Наши герои устали. Наши европейские герои. Они хотят перевернуть страницу. Марио Монти опускает руки под давлением Сильвио Берлускони. Председатель совета министров Италии –потомок расы патрициев, один из тех людей, кем движет столь дорогая Монтескье добродетель.

Они все большие политики, но знают меру. Хотя есть у них и один неисправимый пробел: их не избирали. Марио Монти – это бывший европейский комиссар и пожизненный сенатор, а не человек, которого избрали на всеобщем голосовании. Готовящийся уйти в отставку премьер шутил на этот счет в ноябре этого года в Париже, с улыбкой указав на Доминика де Вильпена (Dominique de Villepin) и Раймона Барра (Raymond Barre), которых тоже никто не выбирал, когда их назначили премьер-министрами.

Главное для Марио Монти укладывается в слова, которые произнес его далекий предшественник Альчиде Де Гаспери (Alcide De Gasperi): «Политик думает о будущих выборах, государственный деятель – о будущих поколениях».

Народы и нации


Экономические и цивилизационные страхи Европы ведут к обоюдным обвинениям. Для национальных политических деятелей главное зло – это нелегитимная Европа. Для европеистов основное препятствие – это народы и нации.

Ну да ладно. Каждому свое. Пусть цирковое представление вновь набирает обороты, а Берлускони возвращается на арену. На время предвыборного представления Монти вернется на свой Авентин. Он все равно готов прийти на помощь: возможный премьер-министр в случае кризиса по итогам выборов, вероятный президент Итальянской Республики после ухода старого коммуниста Джорджо Наполитано (Giorgio Napolitano), потенциальный преемник Хермана Ван Ромпея (Herman Van Rompuy) в кресле главы Европейского Совета. В 69 лет перед ним открывается уйма возможностей.

Марио Монти не одинок. Многие из Европейцев с большой буквы больше не могут мириться с национальной политикой. Даниэль Кон-Бендит (Daniel Cohn-Bendit) достиг того возраста, когда становятся дедушками. Этот 67-летний герой событий мая 1968 года оставил позади партию «Европа Экология Зеленые». Даниэль во многом не похож на Монти: он обожает речи и предвыборные кампании, однако этого человека, который в прошлом вызывал дрожь у де Голля, уже давно интересует в большей степени не сама власть, а властная игра. Ему не слишком-то хочется засучив рукава браться за неблагодарное дело.

В то же время, как и итальянский профессор, он живет европейской мечтой. Даниэль ведет свою последнюю федералистскую борьбу на пару с бельгийским либералом Ги Верхофстадтом (Guy Verhofstadt): вместе они выпустили книгу «Вставай, Европа!» (Debout l'Europe!). «Мы не устали. Герои гребут против течения, а это утомительно», - уверяет Кон-Банди, критикуя «страх задать себе настоящие вопросы».

Настоящие проблемы – это Европа, ни один из членов которой в ближайшие 30 лет не сможет войти в большую восьмерку, неприспособленная к современным условиям французская система ядерного сдерживания, 1,5 миллиона бездействующих на военной службе европейцев. Обо всем этом никто всерьез не говорит.

С приближением европейский выборов 2014 года эти заявления все же начинают вызывать хоть какой-то интерес. Кон-Бендит прекрасно понимает, что центристы пустятся в раздутые федералистские обещания, а за ними последуют и «зеленые».

Тем не менее, все это – показная позиция, и как только выборы останутся в прошлом, все вернутся к своим мелочным делам. Об этом и говорит Кон-Бендит. После двух десятилетий в Европейском парламенте он не собирается вновь выставлять свою кандидатуру.

Жану-Клоду Юнкеру всего 58 лет

Поколение готовится распрощаться с политикой. Жану-Клоду Юнкеру (Jean-Claude Juncker) всего 58 лет, с 1995 года он неизменно занимает кресло премьера Люксембурга, а после семи лет честной службы оставит пост главы Еврогруппы (форум министров финансов стран еврозоны). Он тоже является одним из тех европейцев, что смогли переступить через национальные границы, освободиться от политических оков. Сегодня он воочию наблюдает агонию евро, хотя и был крестным отцом единой валюты.

Ему понадобится найти замену. Французские дипломаты Пьер де Буасье (Pierre de Boissieu) и Паскаль Андреани (Pascale Andréani), а также экспертная группа Synopia предлагают создать специальную должность министра для председательства в Еврогруппе.

На ее заседаниях больше не будут обсуждаться такие проблемы как снижение НДС в ресторанном бизнесе. Речь пойдет о настоящих, если потребуется, даже жестких дискуссиях с национальными парламентами.

Повышение НДС в Германии в 2005 году, махинации в Греции, финансовые пузыри с недвижимостью в Испании и Ирландии, план Галуа во Франции - все эти острые вопросы никак или почти никак не поднимаются в Еврогруппе. У нас есть первый кандидат, Жан-Клод Трише (Jean-Claude Trichet), мыслящий столь уникально, что никто не слушает его уже десять лет.

Бывший глава Европейского центрального банка приходит в отчаяние при виде того, как Франция отказывается от политики конкурентной борьбы с инфляцией, которая обеспечила подъем ее экономики в период с 1983 по 1997 год. Он твердо уверен в своей правоте, как и его преемник Марио Драги (Mario Draghi).

Бывший канцлер Гельмут Шмидт (Helmut Schmidt) отметил, что оба этих банкира не посрамили «наследие Монне и Шумана», которые дали старт европейской авантюре в 1950 году. Однако Трише проникся страстью к EADS, президентом которой он может стать в 70 лет.

Вторым представленным кандидатом стал немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble). Этот юноша (ему тоже 70 лет) подмочил себе репутацию, когда говорил о выходе Греции из еврозоны и выступал против банковского союза.

Кризисные страны под опекой Германии

Берлин стремится заполучить этот пост, чтобы создать тем самым противовес для смелого Марио Драги, который наводняет рынки для спасения единой валюты. Это решение было признано неприемлемым в данный момент, когда кризисные страны оказались под опекой Германии.

Но вот нам попалась и редкая пташка. Перепрыгнем через поколение вместе с Пьером Московиси (Pierre Moscovici), который на три года моложе Юнкера. Такое предложение отдает ура-патриотизмом? Вот уж нет! Представьте себе, как глава Еврогруппы Пьер II Московиси, оставив свои французские идеи, отчитывает Пьера I Московиси из нашего Министерства финансов.

Облегчение ситуации на рынке труда, реформа местного самоуправления, сокращение бюджетных расходов и количества государственных служащих… Пьер II заставит Пьера I сыграть свою роль, роль консервативного и модернистского министра финансов.

Он станет для Франсуа Олланда не тем, кем был Доминик Стросс-Кан (Dominique Strauss-Kahn, подлинный отец 35-часовой рабочей недели) для Лионеля Жоспена (Lionel Jospin), а тем, кем оказался Пьер Береговуа (Pierre Bérégovoy) для Франсуа Миттерана. «Мне нужно снова стать политическим министром», - заявил Пьер Московиси в конце ноября. Не теряйте надежды, скоро у нас будет новый европейский герой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.