Принято считать, что счастье в виде сланцевого газа свалилось миру на голову в результате достижений технического прогресса: горизонтального бурения и операций гидроразрыва пластов (ГРП). Это не совсем так, потому что первый метод массово применялся уже 20 лет назад, а последний – добрые 50 лет. В действительности же масштабный рост добычи сланцевого газа произошел в силу комплекса причин: технических, экономических и коммерческих. 

 

В 2005 году были существенно сокращены налоги на добычу «голубого топлива». Одновременно власти увеличили на 25% обязательные отчисления в пользу землевладельцев, и они стали охотнее заключать контракты с добывающими компаниями. В результате производство сланцевого газа за четыре года выросло с 3 до 54,6 млрд. кубометров в год. 

 

Подобная ситуация характерна для многих стран, обделенных ресурсами. 

 

Опыт разработки месторождений сланцевого газа практически отсутствует. Недостаточно информации для построения динамических моделей процессов в пластах. Поэтому сегодня никто не может уверенно сказать, каким будет конечный коэффициент газоотдачи и каких средств это будет стоить. 

 

При этом в нефтегазовой промышленности нет примеров столь мощного воздействия на недра, как при извлечении данного вида сырья. 

 

На месторождении Barnett Shale, к примеру, для получения 1 тыс. кубометров газа нужно закачать в пласт не менее 100 кг песка и 2 т воды. Более половины этой жидкости откачивается обратно, а поскольку она содержит химические реагенты, нужно провести ее очистку. Ежегодно для проведения ГРП на месторождении требуется до 7,1 млн. т песка и 47,2 млн. т воды. И уже известны случаи, когда армады тяжелых траков превращали в грязь легкие грунтовые дороги, а компании платили чувствительные штрафы за их повреждение.  

 

На участках неглубокого залегания сланцев возрастает опасность загрязнения водоносных пластов атмосферного питания жидкостью ГРП, а также увеличивается риск поступления в них метанового газа. Такие факты в США уже отмечены. Наконец, многократная деформация пластов с годами может привести к изменению рельефа. 

 

В России десятки лет назад установлено наличие сланцевого газа в пределах Тимано-Печорской провинции, Енисейского кряжа и в ряде других районов. Никакой экономической целесообразности в его добыче пока нет и в ближайшие годы не предвидится. 

 

Разведанные запасы природного газа в РФ составляют 48 трлн. м3, или свыше 33% мировых (145 трлн. м3); начальные суммарные ресурсы достигают 260 трлн. м3 (более 40% от 650 трлн м3). Наконец, доказанные (извлекаемые) запасы (43,3 трлн. м3) обеспечивают нам текущий уровень потребления в течение 72 лет. Себестоимость производства «голубого топлива» изменяется в зависимости от региона от 3 до 50 долларов за 1 тыс. м3. Для сравнения, для сланцевого газа в США соответствующий показатель составляет 80–320 долларов. 

 

Итак, трудноизвлекаемые ресурсы – это дополнение, но не альтернатива богатым залежам природного газа. Сланцевый газ является сильно рассеянным полезным ископаемым. Его добыча отличается наиболее мощным воздействием на окружающую среду, а затраты на освоение месторождений заметно превышают уровень инвестиций в другие газовые ресурсы. 

 

Журнал «Нефть России»

 

Штрих

 

Как сообщил журнал Spiegel, министр экономики Филипп Реслер (Philipp Rösler) и министр окружающей среды Норберт Ретген (Norbert Röttgen) пришли к обоюдному соглашению и теперь выступают против добычи сланцевого газа в Германии. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.