Важнейшая причина отсутствия возможности окончательно распутать «сирийский узел» - неспособность России и США прийти к согласию по многим основным вопросам.

Однако, на мой взгляд, продолжением текущей ситуации мы обязаны достижению согласия США и России по следующему важному вопросу: обе страны испытывают опасения, что в случае падения режима без подготовки приемлемой и разумной альтернативы власть в Сирии может перейти под полный контроль исламистских и радикальных элементов.

Основное сходство в подходах США и России к Ближнему Востоку и исламскому миру – тревоги о светскости. В одном из государств сохраняются унаследованные от антирелигиозного коммунизма соответствующие аллергические реакции. Другое же, наряду с проведением политики «мягкой силы», особенно после атаки 11 сентября, поставило исламистские радикальные идеологии в центр всех своих оценок угроз национальной безопасности. В основе скрытого союза по сирийскому кризису лежит забота о том, чтобы гарантировать сохранение светского характера режима в случае его падения. По моему мнению, большинство разногласий России и США состоят в тактических вопросах, посредством которых два государства выигрывают время для подготовки желаемой политической основы. И это становится самим собой разумеющимся для миллионов сирийцев, жизни которых продолжает разрушать Асад.

Читайте также: Важные аспекты визита Путина в Турцию

Наиболее эффективным способом сохранения местных немусульманских элементов, здесь пересекаются интересы США и России, является управление как суннитскими, так и шиитскими исламскими государствами с помощью секулярных моделей под руководством светских лидеров. Для США и России важно, чтобы Ближний Восток не был оставлен исключительно мусульманам. Для них на переднем плане – православная и иудаистская восприимчивость. Симпатии же исламских элементов в большей степени на стороне мазхабов, этнических и идеологических групп, которые подавляют светский и мирской характер.

Госсекретарь США Хилари Клинтон, признавая «красные линии» в вопросе применения химического оружия в Сирии, провела переговоры со своим российским коллегой Сергеем Лавровым в Дублине. Взгляды США и России совпадают в том, что химическое оружие не должно оказаться в руках радикалов. Однако какое-либо важное решение, способное изменить текущую ситуацию в целом, не принято. Дан зеленый свет новому туру посреднической миссии спецпосланника ООН и ЛАГ по Сирии Лахдара Брахими. Вероятнее всего, этот шаг, как и у  предшественника Аннана, окончится ничем. В лучшем случае эта мера позволит США и России выиграть еще немного времени, чтобы раскидать «политические камни» в Сирии.


Также по теме: Крмплекс НАТО «Пэтриот» и Турция

По словам Клинтон США настаивают на том, что результатом перехода должно стать создание «единой демократической» Сирии, где будут представлены интересы «всех граждан – суннитов, алавитов, христиан, курдов, друзов, женщин, мужчин». Клинтон добавила, что в таком будущем нет места для Асада. Единственная разница между заявлениями Клинтон и позицией России состоит в том, что Москва все еще окончательно не отбрасывает кандидатуру Асада (или пока делает вид). Однако как только условия на политической плоскости изменятся в желательном для России направлении, Россия не уклонится от того, чтобы разорвать последнюю ниточку, за которую держится Асад. Обеспечение по возможности светского и демократического характера будущего режима в Сирии важно для продолжения жизнеспособности определенных групп, неразлучно связанных с Россией.

В сущности, новая, радикализованная, отдаленная от линии светскости Сирия также не отвечает интересам Турции. Однако под воздействием сирийского кризиса находящаяся в непосредственной близости Турция не может себе позволить такое терпимое поведение и продолжительные интеллектуальные упражнения, которые  демонстрируют США и Россия. Вашингтон и Москва стремятся к тому, чтобы блюдо под названием «новая Сирия» было приготовлено на медленном огне и своевременно готово к употреблению. Анкара, уже давно окончив сервировку стола, желает прибавить огонь. Однако шеф-повар на кухне Ближнего Востока – это не региональная сила Турция, а глобальные силы – США и Россия. И эти силы испытывают беспокойство о том, чтобы Анкара не «спровоцировала преждевременные роды» и не нарушила все их расчеты, прибегая к действиям без консультаций. Опасения России и США связаны и с тем, что часть высокоэффективного оружия попадает через Турцию к некоторым радикальным повстанцам в Сирии. «Пэтриот» был предоставлен Турции не для разжигания огня, а для его гашения. США и НАТО неоднократно заявляли о том, что ракетные комплексы не будут использованы в границах Сирии.

Читайте также: Ошибки во внешней политике Турции

Анкара может ускорить процесс смены режима, увеличивая свой вклад в подготовительный процесс, осуществляемый великими силами для построения светской и по возможности демократической Сирии после Асада. Турция способна укрепить связи суннитов, алавитов, немусульман, курдов и всех других групп в стране. Для достижения согласия с алавитами-нусайритами, которые продолжат свое влияние в новой Сирии, особую стратегическую значимость приобретают политические и гражданские движения в Турции, большинство в которых составляют алавиты. Широкими инициативами Турция может оказать содействие тому, чтобы такие великие игроки, как США и Россия, утратили свои страхи относительно будущего Сирии.

По мере приближения окончания конфликта в Сирии и момента «сбора пожертвований» США и Россия начинают захватывать политический контроль над процессом. На мой взгляд, очевидная напряженность между ними также контролируется. Под общим знаменателем светскости одна за другой закладываются основы нового сирийского режима.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.