Древнегреческий философ Плутарх, которому мы обязаны сравнительным методом изучения истории, в I веке н.э. написал более двадцати биографий под общим названием «Параллельные жизни». Объединив их парами, он исследовал жизнь великих людей древности - Греции и Римской империи.

Таким образом он провел сравнение между греческим полководцем Александром Македонским и римским полководцем Юлием Цезарем, греческим оратором Демосфеном и римскими оратором Цицероном, выделяя их общие черты и различия.

А можно ли применить метод Плутарха к современной эпохе? Можно ли, допустим, исследовать «параллельные жизни» двух женщин, которые стоят во главе двух ведущих государств Латинской Америки? Что общего и чем отличаются Дилма Русеф и Кристина Киршнер?

Сразу же отметим, что их сближает общее чувство дружбы между двумя странами, которыми они руководят. В 70-е годы в отношениях между Аргентиной и Бразилией преобладало соперничество, особенно в ядерной сфере. В то время и Аргентина, и Бразилия находились в двух шагах от создания атомной бомбы. Однако эта перспектива (без сомнения, опасная) исчезла, уступив место сотрудничеству, особенно после создания Южноамериканского общего рынка (Mercosur) в 1991 году. После того, как Mercosur уже был создан, Дилма и Кристина продолжили линию на его укрепление, проводя в отношении Mercosur государственную политику. Эта политика зародилась до них и, вероятно, будет продолжена после их ухода с политической сцены.

Читайте также: Чем президент Аргентины отличается от президента Бразилии?


Тем не менее, следует признать, что в течение этих двадцати лет, в то время как соседняя и дружественная нам страна уверенно развивалась и в итоге вошла в группу стран с динамично развивающейся экономикой БРИКС (вместе Россией, Индией, Китаем и ЮАР), перспективы Аргентины становились все более призрачными. Наши связи с Бразилией становятся все более похожими на отношения Канады и США.

В политической области Бразилия нас уже опережает. Начиная с 1995 года, в Бразилии действует политическая система, благодаря которой Дилма стала уже третьим президентом из той категории, и которая имеет шансы получить дальнейшее развитие. В 1995 году президент Фернандо Энрике Кардозо (Fernando Henrique Cardoso), которому пришлось преодолевать невероятный уровень инфляции, ввел принцип избрания президентов, похожий на тот, что действует в США: глава государства занимает свою должность в течение четырех лет, после чего может быть переизбран еще на четыре, - но не более того. Это новое правило было применено к самому Кардозо, затем к его преемнику Луле и вполне вероятно, что его будет придерживаться и Дилма, если ее переизберут в 2015 году еще на один четырехлетний срок.


Также по теме: Правосудие, коррупция и пример Бразилии

Все указывает на то, что в политической области пути Бразилии и Аргентины разошлись. Нестор Киршнер, управлявший Аргентиной с 2003 по 2007 год, в 2007 году передал власть Кристине, но его внезапная смерть прервала запланированную ими «супружескую ротацию», в соответствии с которой Нестор вернулся бы в президентское кресло в 2011 году, Кристина – в 2015, и так далее. Бразилия же как раз стала нормальной республикой, когда Кардозо сменил Лула, а Лулу – Дилма. То есть, все было как в развитых цивилизованных странах, где сроки соблюдаются. Супружеская чета Киршнеров никакой республики не желала, а хотела установления династии, которой помешала смерть Нестора. Самые ярые сторонники Кристины считают, что она должна править страной вечно, в то время как две трети аргентинцев не желают вносить изменения в Конституцию с тем, чтобы в 2015 году Кристина вновь могла баллотироваться на высшую государственную должность. Так сбывается знаменитое предупреждение Ортеги-и-Гассета: «Когда нет четкой определенности относительно того, кто будет руководить, все остальное, даже самое сокровенное у отдельного человека, становится отвратительным и тупым». Итак, что же произойдет в 2015 году? Бразильцы это знают, а мы – нет. Бразилия при правлении Дилмы стала предсказуемой, потому что у нее есть политическая система. А наша Аргентина, наоборот, являет собой бессистемное государство, еще не обретшее своего пути.

Кристина и Дилма вышли из левого политического спектра. Но если левые убеждения Дилмы были искренними, то левые тезисы Кристины носят скорее демагогический характер. Когда в дни своей юности Дилма участвовала в повстанческом движении, ее звали Жанна Д'Арк. Она провела три года в военной тюрьме, подвергаясь пыткам. Затем, когда наступила эпоха демократии, она вслед за Лулой вступила в «Партию трудящихся». Левые убеждения Кристины не столь глубоки, и она может с легкостью от них отказаться. И если для Дилмы левые убеждения являются целым этапом жизни, то для Кристины они, скорее, являются чем-то побочным, что она использует при подготовке своих почти ежедневных выступлений. Словесный поток Кристины льется постоянно. Создается ощущение, будто она больше всего на свете любит слушать саму себя, в то время как Дима предпочитает конкретные дела, а не слова.

Читайте также: Аргентина для Бразилии - хорошая проблема

Есть вопрос, по которому Дилма и Кристина придерживаются диаметрально противоположных позиций. Это борьба с коррупцией. В отношении подозреваемых в коррупции аргентинских государственных чиновников, как правило, даже не были возбуждены уголовные дела. И таким образом у нас создалось впечатление, что в стране не только царит коррупция, но и безнаказанность. Это еще хуже, потому что она как бы гарантирует неприкосновенность коррупционеров. Ситуация особенно усугубилась в Аргентине в результате действий таких судей, как Ойярбиде (Oyarbide), освободившего от судебной ответственности по обвинению в незаконном обогащении самого президента Киршнера, не проведя даже какого-либо расследования.

В данной области различие между Кристиной и Дилмой - разительное. В адрес сотрудников администрации президента Лулы выдвигались серьезные подозрения в коррупции до тех пор, пока Дилма, придя к власти, не провела серьезную чистку аппарата и отправила за решетку главных приближенных лиц своего предшественника. Бразилия времен Лулы утопала в коррупции, пока не пришла Дилма.

Также по теме: Индейцы сопротивляются экономическому чуду Бразилии

Излишним будет говорить о том, что бразильское общество с большим энтузиазмом восприняло ее усилия в этом направлении. По результатам последних опросов, рейтинг президента поднялся до 77%. А тем временем рейтинг президента Аргентины колеблется между 30% и 35%. Если бы Кристина пошла в этом вопросе по пути Дилмы, то народная поддержка могла бы вырасти столь же стремительно. Но сколько подхалимов из ее окружения окажутся тогда под угрозой? Если, с другой стороны, бразильская политическая система не обеспечивала бы сменяемость президентов, вы думаете, Лула решился бы начать ту бескомпромиссную чистку, которую сейчас пытается осуществить Дилма? А мы как будто смирились с царящей везде коррупцией. Но победить ее можно. Англия успешно ее победила во время наполеоновских войн. Италия заставила ее отступить после операции «Чистые руки». И вот теперь Дилма ведет борьбу с такой непримиримостью, которая настораживает ее собственных соратников. Коррупция ведет себя так же, как инфляция: если вести с ней борьбу по всем фронтам, то будет «немного» инфляции, а если с ней не бороться, то будет гиперинфляция. В отличие от Кристины, Дилма только что доказала, что коррупцию победить можно. А поскольку у нас дело дошло до критической точки, бить по ней нужно срочно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.