Невозможно оценить в полном масштабе дьявольскую изобретательность того американского технократа, скорее всего, какого-нибудь гениального выходца из стран Центральной Европы, на первых порах работавшего ведущим на молодежной радиостанции, который направил Рональду Рейгану меморандум, предлагая втянуть СССР в очередную и последнюю гонку вооружений под названием «Звездные войны». Он был абсолютно уверен в том, что эта страна уже вошла в фазу своего заката.

На официальном советском жаргоне тогда появился термин «период застоя», причины которого искали в том числе в увлечении советской молодежью упадочнической рок-музыкой.

Я говорю о  времени, которое наступило после советского военного вторжения в Афганистан, о «серой бюрократической» эпохе Леонида Брежнева, когда советский режим вошел в свою последнюю фазу. Неоспоримым является тот факт, что в середине 80-х годов вся советская экономика была безнадежно больна.

«Давайте втянем его в последнюю, беспощадную гонку вооружений, – предлагал автор меморандума, - давайте заставим СССР принять вызов, который он не сможет пережить».

Этот вызов в конце 80-х годов и привел к тому, чего так страстно желал Запад - к гласности, исчезновению профсоюзов в Польше и сносу Берлинской стены в 1989 году.

После 50 лет холодной войны и сопровождавших ее яростных идеологических перепалок натовским истребителям даже не пришлось подниматься в воздух, чтобы вступить в бой с авиацией стран Варшавского договора и покончить с коммунизмом на планете.

Люди, в том числе и сотрудники ненавистной «народной полиции», бежали из ГДР. Они пешком через леса уходили на территорию соседней Австрии во время нарочито веселых и разудалых народных гуляний. И этим было сказано все.

ГДР буквально таяла на глазах ее авторитарных правителей: люди бежали, нарушались все действовавшие нормы народной демократии. Население перестало ходить на работу, покупать билеты в метро, оплачивать покупки в магазинах, использовать местные деньги.

Они уходили пешком, просто-напросто устав от геронтократии Хонеккера. Многие ушли пешком, как ушли бы пешком все из Гаваны и других городов, если бы Куба не была островным государством.

Как поется в одной эстрадной песенке, вскоре коммунистические правители ГДР оказались «хозяевами ничего». И у них не оставалось иного выхода, кроме как вспомнить о знаменитой 19-й статье Конституции ФРГ.

Положения этой статьи разрешали любой из земель бывшей ГДР войти в состав ФРГ. Для этого достаточно было лишь формального изъявления подобного намерения. Роспуск ГДР и ее поглощение рыночной экономикой ФРГ и Европы заняли менее 18 месяцев и оказались достаточно затратным делом.

Так закончился утопический проект под названием ГДР, целью которого была всеобщая уравниловка. Как это ни странно, он был столь же бесчеловечным, как и нацизм.

То, что наступило после распада СССР и роспуска Варшавского договора, приняло необратимый характер и стало частью истории. Никто в этих странах уже не борется за возврат к коммунизму.

Доказано, что не только при капитализме, описанном Марксом, но также и при централизованном планировании экономическое развитие требует огромного стартового капитала.

Верно также и то, что СССР сумел создать этот капитал в первые сталинские пятилетки ценой массового голода и насильственной коллективизации, в ходе которых погибло во много раз больше советских людей, чем во время холокоста.

Верным является также и то, что крайне разрушительное воздействие на советскую экономику оказали международная изоляция СССР в первые 20 лет его существования: огромные затраты и потери в ходе Великой отечественной войны; дотирование буквально всего в течение так называемой холодной войны (включая хлеб, масло, оберточную и газетную бумагу, электроэнергию и железные дороги); ставшая притчей во языцех неэффективность социалистических методов хозяйствования; танки T-74, Варшавский договор, ансамбли народной песни и пляски Украины, фестивали молодежи и студентов, освоение космоса; автомобили «Жигули», сделанные на базе «Фиата 124»; балет Большого театра, выпуск на иностранных языках избранных произведений Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина; нефтяная и тяжелая промышленность, оказавшие пагубное влияние как на окружающую среду, так и на моральный облик их руководителей; олимпийская команда тяжеловесов, скучнейшие кинофильмы Болгарии и Румынии, которые так нравились моему другу Родольфо Исагирре (Rodolfo Izaguirre); и, разумеется, финансирование в течение 40 лет кубинской экономики и национально-освободительных движений в Африке и Азии.

Поколение Маркса при жизни не сумело увидеть «крах капитализма», который должен был произойти во время кризисов 1848 и 1857 годов. А теперь посчитайте, сколько циклических кризисов (правда, только в сознании марксистов) должно было быть до конца капитализма.

Поколение Юрия Андропова, в свою очередь, стало свидетелем гибели того, что поэт Иосиф Бродский назвал «советской цивилизацией».

Коммунизм не только оказался нежизнеспособным, он не продержался даже одного века, отрезка времени, в течение которого проверяется правильность какой-либо идеи.

Комментарии читателей

jorge mario argueta mazariegos
Капитализм ведет к обострению социальных, политических и экономических кризисов, так что до тех пор, пока они будут возникать и углубляться, всегда будет благодатная почва для социалистических идей, направленных на обеспечение всеобщего блага.

tino suarez
Отличная, убедительная статья. Как же рады мы, демократы, исчезновению СССР. Я не люблю диктатуры, независимо от их политической направленности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.