Хиллари Клинтон, которая буквально на днях сложит с себя полномочия госсекретаря США, 18 числа заявила, что у Америки нет никакой жесткой позиции по вопросу суверенной принадлежности островов Дяоюйдао, однако добавила, что США признает, что сейчас острова находятся под административной юрисдикцией Японии, и она осуждает любые односторонние попытки изменить это положение вещей. Это еще один яркий пример того, как, заявляя о своей бесстрастности, Америка все же отдает предпочтение одной из сторон.

Такое заявление не вызывает удивления. Без сомнения, если произойдет дальнейшая эскалация конфликта, то американские военные тоже, скорее всего, отдадут предпочтение не нам. Есть серьезная вероятность того, что в тот день, когда Китай и Япония действительно вступят в схватку друг с другом, Америка перейдет к конкретным действиям по оказанию давления на КНР. Это все совершенно ясно, и если бы у нас не было психологической выносливости, то мы бы изначально не стали посылать к островам свои патрульные суда и самолета, а ограничились бы парой возмущенных заявлений.

И конфликт вокруг островов Дяоюйдао, и напряженность в Южно-Китайском море - все это рано или поздно возвращает нас к теме нашей большой шахматной партии с Америкой. И если принимать вышеприведенное заявление Клинтон слишком близко к сердцу, то нам вообще нужно пересматривать всю нашу внешнюю политику вплоть до того, чтобы вновь задаться вопросом, обязательно ли нам стремиться к возрождению нации.

Читайте также: Китайско-японский спор все сильнее отражается на экономике

Можно со всей уверенностью утверждать, что в китайско-американских отношениях есть определенная закономерность. Чем слабее Китай, тем слабее на него давление со стороны Америки. Чем больше растет реальная мощь Китая, тем решительнее становятся направленная против него американская политика. И это совершенно естественно для большого государства, которое постепенно идет по пути превращения в сверхдержаву.

Значит ли это, что региональное противостояние, подобное спору вокруг Дяоюйдао, может привести нас, в конечном итоге, к военному конфликту с Америкой? Это отдельный вопрос, но мы считаем, что едва ли.

Зенитно-ракетные комплексы "Пэтриот" (PAC-3) в Японии


В первую очередь, все зависит от того, есть ли у Америки решимость бороться с возвышением Китая военным путем. По крайней мере, сейчас у США подобной решимости нет. Китай постепенно становится все сильнее, и вместе с этим все больше растут и стратегические риски, связанные с подобным противостоянием. США совершенно очевидно не желают по своей воле идти на такой риск, и американский электорат тоже вряд ли будет рад, если правительство поставит будущее страны на кон в такой ненадежной игре.

Второй момент: переходит ли Китай какие-либо границы? Является ли он прямой угрозой жизненно важных интересов США? Если бы мы дерзко распространяли свое влияние по всей Восточной Азии, стараясь, подобно Японии, всюду сунуть свой нос и планируя полностью изгнать Америку из региона, то да, это была бы прямая атака на интересы США, которая могла бы вызвать ответную реакцию. Но Китай – не та страна, что может действовать подобным образом. Мы не имеем желания посягать на чужую территорию. Все наши территориальные споры, хоть с Японией, хоть с Филлипинами или Вьетнамом – попытки восстановить территориальную целостность страны, и если вдруг так случится, что действительно начнется война между Китаем и Японией, то суть и природа этой войны будут с первого взгляда понятны каждому.

Также по теме: США переключилась с Ближнего Востока на Азию

В-третьих, Дяоюйдао находится в сфере эффективных действий сил китайской национальной обороны, и если Америка все же примет решение принять военное участие в конфликте, то ей придется несладко. У Китая достаточно средств как военного, так и мирного характера, чтобы заставить США пожалеть об этом шаге. В ходе такого конфликта Америка увязнет в трясине, в которую ей совсем не хочется попадать, и еще меньше она хочет ударить в грязь лицом.

Именно поэтому нам следует спокойно относиться к тому, что в позиции Америки по Дяоюйдао постоянно будут происходить какие-то небольшие изменения. Более того, нам не стоит ни предаваться пустым иллюзиям и радоваться просто потому, что кто-то сказал пару слов, благоприятных для Китая, ни падать духом или даже малодушничать только потому, что Хиллари Клинтон в очередной раз показала свое настоящее отношение к КНР. Нельзя переоценивать важность американского фактора, однако здесь пока нет ничего, с чем мы не могли бы справиться. Все происходит прямо у нашего порога, мы не направляемся в глубины Тихого океана, чтобы сеять там раздор и смуту. Мы защищаем свой территориальный суверенитет, и в то же время мы - не та страна, которая ищет конфликты.

Неважно, решится ли Америка на вторжение или нет, в решении споров вокруг Дяоюйдао, а также других островов в Южно-Китайском море мы все равно должны придерживаться первоначального курса: действовать разумно, экономно и помня о наших интересах. Китай не стремится к войне, но и не страшится ее, и обе части этого девиза одинаково важны. Неважно, кто наш соперник, наши позиция и решимость должны быть непоколебимы.

Читайте также: «Азиатско-Тихоокеанская» политика США


Впереди нас ждет очень сложная шахматная партия с Америкой и Японией. Все стороны будут внимательно приглядываться друг к другу, собирать информацию, нащупывать дно, вести психологическую борьбу, в то же время максимально пользуясь преимуществами сотрудничества. Действительность такова, что сейчас никто не хочет войны, хотя все и рассматривают подобный вариант развития событий. Военные перспективы подобного противостояния по-прежнему не ясны, а вот стратегическая обстановка все больше проясняется, и суть ее в том, что сейчас не то время, когда основные державы западной части Тихого океана схлестнутся в стратегическом противостоянии. Дяоюйдао не настолько взрывоопасен.

Сейчас для Китая в споре о принадлежности Дяоюйдао важнее всего последовательность. Мы должны донести до всего мира суть нашей позиции и сделать это ясно и четко, чтобы ни у кого не осталось никаких сомнений, что наша решимость отвечать ударом на удар в случае возникновения любых военных провокаций ничуть не меньше, нежели наша решимость добиться возвышения мирным путем. Если мы донесем до мира эту мысль, то вовсе и не надо будет заботиться о том, что там сказал тот или иной американец.

Перевод выполнил Кокорев Федор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.