Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль)

Результаты выборов, действительно, свидетельствуют о том, что произошел серьезный поворот в политике. Однако этот поворот  – отнюдь не в пользу левого лагеря. Левые больше других пострадали от произошедшего. Долгие годы представители левого лагеря мечтали о том, как жители «государства Тель-Авив» выйдут из домов и массово двинутся к избирательным урнам. И вот это произошло. Правый лагерь получил удар. Левый лагерь потерял партию, которая могла бы претендовать на первенство. Сомневаюсь, что в этом политическом лагере мечтали о рождении политического младенца по имени Яир Лапид.

Политическая карта страны полностью перекраивается. Новый передел. В ходе этого передела ультраортодоксальные партии могут потерять свою традиционную роль – «весовой гири» («лашон мознаим»), склоняющей чашу весов в пользу того или иного политического блока или партии.

В 2013 году левый лагерь пошел на выборы, будучи многоголовым, двигаясь в разных направлениях. Социально-экономический левый лагерь, возглавляемый Шели Яхимович, и государственно-политический левый лагерь под началом Ципи Ливни. Обе, Яхимович и Ливни, считали себя претендентками на пост главы правительства. Обе потерпели поражение.

В Аводе обвиняют Яхимович. Ливни и прежде не удавалось добиться успеха. Но речь не идет о персональном поражении двух политиков – как минимум, не только об их личном проигрыше. Речь идет о поражении определенной политической повестки дня.

В государственно-политической сфере левый лагерь можно оценить в 12 депутатских мандатов: Тнуа Ципи Ливни и МЕРЕЦ. На первый взгляд, в данном вопросе существует равенство. Еврейский дом, после подсчета голосов военнослужащих, получит 12 мест в кнессете. Однако  и Ликуд бейтейну имеет достаточно внятное мнение по теме арабо-израильского конфликта. Это мнение является не столь подчеркнутым, как у Еврейского дома, но более однозначным, чем у партии Авода.

Даже если мы решим проигнорировать 11 депутатских мандатов ШАС, ясно одно: израильские избиратели склонны к правому видению проблемы арабо-израильского конфликта. Государственно-политический левый лагерь потерпел серьезное поражение.

Социально-экономический левый лагерь также проиграл правым. Точнее, малоимущие слои населения проиграли среднему классу.  Яхимович не ошиблась в своем утверждении, что предвыборная повестка дня – не государственно-политическая, а социально-экономическая. Она просто не смогла определить того, кому должна была быть адресована эта повестка.

Партии, которые главной темой своей предвыборной повестки сделали проблемы социально слабых групп, Авода и ШАС, потерпели фиаско.

Яхимович и Дери сражались на фронтах прошедшей войны. Когда-то можно было мобилизовать массы вокруг проблем малоимущих, вокруг темы социального благоденствия. Сегодня средний класс вытолкнул социально слабые группы населения на обочину. Две партии, достигшие наибольшего успеха в ходе последних выборов, Еш атид и Еврейский дом, - это партии среднего класса.

Избиратель, живущий между Гедерой и Хадерой, добрался наконец до избирательной урны, и выяснилось, что речь о совершенно новом избирателе. Другом избирателе. Ему нужно не социальное, а доступное по цене жилье, и при этом – качественное. Ему не нужен дешевый общественный транспорт. Он хочет снизить цены на горючее. Он не против палестинского государства, но оно почти не интересует его. И правильно – оно в любом случае не будет создано.

И главное – он хочет, чтобы в политике главенствовала социально-экономическая повестка дня. Не прямая война с ультраортодоксами, которую вел в свое время Лапид-старший, но кардинально иное распределение ресурсов в обществе – по принципу «дадут – получат».

Ему не нужен призыв в армию всех-всех-всех граждан и  танки на улицах Бней-Брака. Он заинтересован в постепенном изменении процента призывников, в задействовании ультраортодоксов на рынке труда. И вновь – в более справедливом распределении бюджетного пирога. Более справедливого - с точки зрения среднего класса, который включает в себя и религиозных сионистов («вязаных кип»).

Палестино-израильский конфликт – неразрешим. Как минимум, в ближайшие 50 лет. 22-го января израильское общество передало политикам внятный посыл: оно  больше не готово продолжать существование в рамках мессианской парадигмы «решение конфликта здесь и сейчас».

В государственно-политической сфере оно заинтересовано в управлении конфликтной ситуацией, которое обеспечило бы гражданам максимальную безопасность. В гражданской сфере – израильтяне более не готовы откладывать решение срочных проблем на потом, на следующий день после того, как настанет мир.

Политическая карта Израиля не похожа на ту, какой она была вчера. В течение ближайшего десятилетия (а, возможно, и раньше) она изменится до неузнаваемости. Линия раздела более не будет проходить между левыми и правыми «государственниками». Она будет проходить между левыми и правыми сторонниками определенного социально-экономического порядка.  Как в Европе. И, возможно, на определенном этапе решающим вопросом станет проблема отношений между религией и государством.

Рано рассуждать о том, что ждет нас за ближайшим поворотом. Израильское общество решило стереть традиционные линии раздела и игнорировать привычное деление на два политических блока. Трудно предсказать заранее, когда окончательно сформируются новые блоки. Но есть все основания считать, что после тех потрясений, которые ныне переживает израильская политическая система, мы станем свидетелями формирования новой реальности. В этой реальности ультраортодоксальные фракции больше не будут выполнять роль «весовой гири», а партия «правых государственников» (как, например, Еврейский дом) будет блуждать между двумя блоками.  Это не новый поворот в политике. Это большой взрыв в политике. Его имя – Яир Лапид.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.