Освещение немецкими газетами и другими средствами массовой информации событий в России и в Восточной Европе подвергается критике. Публикуемые материалы считаются поверхностными, основанными на клише, негативными. В них содержатся ошибки, и эта работа недостаточно хорошо финансируется. На самом деле, речь в данном случае идет о структурных проблемах международной журналистики.

Однако одними жалобами здесь не обойдешься. Для улучшения работы корреспондентов нужно пойти по новому пути. Для этого исследования в области журналистики должны иметь более тесную связь с практикой. Журнал Osteuropa (Восточная Европа) стал инициатором проведения дискуссии по поводу качества и значимости освещения событий в России и в Восточной Европе.

Подобные дебаты важны по двум причинам. Во-первых, они обращают внимание на понижающееся качество, ухудшение условий работы и падения интереса у читателей, зрителей и слушателей, что затрагивает международную журналистику в целом. Международная журналистика - это прежде всего вопрос о ценностях, мы должны дискутировать о том, насколько ценной для нас является более дифференцированная картина. Во-вторых, фокусирование внимание на России и Восточной Европе является важным. Хотя то же самое можно сказать и о других регионах мира.

Однако решающее значение имеет то обстоятельство, которое можно считать в равной степени справедливым в отношении всех регионов: мир быстро меняется, поэтому следует регулярно проверять, соответствует ли действительности та картина, которую мы получаем о других странах, культурах и политиках, прежде чем в нашем сознании закрепятся клише, основанные на уже устаревших представлениях. Это относится ко всем людям, но особенно - к журналистам как профессиональным посредникам. Для этого мы должны знать, как изменилось и изменилось ли вообще за прошедшие 10, 20, 30 лет освещение российских событий в немецких средствах массовой информации. Мы должны спросить, какую картину предлагают немецкие средства массовой информации о других восточноевропейских странах, как изменилась самооценка работающих в Восточной Европе корреспондентов, в чем заключается их каждодневная работа и что это означает. Что является характерным для освещения событий в Восточной Европе?

Недостатки в работе иностранных корреспондентов часто называются, и они затрагивают, прежде всего, две области: кто важен (структура мирового информационного общества), кто рассказывает (конкретный «журналист», его представление о работе и о среде, а также расхождения между мнением о самом себе и содержанием средств массовой информации).

Кто важен: структура мирового информационного общества

Глобальные информационные потоки и вместе с ними международная журналистика подвержены влиянию близости элиты и ее статуса в отдельной стране. О стране, с которой корреспондент чувствует себя связанным и которую он считает влиятельной, сообщается больше, чем о той, которую он считает менее значимой и менее важной. И глобализованный мир продолжают описывать с точки зрения отдельных национальных государств: «заграница» сравнивается с собственной страной и часто представление о другой стране доступно только через такого рода очки, что приводит к искажениям.

Внимание к различным странам и регионам отражается в распределении корреспондентов: с немецкой точки зрения важно то, что происходит в Брюсселе и в Вашингтоне. Доля направленных в страны СНГ корреспондентов уступает соответствующему показателю в Азии, а также в Северной Америке и в Южной Америке, и составляет 4,3%. Однако это не следует рассматривать изолированно. В подготовленном по заказу ЮНЕСКО в 1980 году докладе группы Мак-Брайда (McBride) подчеркивалось, что прежде всего страны третьего мира оказываются в невыгодном положении, а в другом исследовании Восточную Европу однозначно включили в состав «невидимой части мира».

В Германии подобного рода ситуация изменилась после того, как Советский Союз перестал существовать. Его развал привел к тому, что «элитный статус» бывшей блоковой державы был ослаблен после появления корневой Российской Республики, однако полностью не исчез. Вместе с тем, помимо России, в поле зрения оказались 14 новых независимых государств со своей культурой, религией и ландшафтами, раньше эти страны, будучи советскими республиками, не вызывали большого интереса. Некоторые из них, например прибалтийские государства, обратили на себя дополнительное внимание из-за их статуса в качестве членов Европейского Союза, который помог им стать «ближе».

Однако, по сути, «новостные державы» остались теми же самыми. Такие качества, как влияние и близость, не изменились после переломных событий 1989 года, а также после 11 сентября 2001 года. Это подтверждает, что теория ценности информационных сообщений хорошо объясняет глобальный выбор новостей. Соединенные Штаты продолжают оставаться новостной сверхдержавой, и их доминирование в мире возросло. Великобритания, Франция, Германия и Россия по-прежнему входят в первую двадцатку, которая продолжает играть определенную роль независимо от актуальных событий. Недавно к этой группе добавились такие кризисные регионы, как Афганистан, Ирак, Иран и Сирия.

Региональный аспект: в отличие от этого, в 2004 году все международные информационные центры располагались в северном полушарии, тогда как восточноевропейское пространство принадлежало к так называемым странам с развивающейся экономикой. Это означает, что информационная география, несмотря на значительные политические и технических изменения (интернет), в течение десятилетий определяется почти теми же самыми представлениями об окружающем мире и понятием статуса, что, кстати, находит свое отражение как в журналистике, так и в исследованиях в этой области.

Россия с точки зрения масштабов освещения происходящих событий на телеканалах ARD, ZDF, RTL и Sat.1 в 2010 году находилась на четвертом месте. Первое место заняли Соединенные Штаты, о которых сообщалось в 3,5 раза больше, а на втором месте оказалась Франция. Россию опередил также Афганистан, что, естественно, связано с нахождением немецких солдат в районе Гиндукуша. Основными темами политических сообщений в общественно-правовых средствах массовой информации были внутренняя политика, выборы и системные изменения в соответствующих странах. Частные телеканалы преимущественно сообщали о насилии или о несчастных случаях. Россия оказалась в сфере внимания немецких телеканалов из-за своего участия в переговорах по поводу договора СНВ, дебатов относительно ОБСЕ накануне саммита этой организации в казахстанской Астане в декабре 2010 года, а также по причине террористических актов. В 2011 году арабские революции, ядерная катастрофа в Фукусиме, а также государственные долговые кризисы в еврозоне были наиболее значимыми международными темами.

В общем объеме информационных сообщений Россия заняла всего лишь 14-е место. На первом месте остались Соединенные Штаты, второе место по причине гражданской войны заняла Ливия, тогда как третье место досталось Франции. На четвертом месте оказалась Япония, а на пятом – Греция. Япония, Египет, Сирия, Тунис и Норвегия в 2011 году вошли в число первых 20-и стран. Россия в 2011 году оказалась единственной восточноевропейской страной в группе топ-20, и особое внимание получил теракт в московском аэропорте Домодедово в январе 2011 года, а также парламентские выборы и протесты в декабре 2011 года.

В 2010 году в группу топ-20 входила еще и Польша (11 место). Причиной этого стала смерть польского президента Качиньского в авиакатастрофе в апреле, а также наводнения в мае и в августе. Хотя другие восточноевропейские страны и не попали в список 20 государств, о которых в большей степени сообщали немецкие телеканалы, в отдельные месяцы им удавалось это сделать. Так, например, в июне 2010 года Киргизия попала в эту группу из-за столкновений с применением насилия между узбеками и этническими киргизами, а в октябре 2010 года это сделала Венгрия по причине экологической катастрофы на химическом предприятии.

Россия из-за лесных пожаров в августе 2010 года оказалась в списке топ-10, чего не случилось после террористического акта в московском метро в марте 2010 года, так как, судя по всему, в данном случае имела место очень острая конкуренция тем (скандал о жестоком обращении с детьми, кризис в Греции, землетрясение в Чили и тому подобное). Во многих из названных примеров страны были просто местом действия. Имеющиеся данные не позволяют более точно судить о том, была ли какая-то страна только местом действия или еще и актером. Важно было бы также выяснить, в каком количестве сообщений зритель мог что-то узнать о самой стране, а также о ее действиях на международной арене.

Новые исследования подтверждают, что продолжает оставаться важным то, в какой стране происходят события, но вместе с тем отмечается, что значительно больше внимание, чем предполагалось ранее, уделяется самому типу событий. Это относится также к освещению в немецких ежедневных газетах событий, происходящих в Восточной Европе. Если тема вызывает интерес, то тогда вызывает интерес и страна, которая до этого не находилась в фокусе внимания. Сербия считается, скорее, периферийной страной, но она часто оказывалась в сводке иностранной информации, так как тема военных преступлений, а также международно-правовой статус Косово считались интересными и важными. Чемпионат Европы по футболу, проводившийся на Украине и в Польше, или Олимпийские игры в Сочи приводят к тому, что средства массовой информации направляют свет своих прожекторов на те страны, которые, скорее, воспринимаются как находящиеся в стороне от всеобщего внимания.

Если медиайный интерес к стране падает, то это не должно обязательно означать, что ей уделяется меньше внимания. Причиной может стать также новостная ценность происходящих событий. В 1989 году количество сообщений иностранных корреспондентов о распаде коммунистической однопартийной системы в Восточной Европе достигло рекордных отметок. Десять лет спустя количество сообщений из этого региона сократилось наполовину, так как в нем не происходило событий, имеющих соответствующую информационную ценность.

Кто рассказывает: «журналист»

В свое время журналисты рассматривали себя как альтруиста, объясняющего мир. Тот, кто беседует с иностранным корреспондентом, получает также картину событий от профессионала, заинтересованного в качестве передаваемых сообщений и их упорядочении. Однако на этой картине обнаруживаются царапины, если заняться анализом медийного содержания. Романтический взгляд имеет мало общего с реальностью современного мира средств массовой информации. Большинство журналистов являются создателями темы, и они хотели бы зарабатывать деньги с помощью товара под названием «история».

Создатель темы в меньшей степени ориентируется на идеалы образования (то есть на то, что должны знать граждане), и его больше интересуют запросы потребителей (что они покупают, какой канал они включают). Тот, кто хочет много продать, предлагает такие истории, которые хорошо вписываются в мейнстрим и в представления находящейся на родине редакции, а это может также означать ориентацию на существующие там стереотипы. На заметном месте оказываются такие темы, которые распространяются информационными агентствами и обсуждаются в интернете. Существующие формулы звучат так: ДКП - делай короче и проще (KISS: keep it shot and simple), и ВКК (войны, кризисы, катастрофы), и их следует принимать во внимание тем, что хочет продать свою «историю».

И корреспонденты следуют существующему тренду и делают ставку на эмоции, сенсации, персонализацию, а также на знаменитостей и развлечения. Короче говоря, происходит процесс ориентации на бульварную прессу. Подобным образом построенные истории легче продать - в ведущих средствах массовой информации и в качественных изданиях, а также во всех остальных. Этот тренд усиливается тем, что многие иностранные корреспонденты по разным причинам - деньги, риски, удобство, спрос, временное давление - все меньше времени уделяют подготовке материалов. Часто они оказываются плохо осведомленными о тех регионах, где им приходится работать. Профессиональная подготовка, а также знание языка и страны пребывания в последнее время почти не рассматриваются редакциями в качестве критериев при отборе кандидатов. Внимание обращается, прежде всего, на социальный и символический капитал.

Редакции направляют за границу тех сотрудников, которые этого хотят и которые обладают соответствующими личными качествами. Некоторые корреспонденты все еще позволяют себе быть очень мало знакомыми с потенциалом, скрывающимся в социальных медиа. Однако тот, кто в этом не разбирается, легче попадает в зависимость от помощников на местах, от стрингеров и разного рода посредников. Он слишком охотно верит в то, что блогеры и гражданские репортеры выдают лучший результат за меньшие деньги, и он склонен принимать ошибочные решения, которые могут привести к недостаточно упорядоченному функционированию этического компаса: источники не называются точно, местные особенности часто являются ошибочными. Если в материале упоминается Тбилиси, это вовсе не означает, что корреспондент там действительно побывал. Самое главное, чтобы было правдоподобно…

Тренд относительно использования знаменитостей приводит к тому, что корреспонденты иногда получают конкуренцию из своего собственного дома. У телеканала ZDF есть корреспондент в Китае, однако перед Олимпийскими Играми 2008 года туда для подготовки репортажей была направлена Мариетта Сломка (Marietta Slomka) - более известное телевизионное лицо. Объяснялось это тем, что у нее более свежий взгляд, чем у работающего там корреспондента. Хорошо исследован вопрос о том, насколько сильно влияют существующие клише на сообщения из России в немецких средствах массовой информации. Постоянно подтверждается тенденциозно негативное, а иногда и враждебное представление о России. Образы играющих на балалайке поэтов и вечной империи зла времен конфликта Восток-Запад не исчезли, агрессия и преступность являются особенно частыми темами, негативное отношение в публикуемых в средствах массовой информации сообщениях соответствует, судя по всему, позиции немецких внешнеполитических актеров. Будь то конфликт в Грузии или возможное нападение на Крым, ведущие надрегиональные средства массовой информации быстро и без дальнейшего анализа представляют Россию как агрессора.

Официальные представители России часто указывают на то, что подобного рода стереотипы, в том числе относительно агрессивности России, характерны для публикуемых в немецкой печати сообщений. Очевидно, создается впечатление, что немецкая пресса особенно предвзято информирует о событиях России. Михаил Горбачев часто высказывал подобную критику, в том числе он сделал это в 2008 году в письме, направленным немецким журналистам. На основании того, как немецкие средства массовой информации сообщают из России, по мнению Горбачева, создается впечатление, что речь идет в данном случае о целенаправленной кампании - как будто все черпают сведения из одного источника, в котором находится всего несколько тезисов (в России не существует демократии, подавляется свобода слова, проводится коварная энергетическая политика, власть сползает к  диктатуре).  

Горбачев упрекнул немецких издателей газет в том, что «их ничего не интересует за этими рамками» и призвал их к пониманию того, что существует контекст Германии и контекст России. Следует понять, что Россия вынуждена преодолевать в своем развитии самые различные препятствия. И перепрыгнуть через них нельзя, отмечает Горбачев. Этот упрек западные средства массовой информации должны себе сделать.

Они должны также проявлять больше понимания относительно того, что процессы трансформации никогда и нигде не происходят за один день; системам и людям требуется время. При этом может стать необходимой фаза авторитарного отката назад (roll-back), как это происходит в течение 12 лет правления Путина. Проявлять понимание не означает, естественно, одобрять коррупцию или подтасовки на выборах, однако это предполагает как раз критическое наблюдение за происходящими событиями.

По двум пунктам можно возразить Горбачеву и его критике СМИ. Во-первых, формула «войны, кризисы, катастрофы» как селекционный принцип работы иностранных корреспондентов действует независимо от конкретной  страны: камеры всегда поворачиваются в ту сторону, где что-то гремит и взрывается. Если в России, к примеру, больше насилия, чем в Швеции или в арабском регионе, в таком случае больше сообщается о насилии в России, а когда потенциал насилия высок в арабских странах, как это происходит с весны 2011 года, то тогда именно эти страны и попадают в  фокус информационных сообщений. Во-вторых, западные средства массовой информации, и не только немецкие медиа, обычно освещают события в странах с дефицитом демократии, скорее, с критических позиций. Это относится не только к России, но и, например, к Венгрии или к Румынии, или к Турции, к Бирме, к латиноамериканским государствам, а также к другим странам.

Способность выслушивать несколько сторон по определенной теме для того, чтобы как можно ближе подойти к действительности, относится к профессиональной самоидентификации работающих в демократических системах журналистов. Этот критический взгляд часто не совпадает с точкой зрения правительства страны пребывания и ориентирующихся на правительственный курс средств массовой информации, а учитывает также аргументы оппозиции в стране. Когда критикуемые правительства, как это было недавно в Венгрии и в Румынии, утверждают, что  западная пресса была введена в заблуждение оппозицией, то это всего лишь один из возможных взглядов, но не обязательно «правильный». Особенно в России критика по поводу стереотипного восприятия временами, кажется, превращается в общую критику критики.

Общественные силы в собственной стране, работающие вместе с другими государствами, должны теперь быть зарегистрированы в России как агенты, а парламент планирует еще поставить подобное клеймо на средства массовой информации, получающие деньги из других стран. Судя по всему, и парламент рассматривает все, что не соответствует правительственной позиции, как вмешательство во внутренние дела по указанию иностранной пропаганды и ожидает от прессы того, чтобы она воспринимала себя как удлиненную руку официальной позиции. Подобного рода понимание журналистики характерно для авторитарных, а не для демократических систем. Вместе с тем было бы интересно посмотреть, насколько более критично западные средства массовой информации наблюдают за дефицитами демократии в России, чем в других странах. Однако на основе имеющихся в настоящее время данных однозначно измерить это не представляется возможным.

Но стереотипы также полезны. Как и обращение к символам или к распространенным мыслительным схемам, они помогают в процессе редукции сложного. Однако нужно знать, откуда они взяты, для того, чтобы иметь возможность их оценить. Некоторые стереотипы берутся из фильмов, тогда как другие можно вывести из принципов работы предприятий. В руководстве концерна Alex Springer AG (вариант 2001 года) так сформулирован один из пяти «основных общественно-политических принципов»: «поддержка трансатлантического союза и солидарность в рамках свободомыслящего сообщества ценностей с Соединенными Штатами Америки». Однако доброжелательный образ Америки не должен автоматически способствовать созданию негативного образа России. Приведенный пример указывает на существующую лакуну. Не хватает анализа соответствующих редакционных политических установок: не поддерживаются ли именно здесь стереотипы? Что происходит в том случае, когда оценка редакции отличается от позиции корреспондента?

Журналисты несут большую ответственность за образ России, складывающийся у их читателя, однако у них нет возможности непосредственного его изменить. Поэтому может существовать разрыв между восприятием журналистов и представлениями граждан. Общее правило: публика воспринимает то, что находится на повестке дня средств массовой информации. Когда появляются сообщения о России, публика смотрит в сторону России. Но как сообщения средств массовой информации влияют на представления, имеющие отношение к политическим взглядам, к насилию или просто к стереотипам? Одно можно сказать точно: публика при оценке политиков или какой-то определенной темы пользуется теми критериями, которые она получает из средств массовой информации. Однако не полностью доказано, каким образом этот эффект инструктирования (Priming-Effekt) усиливается или ослабляется за счет предварительного знания, доверия к публикациям в средствах массовой информации, а также того значения, которое имеет конкретная тема для отдельного человека. Другими словами: важным является то, что средства массовой информации включают в предлагаемую повестку дня, и как они это делают, однако журналисты не имеют возможность с помощью своих материалов непосредственно изменить мнение публики.

То, насколько сложным является картина восприятия происходящих событий публикой и СМИ, показывают различные исследования об образе России в 2007 году. Эти исследования были сделаны по заказу тех предприятий, которые занимаются бизнесом в России. Анализ содержания ведущих немецких средств массовой информации показал, что каждый третий автор использует стереотипы, преимущественно негативного характера. Самооценка тех журналистов, которые занимаются Россией, руководителей отделов и главных редакторов выглядит иначе: 80% считают, что отражение немецкой прессой ситуации в России является реалистичным, а публикуемые материалы основываются на достаточном количестве источников. Большинство журналистов при оценке политического лидерства помещают Россию немного впереди Китая и Евросоюза, но намного позади Соединенных Штатов, тогда как в области экономики Россия, по их мнению, играет во второй лиге.

Многие хотят, чтобы Германия проводила в отношении России более жесткий курс даже в том случае, если это будет вредить ослаблению напряженности. И большинство журналистов считают, что население Германии имеет негативный образ России. Это ошибочное мнение. Проведенный почти в то же самое время опрос показал, что 40% немцев «очень сильно» или «сильно» интересуются Россией, а еще 46% интересуются ей «не очень сильно», более половины считают Россию надежным экономическим партнером, почти три четверти полагают, что сотрудничество в энергетическом секторе способствует улучшению политических отношений. Однако 84% опрошенных считают, что образ России у немцев находится под влиянием предрассудков, но при этом проведенное исследование не позволяет судить о том, о каких предрассудках идет речь. 49% опрошенных не считают, что публикации о России в средствах массовой информации достаточно объективны, и только 36% полагают, что они в достаточной мере информированы о России.

Эти исследования являются примером и поводом для дальнейшего обсуждения, а также для перенесения полученных знаний в практическую сферу. Давно пора редакциям не только принимать к сведению как тему исследований, о которых они сообщают, но и чаще критически проверять, к каким выводам приходят специалисты относительно самих журналистов и сферы их профессиональной деятельности, а также пытаться использовать полученные данные в каждодневной редакционной практике и понимать, какие аспекты, с их точки зрения, было бы полезно еще изучить. Многие вопросы остаются открытыми: насколько значимы отдельные влияния? В какой мере позиция Горбачева относительно воссоединения (Германии) оказывает влияние на образ России у немцев? В чем причина разрыва между медийным восприятием и восприятием гражданского общества? Между прочим, более тесное взаимодействие практиков с теми, кто разбирается в прикладных журналистских исследованиях, могло бы способствовать  улучшению существующих и по сей день направлений в журналистских исследованиях, которые часто также подвержены влиянию старых представлений о мире.

Вывод

В освещении событий как за границей, как и внутри страны, все более профессионально подготовленные пиар-эксперты противостоят все хуже оснащенным журналистам. Во время конфликта на Кавказе Грузия и Россия обратились к услугам пиар-агентств, которые должны были выиграть для них борьбу за право толкования событий, борьбу за влияние на общественное мнение, а также за «подходящих» каждой из сторон журналистов. За подобного рода деятельностью следует критически наблюдать, раскрывать ее смысл и делать ее открытой для общественности. Для общества представляет огромный интерес вопрос о том, кто занимается интерпретацией событий: делают ли это эксперты в области коммуникаций в интересах их заказчиков? Или журналисты, которые в первую очередь отвечают перед демократической общественностью? Гражданское общество должно добиваться подобного рода прозрачности.

Дискуссии относительно значения критической международной журналистики должны быть выведены за пределы башен из слоновой кости, создаваемых специализированными изданиями и научными конференциями. Только в том случае, если удастся показать публике важность международной журналистики, она может вновь занять достойное место в редакциях. Только в этом случае повысится интерес читателей, а также квоты. Многие медийные компании не смогли объяснить своей публике, чем отличается хорошая международная журналистика, во что она обходится и какую ценность она имеет для нашего представления о мире. Они очень редко показывают примеры неудачной работы и просто плохой журналистики.

В таких специализированных изданиях как Message, а также на журналистских научных конференциях, в том числе проводимых организацией Netzwerk Recherche, проходят бурные дискуссии. Однако этого недостаточно. Представление о том, что обсуждаемые вопросы якобы никого не интересует, основано, судя по всему, на существующих клише: каждый ответственный гражданин, для которого гражданское общество является важным, должен также ценить живой и критический взгляд на мир. Освещение событий в средствах массовой информации – наряду с внутриполитическими соображениями, международными влияниями и личными установками - воздействует также на внешнеполитических актеров и тем самым на политический процесс. Задача средств массовой информации в демократическом обществе состоит в том, чтобы с помощью критики и контроля формировать общественное мнение относительно происходящих в мире событий.

Чтобы лучше понять, что нужно сделать, мы должны более внимательно наблюдать. Мы должны знать, каким образом - если это вообще произошло - в немецких средствах массовой информации изменилось освещение происходящих в России событий за прошедшие 10, 20, 30 лет. Мы должны спросить, какой образ восточноевропейских стран создает немецкая пресса, как изменилось самооценка восточноевропейских корреспондентов, как строится их обычная работа и что это означает. В ходе такого рода дискуссии должны также обсуждаться вопросы о том, какие перспективы открывают перед международной журналистикой изменения, происходящие в средствах массовой информации, а также в профессиональной практике журналистов.

Директор телерадиокомпании BBC World Service Ричард Сэмбрук (Richard Sambrook) настоятельно рекомендует корреспондентам объединить старый и новый медиа-миры и работать в мультикультурных командах, поскольку такого рода сотрудничество способствует активному процессу взаимного понимания всеми сотрудниками существующих культурных различий. В конечном итоге мы должны задать себе вопрос о том, что сегодня является самым характерным в сообщениях о происходящих в Восточной Европе событиях? Какой опыт сотрудничества в области средств массовой информации представляется полезным? Что оказывает влияние?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.