В 2001 году Гордон Чан, автор книги «Грядущий крах Китая», сделал нашумевшее предсказание о том, что в течение десяти лет Китайская коммунистическая партия потеряет свою власть. Когда пришел 2011 год, а партия и не думала сдавать свои позиции, он признал свою ошибку и сказал: «Я был неправ, мой прогноз оказался ошибочным. Но подождите всего один год». «КПК падет не в 2011 году, — писал он 29 декабря 2011 года в журнале „Foreign Policy“, — „могущественная Коммунистическая партия“ падет в 2012 году. Я в этом уверен.»

В результате «Foreign Policy» называл его имя в списке «10 худших предсказаний этого года» два раза подряд.

Теперь на дворе 2013 год, и мистер Чан больше уже не пророчит Китаю скорой гибели. Вместо этого он делает более скромный прогноз, говоря, что «рост экономики Китая в 2013 году вряд ли будет соответствовать ожиданиям» — таким, например, как прогноз Мирового банка, посчитавшего, что в этом году китайская экономика вырастет на 8.4%.

Читайте также: Политика одного ребенка в Китае стала ошибкой?


Но пусть сам Чан уже бросил обещать Китаю скорую мучительную смерть, по крайней мере, на время, есть и другие, кто тут же занял вакантное место. Причем, не кто-нибудь, а лидеры партии. Обращаясь к функционерам в ходе ноябрьского XVIII-го съезда КПК, Ху Цзиньтао призвал коллег изо всех сил бороться с коррупцией, потому что «если мы не решим эту проблему, она может нанести нам огромный урон и, в конечном итоге, даже привести партию к гибели, а все государство — к краху». В своей первой речи в качестве нового лидера партии, Си Цзиньпин также затронул эту тему, предупредив чиновников, что им следует максимально серьезно отнестить к проблеме коррупции, иначе та может «обречь партию и государство на гибель».

Довольно мрачные прогнозы, верно? Фактически, они перекликаются со словами Чан Кайши, лидера Гоминьдана, проигравшего войну коммунистам более чем 60 лет назад. В «Образовании КНР», фильме 2009 года, снятом к 60-летнему юбилею республики, Чан Кайши, предчувствуя скорую гибель своего режима, говорит: «Если мы будем бороться с коррупцией, то уничтожим государственный аппарат. Если не будем — уничтожим государство». В конечном итоге Чан выбрал второй вариант и проиграл борьбу за материк коммунистам.

Церемония запуска эстафеты олимпийского огня на площади Тяньаньмэнь в Пекине


В то же время коррупция — не единственная угроза власти партии. Си Цзиньпин назвал и другие проблемы, угрожающие будущему КПК, такие, как «потеря контакта с народом» и «формализм». Что немаловажно, другой важной проблемой, ставящей под сомнение способность партии к выживанию, он посчитал нехватку демократизма.

Также по теме: Способен ли Китай прокормить свое население?

Подобные мысли прозвучали на встрече Си Цзиньпина с представителями восьми так называемых «демократических партий», прошедшей на прошлой неделе. Все эти партии были основаны в тридцатых-сороковых годах XX века, и все они признают главенство Коммунистической партии. В наши дни они финансируются из бюджета КПК и играют, по большей части, декоративную роль.

В ходе встречи Си Цзиньпин упомянул разговор, случившийся в 1945-году между Мао Цзэдуном и Хуан Яньпэем, основателем «Демократической лиги Китая» — партии, которая в тот момент не являлась еще ни союзником националистов, ни союзником КПК. Хуан сказал тогда, что в китайской истории есть много примеров династий, которые, бурно развиваясь в начале своего исторического пути, позже пришли к печальному концу, поскольку в них было недостаточно жизненной силы. Не случится ли то же самое с коммунистами? Тогда Мао уверил Хуан Яньпэя, что с коммунистами такого никогда не случится, потому что у них есть секретное оружие: демократия. До тех пор, пока партия находится под контролем народа, сказал Мао, она никогда не падет.

Конечно, после прихода коммунистов к власти, Мао никогда не позволял народу контролировать себя. Напротив, в результате его действий в стране появился культ личности Мао, а сам он стал чем-то вроде живого бога. Но то, что теперешний лидер партии вспомнил этот эпизод, позволяет предположить, что он понимает, какую роль играют люди в демократии, и насколько демократия важна для выживания партии.

Читайте также: Откажется ли Китай от Исправительно-трудовых лагерей?

На прошлой неделе в статье, названной «Красная знать Китая», «Bloomberg News» назвали более 100 наследников тех восьми влиятельных коммунистических лидеров старшего поколения, которые известны как «Восемь бессмертных» (пусть даже все они уже почили). Все эти наследники собрали в своих руках огромные богатства и вместе с ними — власть. Ранее, в прошлом году агентство Bloomberg уже сообщало о том, что родственники самого Си Цзиньпина владеют состояниями в сотни миллионов долларов. Сам Си Цзиньпин, впрочем, не был ни в чем обвинен.

Вне всякого сомнения, новый лидер Китая хочет реформировать партию, но это, мягко говоря, непростая задача. Когда Мао был жив, его слово было законом. Сегодня в Китае ни у кого нет подобного авторитета. Все соглашаются, что если не реформировать партию, то партийный аппарат ждет гибель, но как это сделать?

Мы не будем делать никаких мрачных пророчеств. Однако мы можем быть уверены в одном: следующие несколько месяцев и даже лет будут для Китая очень интересными.

Автор — гонконгский журналист и обозреватель.

Перевод выполнил Кокорев Федор.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.