эксплуатацией), а с проблемой привилегированного положения чиновничьего класса. Хорошо понимающие себя люди твердо знают, что хорошо, а что плохо, поэтому столкнувшись с проблемой существования многих различных групп интересов, мы должны полагаться на этих людей и проводить реформы снизу вверх.

Читайте также: Как в Китае относятся к неудачам

Мне кажется, что сейчас китайское общество начало становиться более зрелым. Этот процесс идет сам по себе, кое-как, вкривь и вкось, может быть, не самым здоровым образом, но у людей появляется правосознание, своего рода ряд неписаных правил. Мне это кажется совершенно невероятным: где бы ты ни натолкнулся на такие правила, если ты их нарушаешь, то тут же становишься в глазах людей преступником, каким бы добрым не было твое намерение. Я считаю, что повышение культурного уровня и распространение этого мышления, этого нового мышления, этой свободы мысли, чрезвычайно важны. И это должно стать ответственной задачей каждого носителя такого мышления, особенно учителей, находящихся в еще более удобном и ответственном положении: их долг — передавать знания и развеивать сомнения учеников, помогать им видеть историю Китая такой, какая она есть на самом деле.


Для нормального функционирования рыночной экономики необходимо равенство в правах

Если говорить об экономике, то каковы наши цели? Если мы просто ориентируемся на рост ВВП, или заботимся о росте международного престижа и создании блистающего фасада «процветающей великой державы», то политика «все для укрепления престижа страны», «все для укрепления престижа провинций» или даже «все для укрепления престижа уездов» оказывается вполне эффективной. Однако большую часть ВВП создают сейчас махинации с недвижимостью, а отнюдь не высокотехнологичные инновации. Основной источник доходов для местного самоуправления — продажа земли. Если же действительно поставить в центр системы человека, то придется признать, что помимо потребности в утолении голода у людей есть и духовные, интеллектуальные потребности. Если помимо кратковременных показателей ВВП мы возьмем в качестве ориентира еще и долгосрочные перспективы культурного развития китайского народа, то придется согласиться, что пришло время отказаться от таких принятых сейчас моделей развития как «ловить рыбу, высушив пруд» и «утолять жажду отравленным вином». Китай находится сейчас на перепутье.

Также по теме: Дипломированные специалисты уезжают из Китая

Для существования здоровой рыночной системы необходимо, чтобы у всех участников рынка были равные права: только это гарантирует честную конкуренцию. Также для ее существования необходима реально работающая правовая система, чтобы устанавливать правила игры и следить за их исполнением, и все это — на фоне демократии, а не самовластия. Да, и без всякой демократии рыночная система может в краткосрочной перспективе добиваться значительных успехов, однако в долгосрочной перспективе деспотизм власти обязательно начнет тормозить рост экономики. Помимо этого важно понимать, что рынок не всесилен, и что наряду с правилами «естественного отбора» в нем существует «закон джунглей», порождающий неравенство. При этом любой нормальный государственный строй должен защищать и поощрять «естественный отбор», и в то же время сдерживать или компенсировать «закон джунглей».

Существующая на данный момент система общественного распределения труда — отнюдь не дитя свободной рыночной конкуренции. Это форма социальной несправедливости, порожденная злоупотреблением властью и отсутствием гарантий соблюдения основных прав человека. И если в США правительство в значительной степени зависит от финансовых магнатов с Уолл-стрит, то китайское правительство — само по себе магнат, то есть самый крупный капиталист и заинтересованная группа. Если смотреть с этой точки зрения, то реформа политического строя — вопрос жизни и смерти, но по тем же самым причинам, что делают ее столь важной, она становится крайне трудноосуществимой. Есть еще один момент. Для Китая, как и для Америки, глобализация оказалось крайне выгодной, однако распределение полученных благ происходит совершенно несправедливо: подавляющее число денежных средств оседает в карманах представителей привилегированного чиновничьего класса и олигархии, в то время как массы простых тружеников получают лишь маленький кусочек «пирога». Однако тут, как я уже писала, есть и то, что отличает нас от США. Поскольку в прошлом народные массы Китая пребывали в полной нищете при полном отсутствии каких-либо прав, это упростило создание подобной несправедливой системы распределения, поскольку вплоть до сегодняшнего дня для большинства китайцев с малым уровнем дохода даже эти крохи представляют возможность улучшить условия своей жизни.

Читайте также: Sina Weibo - зачем в Китае вспомнили о Сталине

Сейчас звучат голоса многих предпринимателей, говорящих, что недостаточно печься лишь о ВВП, есть и те, кто считает, что лучше всего немного замедлить продвижение вперед и как следует отрегулировать то, что мы уже имеем, так почему бы так не сделать? Причина в том, что для подавляющего большинства фракций, представляющих свои собственные экономические интересы, бесконечное увеличение размера «пирога» — единственный способ оставлять хотя бы крохи для простых тружеников, удерживая их тем самым от бунта. А вероятность того, что группы интересов будут готовы урезать свою долю, чтобы поделиться с народом, совсем невелика.

Вплоть до сегодняшнего дня простым людям все же что-то перепадало, но скоро они лишатся и этого. Во-первых, это обусловлено изменениями в международной обстановке, например, сокращением международного рынка: здесь все понятно, поэтому не буду детально объяснять. Второй фактор — приход на рынок трудоустройства нового поколения людей. И тут есть два момента. Во-первых, из-за все более жесткой конкуренции в борьбе за места устроиться на работу становится все тяжелее и тяжелее. Во-вторых, требования и ожидания людей становятся все выше и выше. И нельзя сказать, что подобное повышение требований нерационально. Работники нового поколения просто не собираются терпеть те ужасные условия, в которых приходилось работать их предшественникам. Неравенство в правах создает неравенство в распределении богатств, причем несправедливо распределенными оказываются как материальные, так и духовные богатства. Это важнейшая проблема, которая стоит сейчас перед Китаем. Подобная несправедливость в обязательном порядке влечет за собой социальную нестабильность, потому что «кто обижен, тот ропщет».

Также по теме: Китай на распутье между рынком и Мао


И самое последнее. В здоровой стране, в здоровом обществе поступать по закону должно быть просто, а нарушать закон — трудно. Система должна работать так, чтобы в большинстве случаев хороший человек получал свою награду, а плохой человек — соответствующее наказание. Только так сердца людей обратятся к добру, а идеи истины и справедливости смогут развернуться во всем своем блеске. В краткосрочной перспективе, если правительству будут доверять, то и в обществе будет стабильность. В долгосрочной же перспективе необходимо возрождать национальный дух, развивать лучшие стороны нации. Это и есть тот самый путь к долговременному порядку и долгосрочной стабильности, а также, в современных условиях переходного периода, когда противоречия возникают одно за другим, еще и надежда на то, что удастся избежать большой смуты и осуществить мирный переход к новому Китаю.

Однако мы видим сейчас противоположную картину: поступать правильно трудно, а нарушать закон — легко. Пусть даже чиновники и простые люди вкладывают сейчас массу сил, стараясь делать добрые дела и продвигать идеи бескорыстной помощи; пусть они вместе пытаются помогать социально незащищенным слоям населения, «посылая уголь во время снегопада» — все равно перед ними всюду вырастает лес препон. Молодым людям, вступающим в наши дни во взрослую жизнь, не просто тяжело сохранять нравственную чистоту и придерживаться честности, им приходится заранее смиряться с тем, что от этого всего придется отказаться. В это же время содействовать ворам и коррупционерам, терпеть существование преступных сил или идти с ними на компромисс оказывается выгодно и удобно. С такими социальными проблемами и «гармонизированным» народным беспокойством, в случае, если произойдет какое-то экономическое потрясение, совершенно не факт, что китайское общество сможет с такой же улыбкой снести те проблемы, над которыми оно сейчас надсмехается.

Автор — бывший директор Института США АОН КНР, заслуженный переводчик и публицист.

Перевод выполнил Федор Кокорев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.