Кто-то скажет, что «Хоббит, или Туда и обратно», Толкин — все это полная чушь. Что он не поднимает настоящих, важных вопросов. Что для понимания нашей эпохи нужно сосредоточиться на серьезном, привычном и официальном (и только на нем): показателях безработицы, стоимости жилья, оплате труда.

Многие думают, что сегодняшние мифы прекрасны, но мертвы, подобно амфорам, которые находят археологи. Они не понимают (в отличие от маркетинга, пиара и рекламы, трех этих продажных сволочей), что мифы по-прежнему живы.

Как насчет фантастической, выдуманной истории? Мы до конца так и не понимаем, почему это так нравится нам, почему мы так в этом нуждаемся. Но таковы факты. Виной всему, похоже, человеческая слабость. «Утешение во время кризиса» — худшая банальность, которую только можно сказать... Более того, эти слова не просто банальны, а ошибочны по своей сути.

Кадр из фильма "Хоббит: Нежданное путешествие"


«Хоббит, или Туда и обратно» — это не добрая волшебная сказка и не какой-то псевдоисторический аллегорический роман, в котором за Смогом, Сауроном и гоблинами скрываются (на ваш выбор) безобразные лики тоталитаризма, общества потребления, индустриализации и т. д.

Читайте также: Новая Зеландия празднует мировую премьеру «Хоббита»

В доказательство тому - единодушное презрение, жертвами которого долгое время было это произведение и весь фантастический жанр, начинает сходить на нет. Так вот, Бильбо и его отца-мечтателя Толкина внезапно начали воспринимать всерьез: Национальный центр научных исследований выпустил толстенный «Словарь» под редакцией видных ученых, а le Figaro на этой неделе посвятил писателю целый номер. Эта серьезность может сравниться лишь с коллективным безумием вокруг «Хоббита», которое не только служит оплеухой для критиков, но и заставляет задуматься об окружающей почти религиозной истерии.

Все только и говорят о «Хоббите» Толкина. Съемки картины обросли не менее эпическим антуражем, чем сама книга. Взгляните хотя бы на «Хоббит: Официальное руководство по фильму» (The Hobbit: Officiel Movie Guide) Брайана Сибли (Brian Sibley). Одно наслаивается на другое: Питера Джексона (Peter Jackson) начинают сравнивать с Бильбо, его родную Новую Зеландию, где кстати и проходили съемки «Нежданного путешествия», — с настоящим Средиземьем. Сейчас создаются и ширятся сообщества и группы фанатов, не менее активных, чем сообщества людей и эльфов из «Властелина колец». Лига наций об этом только мечтала, а Толкин взял и сделал. Нередко можно увидеть масштабные встречи верных поклонников, которые стремятся побороть стерильность современного мира и разыгрывают в лесах сцены кровопролитных сражений из фильмов. Если учесть темпы распространения джедайской религии, приверженцам утвердившихся догм есть о чем задуматься...

Кадр из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие»


Также по теме: Удовольствия взрослого прочтения «Хоббита»

Удивительно видеть, что целый культ уходит корнями в книгу, в которой отсутствуют любые намеки на церковь: у персонажей нет религии в непосредственном понимании этого слова, и вера выражается одновременно и мощным, и рассеянным образом. Погружение в религию приводит к тому, что та перестает восприниматься, как таковая, о чем совершенно верно говорят авторы материала в le Figaro. Таково восприятие того места, которое сегодня религия занимает на Западе.

Таким образом, произведение Толкина как бы резюмирует североевропейскую культуру. Да, как и замки Людовика II Баварского, высокие башни Минас-Тирита являются хвалебной одой Западу от самого себя с его горными склонами, развевающимися на ветру штандартами, долгими северными ночами и бьющим в глаза светом, который отражается в водах рвов и озер.

Так, что же, это реакционная, несовременная книга? Да, потому что возникающие при чтении ощущения идут вразрез с нашими прогрессистскими верованиями, раскрывая извечную историю начала всех начал. Как уже справедливо отмечалось, великолепная находка Толкина заключается в том, что за его персонажами, интригой первого плана, скрывается не просто фоновая, а глубокая картина. Каждое событие окружено сложным узором истории, географии и геологии. Все, что описывает Толкин, сплетается в великолепный гобелен из историй, мифов и легенд. События не стоят на месте и складываются в многовековую мозаику.

Читайте также: «Хоббит» - что мы сегодня знаем об эпической трилогии Питера Джексона


Толкин не просто «придумал» собственные «источники» (языки, стихи, летописи, как письменные, так и устные, одним словом, все, что он называл своим «легендариумом»), в том плане, что «придумать» может означать «найти», «придать новую форму», его творческая деятельность неразрывно переплетается с работой филолога, то есть археолога языков.

Кадр из фильма «Хоббит: Нежданное путешествие»


Кроме того, все выглядит так, словно автору «Хоббита» удалось создать собственную историю и, добиться того, что будущие поколения ученых даже после его смерти продолжат разыскивать и изучать пыльные бумаги, эскизы, наброски и аннотации их выдающегося коллеги и предка. Произведение Толкина стало ключевым источником фантазии, почвой для нового творчества. Нам так и не удалось достичь основы основ, которую оставил в наследство писатель.

В этом, может быть, и заключается смысл творчества Толкина, которое обращается к западному миру и всей нашей планете, послание для тех, кто хочет освободить нас от чего бы то ни было: существуют вещи, от которых попросту нельзя освободиться. Наша сознательная история (личная или геополитическая) — это лишь верхушка айсберга мифов, который является одновременно нашим прошлым, настоящим и будущим.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.