Atlantico: В четверг Лоран Фабиус (Laurent Fabius) провел встречу со своими европейскими коллегами, чтобы убедить ЕС расширить поддержку французских войск в Мали. Почему Франция до сих пор вынуждена действовать в одиночку в малийском вопросе?

Франсуа Жере: Что касается поддержки, тут мы наблюдаем полнейший консенсус. Франция лишь следует резолюции 2085 Совета безопасности Организации объединенных наций. Тем не менее, ей пришлось в спешном порядке вмешаться в ситуацию, так как наступление сил салафитов на юг Мали поставило под угрозу столицу и всех находившихся в ней европейских граждан. Наши войска вмешались, чтобы защитить всех тех, кто оказался в опасности, начиная с малийцев в Томбукту, которых преследовали фанатики. Если бы мы ничего не сделали, то люди стали бы критиковать нашу нехватку решимости, наше бессилие.

— В настоящий момент Франция располагает лишь логистической поддержкой США, Великобритании и Дании. Рассматривается ли перспектива материальной и военной поддержки, и какие страны могли бы ее оказать?

— Сейчас чрезвычайно важно сплотить Европейский Союз, хотя его возможности ограничены, а сам он переживает беспрецедентный экономический кризис. Франция не одинока. Она просто начала действовать раньше, и Лоран Фабиус попросит ускорить эту поддержку. Хотя такая возможность еще не рассматривается, нужно, что НАТО тоже вступило в игру. Стремительное развитие ситуации и действия террористов по всему Магрибу вплоть до Сомали подчеркивают срочную необходимость последовать примеру Франции. Все находящиеся там европейские граждане могут превратиться в заложников.

— Может ли получиться так, что Франция окажется единственной развитой страной, чьи войска будут задействованы в Мали?


— США и Великобритания предоставляют поддержку. Но достаточно ли этого? Еще нет. Мы еще не в полной мере осознали серьезность и сложность ситуации. В ближайшие дни стоит ждать активизацию Европы и ускорение военного сотрудничества. Но этого недостаточно. Это вмешательство действует на благо Мали, защищает свободу и суверенитет государств региона, которые оказались под угрозой из-за стремления мусульманских групп захватить власть и добиться от международного сообщества признания легитимности государства с законами шариата.

— В то же время намеченное на будущую неделю формирование африканского военного контингента общей численностью в 3200 человек, по всей видимости, затягивается. Существует ли среди стран ЭКОВАС настоящий консенсус по поводу этого вмешательства и почему?


— Франция ни в коем случае не может в одиночку нести на себе это бремя. Это касается и малийцев, которым нужно преодолеть разногласия и найти путь к демократии. Это касается соседних стран и африканцев, которым в период экономического роста нужно продемонстрировать умение сотрудничать и брать на себя ответственность. Кризис в Мали — это проверка для развивающейся Африки. Разумеется, существует опасность, что каждый из соседей Мали попытается перетянуть одеяло на себя, повлиять на неясное будущее страны в зависимости от своих частных интересов. С учетом относительной слабости малийских властей, этот риск более чем реален. Он в значительной мере повлияет на успех или провал французского вмешательства. Короче говоря, мы не сможем помочь тем, кто не желает помогать друг другу. Контингент в 3200 человек ровным счетом ничего не значит, если он не может слаженно проводить операции, если он не следует четкой стратегии по уничтожению подвижных, активных и боеспособных вооруженных сил противника. Таким образом, проблема является одновременно военной и политической.

— В этой ситуации складывается впечатление, что Франция растеряла прежнее умение увлекать других за собой на международной арене. Что это, изменение отношения в связи с ее статусом державы средней руки или же реальная потеря дипломатических прерогатив?


— Странно, что у нас вообще возникают вопросы насчет этой способности Франции. Еще вчера ее вмешательство в Чаде и Центральноафриканской Республике подвергалось резкой критике и сравнивалось с неоколониализмом. Сегодня же, когда она вмешивается со всей умеренностью и обладает легитимностью, которую предоставил ей Совет безопасности ООН, начинают говорить о ее ослаблении. Нужно признать, что в Африке действуют новые дестабилизационные силы (в первую очередь агрессивный салафизм), которые стремятся утвердиться на международной арене. Кроме того, сегодня Франция, насколько это возможно в ЕС, действует вместе со своими союзниками. Она провела операции в различных африканских странах, потому что (не считая Великобритании) является единственной страной, у которой есть необходимые для этого технические возможности.

В текущей ситуации частные интересы Франции стали неотделимы от интересов других западных государств и даже тех развивающихся стран, которые, как, например, Китай и Турция, пытаются закрепиться на огромных африканских просторах.

Франсуа Жере, историк, специалист по геостратегии и основатель Французского института стратегического анализа

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.