Если вы пытаетесь найти информацию о Сомали, то, возможно, зайдете на сайт Sabahi Online. Там неизменно расписываются трудности радикального исламистского движения «Джамаат аш-Шабааб», которое до сих пор бушует на территории страны. Подобные заявления удивляют сомалийских интеллектуалов, например, председателя союза журналистов Сомали Омара Фарука Османа:


«Мы уже привыкли к появлению порталов «Джамаат аш-Шабааб», на которых они пишут о своей ненависти [недавно исламисты выложили со своего аккаунта в Twitter @HSMPress фотографию трупа западного военнослужащего в форме с подписью «Франсуа Олланд, оно того стоило?»] и ведут пропаганду. Тем не менее, похожих сайтов мы раньше не видели. Это поистине уникальный случай».

Стоит ли рассматривать возникновение информационного сайта Sabahi Online как стремление журналистов к формированию свободной прессы, которая бы выступила с критикой сомалийских мятежников?

Вовсе не обязательно: страна занимает одно из первых мест в мире по числу жертв среди представителей СМИ (в 2012 году были убиты 18 человек, а общее число погибших с 2007 года достигло 250), в связи с чем для них очень непросто открыто говорить об исламистских отрядах, не располагая серьезной поддержкой.

Читайте также: Конгрессмены пытаются отменить запрет на пропаганду

А за Sabahi Online, безусловно, стоит источник этой самой поддержки: информационный ресурс финансируется Африканским командованием вооруженных сил США (AFRICOM). Чтобы убедиться в этом, достаточно щелкнуть по расположенной в самом низу сайта ссылке «О нас». Перед вашими глазами предстанет письменное обещание «точного и объективного освещения событий на Сомалийском полуострове» и «широкого спектра вопросов, которые способны повлиять на регион».

«Культурная война»


В борьбе с терроризмом американцы вновь используют схемы, которые в прошлом применялись в других регионах мира.

Понятие «культурная война» появилось в 1950-х годах в ЦРУ, а затем было подхвачено президентом Дуайтом Эйзенхауэром. В результате было сформировано Информационное агентство США, задачей которого стало распространение на весь мир (в особенности на подверженные коммунистическому влиянию зоны) американских ценностей. Средства принимали самые разные формы: джаз, конференции, распространение книг антисталинских писателей и в первую очередь субсидии публикаций, СМИ и протестных движений на более чем 45 языках.

Американская дипломатия по сей день вкладывает большие средства в СМИ на территории конфликтных зон.

Россия намерена развивать информационные технологии


Многие радиостанции и газеты существуют благодаря тому, что в американском Министерстве обороны называют «информационными» и «психологическими» операциями. Как следует из материалов Военного колледжа армии США, эти концепции должны способствовать достижению целей американских «кампаний и стратегий» в форме дипломатической, информационной, военной и экономической деятельности… «в том числе и в мирное время».

Также по теме: Когда военные кореспонденты перестают быть беспристрастными


Франция пробует силы с радиостанцией


К использованию подобных методов во французских вооруженных силах стараются не привлекать внимания. Хотя понятие психологических операций и прописано в документах, оно все еще находится под запретом и окружено завесой тайны.

Тем не менее, в марте 2012 года в Министерстве обороны скорее всего все же была разработана доктрина в этой сфере. Она предусматривает формирование настоящей стратегии с помощью объединения акций гражданской и военной направленности, пиара и психологических операций.

Подобный подход уже был опробован в Афганистане с 2009 года: существовавшие ранее независимые друг от друга службы перевели в одно помещение для достижения наилучшей координации в работе.

Результаты этого нового подразделения были высоко оценены руководившими действиями войск генералами, которые отметили его эффективность в военных операциях.

Так, например, в январе 2010 года во французской зоне ответственности заработала ориентированная на афганское население радиостанция. Omid FM (в переводе с местного языка это означает «надежда») была призвана дать ответ на пропаганду мятежников и гулявшие по долинам слухи.

Результаты работы этого нового СМИ были отмечены в армейском штабе. Его роль описывается следующим образом:

Читайте также: Синдром Андропова

«Приоритетная задача Omid FM заключалась в противодействии пропаганде мятежников, которая отличается большой эффективностью в связи со скудностью местной информационной картины. Благодаря этому радио местные жители смогли получить другую информацию, которая становилась противовесом для распространяемых мятежниками сведений. Все программы выходили в эфир на двух языках, дари и пушту. Кроме того, радио стало источником развлечений благодаря музыкальным и познавательным передачам».

В штабе признали, что это радио, которое было запрещено решением талибов, тало одной из приоритетных целей для мятежников. На работавших в Omid FM журналистов постоянно сыпались угрозы.

Информация против пропаганды


Как бы то ни было, далеко не все побывавшие в Афганистане наблюдатели не испытывают сомнений по поводу политики Omid FM. Многие люди в политических и военных кругах рассматривают эту радиостанцию как инструмент пропаганду, который идет лишь во вред имиджу французов в операциях подобного рода.

Они предпочитают говорить о результатах работы Radio Surobi, которое сформировала в тот же самый момент более чем неочевидная парочка: полковник Иностранного легиона и французский журналист.

В конце 2009 года полковник Бенуа Дюрье (Benoît Durieux) предложил репортеру Рафеэлю Краффту (Raphaël Krafft) отправиться с ним в Афганистан и запустить радио для местных жителей. Подход этого офицера, который командовал 2-м иностранным пехотным полком, оказался совершенно иным:

Также по теме: К чему приведет тезхническая революция в информационной среде?

«Кризис носит общественный характер и требует афганского решения. Жители городов и деревень враждебно относятся друг к другу: первые презирают вторых, а те не скрывают зависти к ним. Таким образом, задачей французов было не подавить восстание и не завоевать умы и сердца, на чем настаивали некоторые американские офицеры, а попросту «объединить» людей. Но как установить диалог между двумя крайностями в чрезвычайно широком спектре общественного мнения?»

В.И.Ленин в рабочем кабинете в Кремле


Легионер решил собрать команду афганских журналистов, чтобы сформировать вокруг Radio Surobi сообщество слушателей, которые бы смогли вести между собой диалог. Рафаэль Краффт обучил нескольких местных «коллег» и привил им основы журналистской этики. Он настаивал на введении устава, который бы соответствовал уставам радиостанций европейских сообществ.

«Как ни парадоксально, но именно Иностранный легион предоставил мне самую широкую свободу в профессии!»

В достаточно быстрые сроки на радио были выработаны по меньшей мере оригинальные каноны. Афганцам не нравился принятый во Франции формат коротких новостей: они предпочитали им длинные репортажи в стихотворной форме.

Кроме того, было решено отказаться и от мировой музыки: она никому не была интересна. Команда Radio Surobi быстро обрела независимость и начала предлагать собственные репортажи, религиозные и культурные программы, а также проводила встречи, в которых принимали участие жители считавшихся повстанческими деревень.

Директор Radio Surobi Азиз Рахман уверяет, что ему и его сотрудникам была предоставлена широчайшая свобода в работе: предоставившие финансирование французские военные не вмешивались в принятие решений.

Читайте также: Израиль-Палестина - новый виток информационной войны


Он гордится такой самостоятельностью и подчеркивает, что его радио не имеет ничего общего с Omid FM, которая в основном выпускает в эфир «пропагандистские передачи» и «переводы написанных военными материалов».

В чем цель?


Хотя французы и вдохновляются англосаксонским опытом в сфере информационных операций, результаты едва ли можно назвать существенными. У немцев и англичан существуют целые подразделения для выполнения подобных задач, французская армия до сих пор не может создать должности для работы по этой необычной специальности. Иначе говоря, она до сих пор не способна перейти на боле глобальный подход, в координации с дипломатией и политикой.

Эмманюэль Дюпюи (Emmanuel Dupuy), который занимал пост политического советника французских военных в Афганистане до 2011 года, сделал такое замечание:

«Radio Surobi - это жемчужина, к созданию которой приложила руку Франция. К сожалению, она очень быстро отошла куда-то назад в списке приоритетов: начальники подразделений и секторов проигнорировали эту сферу интереса. Свобода слова и развитие культурных проектов являются в такого рода конфликтах настоящими показателями улучшения ситуации в сфере безопасности».

Также по теме: Информационные диктатуры в Латинской Америке

После ухода французов Omid FM немедленно прекратила работу, тогда как Radio Surobi продолжает вещание. Небольшой местной радиостанции удалось привлечь внимание нескольких объединений афганской прессы, которые хотели бы вывести ее на национальный уровень.

По всей видимости, полученный опыт не смог навести военные круги на нужные размышления. Хотя полковник Дюрье считает, что честность была главным средством убеждения слушателей и дискредитации пропаганды мятежников, он все же признает, что его не стали расспрашивать о достигнутых результатах по возвращении в Париж.

В штабе высоко оценивают достижения Radio Surobi, но подчеркивают, что развитие станции во многом определялось улучшением ситуации в сфере безопасности.

Ну а что насчет, Omid FM? Смогло ли это радио подорвать доверие к пропаганде талибов? Довольно сомнительно. «Принципы общественного мнения действуют и в Афганистане. Афганцы вовсе не глупее других: если СМИ лжет им, они прекрасно это понимают!» - делает вывод французский офицер.

Как бы то ни было, большинство стран НАТО открывают радиостанции и газеты подобного рода везде, где ведут операции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.