Си Цзиньпин и его ровесники — это поколение, которое считает изучение западного опыта делом первостепенной важности. Это поколение, которое верит, что знания могут изменить как страну, так и судьбу этой страны. Наконец, это поколение, на которое глубоко повлиял прагматизм Дэн Сяопина, снявшего со страны оковы левой идеологии. Подобный опыт, полученный ими в молодости, и накопленные знания не могли не отразиться на их представлениях о мире.


16 ноября завершился XVIII съезд КПК, определивший новое, пятое поколение лидеров Китая. Си Цзиньпин стал генеральным секретарем КПК и председателем Центрального военного совета. В марте следующего года он займет место главы государства. Как изменится под его руководством внутренняя политика и стратегия реформирования страны? В каком направлении он будет развивать внешнюю политику КНР? Нового лидера ждут почет, власть и известность — но гораздо важнее то, что его ждут нерешенные проблемы и испытания. И в этом свете мы спрашиваем себя: как этот самый могущественный в Китае человек смотрит на мир? Какую внешнюю политику он будет проводить? Будут ли дипломатические установки Си Цзиньпина как-то отличаться от внешнеполитического курса Ху Цзиньтао, и если да, то в чем? Очевидно, что ответы на эти вопросы чрезвычайно важны для понимания того, какими будут в будущем внешняя и внутренняя политика КНР.

Читайте также: Китай между индустриализмом и комунизмом

Существующий в Китае механизм передачи и использования полномочий совсем не похож на американскую систему. Суть того, чему учатся американские политические лидеры в ходе избирательной кампании — как бы получше «продать» свои идеи и воззрения избирателям. Китайская система, в которой нового лидера выдвигает партия, почти не оставляет ему возможности обнажить на публике собственные помыслы, и дает еще меньше возможностей продемонстрировать свое личное понимание международной обстановки. Поскольку США являются сейчас единственной мировой сверхдержавой, внешняя политика — важнейшая составляющая президентской работы, поэтому ситуация, когда президент открыто выражает свое мнение по важнейшим международным вопросам, является для американцев обыденной. Однако Китай все еще остается растущей, формирующейся державой, и несмотря на то, что высшие руководители страны прямо определяют внешнеполитический курс страны, они воздерживаются от громких публичных заявлений, касающихся своей личной позиции или позиции правительства; настолько же редко они заявляют или подчеркивают свою позицию относительно каких-либо важных международных событий в СМИ. За исключением Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина, китайские лидеры практически никогда не проявляли индивидуальности, своего характера во внешней политике. И в этом смысле очень маловероятно, что Си Цзиньпин будет руководствоваться во внешней политике своими личными взглядами и убеждениями. Напротив, «курс Си Цзиньпина» будет, вероятнее всего, курсом всего правительства, как это было и раньше. Но в то же время надо понимать, что «политика поколения Си» неизбежно будет отличаться от «политики поколения Ху».


Во-первых, Си Цзиньпин получил образование и сформировался как человек в годы после начала проведения политики реформ и открытости. В 1978 году Китай уже начал потихоньку приоткрывать створки ворот перед всем миром. Си Цзиньпин и его ровесники — это поколение, которое считает изучение западного опыта делом первостепенной важности. Это поколение, которое верит, что знания могут изменить как саму страну, так и судьбу этой страны. Наконец, это поколение, на которое глубоко повлиял прагматизм Дэн Сяопина, снявшего со страны оковы левой идеологии. Подобный опыт, полученный ими в молодости, и знания не могли не отразиться на их представлении о мире. Именно поэтому, став лидерами страны, они перенесут в политику ту тягу к знаниям, ту тягу к новому, которая горела в их сердцах еще с молодости. При этом, желая учиться у мира, желая постепенно продолжать реформы, они все же будут преследовать китайские интересы. Вернувшись домой после визита в КНР в сентябре 2009 года, вице-президент США Джозеф Байден так рассказывал «Нью-Йорк таймс» о впечатлениях, которые остались у него от 5 дней совместной работы с Си Цзиньпином: «Си Цзиньпин интересовался политическим строем Америки». Мы же должны понимать, что на самом деле Си Цзиньпин интересуется не просто строем США, а абсолютно всем, что может оказаться полезным для укрепления его страны.

Также по теме: Китай - гражданское общество и борьба с коррупцией

Визит в Америку позволил ему показать себя


Си Цзиньпин и его соратники несут на себе отпечаток прагматических идей Дэн Сяопина, и поэтому будут более прагматично и гибко подходить к щекотливым вопросам международной политики, таким как, например, отношения Китая и Америки. В феврале 2012 года Си Цзиньпин нанес визит в США, который в определенной мере воспроизводил события января 1979 года, когда а Америку с визитом приезжал Дэн Сяопин. Си Цзиньпин встретился с президентом Обамой, прошел с экскурсией по Пентагону, выступил с речью на официальном обеде, навестил в Айове своих старых друзей (семья фермеров, у которых он жил во время своего визита в 1985 году — прим. пер.), а также ел шоколад и смотрел матч NBA. Подобно Дэн Сяопину в 1979 году, Си Цзиньпин стал ближе Белому дому и американскому обществу, но еще интереснее для нас то, что он проявил интерес к американской культуре.

В ходе своего визита в США он не тратил время на бесполезное обсуждение все более и более глубоких политических и стратегических проблем, существующих в китайско-американских отношениях. Как и Дэн Сяопин, он предпочел своими словами говорить о существующем положении в китайско-американских отношениях, причем даже еще более живо и выразительно, нежели его предшественник. «Тихий океан достаточно широк, на его просторах уместятся обе наши державы», — сказал он. Несмотря на недовольство курсом на «восстановление геостратегического баланса в Азиатско-тихоокеанском регионе», который Америка объявила в ноябре 2011 года, он сохранил спокойствие, отметив, что «в Азиатско-тихоокеанском вопросе нельзя чрезмерно полагаться на военную силу». Си Цзиньпин был дипломатичен и в ходе споров о защите прав человека, заявив, что «в этом деле идеала не существует, но всегда есть возможность для улучшения». По сути, Си Цзиньпин продемонстрировал, что сколько бы проблем, споров или даже скрытых конфликтов не существовало в китайско-американских отношениях, лидерам двух стран необходимо уметь «справляться со сложным, как будто оно легко». Что это значит? Это значит, что, во-первых, при любых трудностях надо стремиться к сотрудничеству и искренности, и тогда не будет таких преград, которые нельзя было бы преодолеть, и, во-вторых, не стоит увязать в деталях, слишком много рассуждая о выгоде, которую преследует в споре каждая из сторон, так как это только породит взаимное недоверие. Так, прицепившись к деталям, можно упустить из вида глобальную картину.

Читайте также: Звезда в Китае восходит и заходит

При этом, Си Цзиньпин и его соратники верят в Китай еще больше, чем их предшественники. Они с большей уверенностью, нежели предыдущее поколение, ступают на путь реформ и открытости и делают упор на экономическое развитие. И эта их уверенность зиждется вовсе не на вере в официальную идеологию или политический строй: они делают выбор, оглядываясь на то, чего Китай уже добился, и смотрят в будущее, в котором Китай продолжит свой путь к величию. Если смотреть с этой точки зрения, то Си Цзиньпин выступает еще и как лидер, в котором сильны принципы здорового национализма.

Для его поколения задача «хорошо управлять страной», сделать Китай еще более богатой и могущественной державой — это не просто возможность воплотить надежды их предшественников о «Великом Китае», это тот результат их политической карьеры, к которому стремятся они сами. Они, конечно, хотят, чтобы слава об успехах их внутренней и внешней политики гремела по всему миру, но еще больше они заинтересованы в том, чтобы им аплодировал сам Китай.


Си Цзиньпин убежден, что Китаю просто необходимо и дальше сосредотачиваться на собственном развитии, а другим странам необходимо уважать и с должным почтением относиться к этой позиции. Именно поэтому Си Цзиньпин будет довольно жестко и уверенно парировать выпады или необоснованную критику со стороны людей, которые устраивают провокации в то время, когда сам Си Цзиньпин и люди его поколения трудятся над улучшением положения страны. Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что во внешней политике Си Цзиньпина все же будет проявляться его индивидуальность. 11 февраля 2009 года в ходе встречи с местной китайской диаспорой в рамках визита в Мексику, он сказал одну фразу, которая великолепно иллюстрирует его уверенность в собственной работе и приложенных усилиях: «Некоторые сытые иностранцы, которым до этого и дела нет, критикуют нас и указывают нам, как надо делать. Но вот что я скажу. Во-первых, Китай не экспортирует революцию. Во-вторых, Китай не экспортирует голод и бедность. В-третьих, мы в ваши дела не вмешиваемся. О чем тут еще говорить?» Поколение Си Цзиньпина убеждено, что Китай способен достичь большего. С их точки зрения, только улучшив положение в своей стране, можно выйти на этап улучшения положения во всем мире.

Также по теме: Красный Китай прочно держит власть в своих руках

Ирония заключается в том, что миру уже недостаточно Китая, который будет решать только свои проблемы. Мировая общественность требует от Китая действий по решению глобальных вопросов. Более того, получается, что если китайцы будут заботиться только о себе, то это приведет к ухудшению мирового положения. Однако в Китае Си Цзиньпина оба этих направления будут развиваться сбалансированно и в конструктивном ключе.

Внешняя политика периода Си Цзиньпина определенно будет нести отпечаток его индивидуальности, его взглядов. И так будет не только потому, что он, возможно, — лидер с более сильной, нежели у его предшественников, волей, а потому, что он рассматривает и решает вопросы внешней политики с невиданной ранее уверенностью и спокойствием, и это гораздо важнее. Визит, который Си Цзиньпин нанес в этом году в Америку, говорит о двух вещах: во-первых, это китайский лидер, который способен смеяться и вообще чувствовать себя расслабленно под прицелом объективов. Во-вторых, это китайский лидер, который может в ходе визита по собственной инициативе непринужденно развлекаться. Это человек, который способен без какой-либо неловкости поделиться, что ему нравятся голливудские блокбастеры, и рассказать, что он — фанат команды «Лос-Анджелес Лейкерс» (американский профессиональный баскетбольный клуб — прим. пер.). Так как же будет проводить внешнюю политику подобный лидер, умеющий извлекать удовольствие из американской культуры и в то же время способный непринужденно смеяться? Есть серьезные основания полагать, что с приходом Си Цзиньпина к власти в отношениях Китая и мира наступит та же расслабленность и непринужденность. И если это действительно произойдет, то это будет настоящая революция.

Перевод выполнил Федор Кокорев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.