Либерально-демократическая партия Японии одержала крупную победу на выборах, и появилась реальная возможность существенных изменений в политическом курсе Японии после Великого восточнояпонского землетрясения. По инициативе лидера партии Синдзо Абэ политика «Ноль АЭС» была оставлена, усиливается тенденция «самопомощи и самообеспечения» в общественной безопасности без обращения к правительству. Во внешней политике и национальной безопасности отчетливо прослеживается жесткая позиция по отношению к Китаю.

Вечер 16 декабря, город Иваки, префектура Фукусима. Температура воздуха вокруг временных домов для переселенцев понизилась. «Вернется ли все на свои места?..» - бормочет старушка, эвакуированная из городка Окума, где располагается АЭС Фукусима-1, наблюдая за ходом голосования по телевизору.

Атомная политика Ноды, которая была самым важным пунктом в противостоянии, и в отношении которой правительство Ноды обещало «сократить количество АЭС до 0 к 2030-м годам», теперь с большой вероятностью будет пересмотрена. Хотя бы потому, что лидер ЛДП Синдзо Абэ раскритиковал такой подход как пример «полной безответственности».

Многие из политических партий в предвыборной программе обещали «0 АЭС», однако, помимо Демократической партии, большое количество мест в парламенте потеряла Партия будущего Японии со своей политикой «деатомизации» за 10 лет. С другой стороны ЛДП и Партия реставрации Японии во главе с Исихарой, не определившимся в вопросе отказа от АЭС, увеличили свое присутствие в парламенте.

ЛДП в своей политической программе говорила о том, что «будет стремиться к построению такой общественной системы, которая смогла бы обойтись без АЭС». При этом ее видение во многом отличается от позиции каждой партии, стремящейся к полному отказу от АЭС.

Либерал-демократы также реалистично рассматривают поочередный запуск АЭС, прошедших проверку на безопасность со стороны Комитета по ядерному урегулированию, как часть программы возобновления работы АЭС «не позднее 3-летнего периода для принятия решения». Кроме этого, они подчеркивают, что «в течение максимум 10 лет будет создана энергетическая система с оптимальной комбинацией всех источников, которая смогла бы существовать и в дальнейшем, что не отрицает возможности сохранения АЭС.

Непонятно, что станет с реформой энергетической системы с целью ослабления региональных монополий энергетических компаний и стимулирования роста использования, скажем, природной энергии. Правительство Ноды разрабатывало проект разделения энергетических компаний на сектора по производству и передачи электроэнергии, собираясь оформить его в конкретное предложение о реформе к концу года.
 
Однако ЛДП до сих пор всегда занимала осторожную позицию по отношению к намечавшейся реформе, учитывая, что она принимала помощь от энергетических компаний, противившихся изменениям. Один из руководителей министерства экономики и промышленности предполагает, что «при переходе власти в руки ЛДП изменения в политическом курсе неизбежны».

Президент Объединения энергетических компаний Макото Яги (глава компании KEPCO) подчеркнул, что «наше видение схоже с позицией Либерально демократической партией». Энергетические компании добились прекращения политики «0 АЭС», теперь они с нетерпением ожидают возобновления работ своих атомных электростанций.

Из 12-ти новых АЭС, строительство которых было запланировано правительством Ноды, 9 реакторов, таких, как в Каминосэки, префектура Ямагути, не были допущены к строительству. Но сейчас сторонники строительства АЭС в городе Каминосэки ожидают «изменения политического курса с приходом премьера Абэ».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.