Парламентские выборы в Израиле создали электоральный тупик, в котором оказались два избирательных блока: партии, представляющие националистически настроенных и религиозных правых, и те, что связаны с политическим центром и левым крылом. Однако, как и в американской политике, деление сегодняшней политической системы Израиля на правых и левых не дает точного представления о складывающейся перспективе. Картина не укладывается в простые идеологические штампы. При таком узком подходе не учитываются долгосрочные демографические сдвиги и культурные расколы, обеспечивающие глубокие политические изменения.

Возьмем в качестве примера американскую Силиконовую долину и ее израильского собрата – Силиконовую вади. Это цепь начинающих фирм из сферы высоких технологий и интернет-компаний, протянувшаяся вдоль дороги, ведущей из Тель-Авива в Хайфу. Данные предприятия стали движущей силой, стоящей за нынешним экономическим чудом Израиля. Можно было предположить, что работающие там программисты, инженеры и менеджеры выиграли от инициированной премьер-министром Биньямином Нетаньяху рыночной политики, и поэтому будут голосовать за его партию «Ликуд» (и за ее союзницу на выборах - партию Авигдора Либермана «Наш дом Израиль»).

Но такие же предположения можно было бы делать и по поводу предпринимателей, обитающих в американской Кремниевой долине, однако они в большинстве своем не стали голосовать за сторонника бизнеса Митта Ромни. Вместо этого, они поддержали государственное вмешательство в экономику, за которое выступает Барак Обама.

Большая часть молодых, современных и образованных специалистов из области высоких технологий проголосовала за партию «Еш Атид» («Есть будущее») и за ее довольно молодого и продвинутого лидера Яира Лапида (Yair Lapid). На самом деле, Лапид получил большинство голосов избирателей в районе Тель-Авива и его пригородов. Это полная жизненной энергии и либеральная городская агломерация на берегу Средиземного моря, где живут и работают в основном нерелигиозные профессионалы из среднего и высшего класса.

Представьте себе израильскую версию треугольника между Манхэттеном, Северной Виргинией и округом Марин, где Обама получил наибольшее количество голосов, и вы, видимо, поймете, почему Лапид добился таких хороших результатов в Тель-Авиве, однако серьезно проиграл в «красных» зонах Израиля. К ним относится Иерусалим, где верх одержала ультраортодоксальная партия «Объединенный иудаизм Торы», а также Хайфа, где живет средний и рабочий класс, и где победил «Ликуд».

50-летний Лапид – бывший тележурналист и известная личность в средствах массовой информации. Это типичный молодой, образованный и состоятельный горожанин-космополит, который будет чувствовать себя, как дома, в любом западном мегаполисе. Он представитель «креативного класса» когнитивных аналитиков, как выражается социолог Ричард Флорида (Richard Florida). Эти люди добиваются успеха своим умом и образованием и обычно поддерживают светско-либеральные политические и культурные ценности, такие, как однополые браки (Тель-Авив возглавляет список городов, которые гостеприимно относятся к туристам-геям).

Неудивительно, что Лапид вместе со своим электоратом выступает за отделение синагоги от государства и требует, чтобы ортодоксальные евреи проходили обязательную воинскую службу и не жили на социальном обеспечении у государства. Что касается экономики, то они выступают за сочетание свободного рынка и предоставление помощи нуждающимся, отдавая предпочтение западноевропейской модели. И хотя сторонники Лапида явно не принадлежат к лагерю идеалистических противников войны, им очень хочется избавиться от большей части оккупированных территорий и живущих там арабов в обмен на жизнеспособное и прочное соглашение о мире. Это позволит им привязать Израиль к Евросоюзу, отделив его от мусульманского Ближнего Востока.

Но в отличие от Обамы и его коалиции, на стороне которой оказалась демография, Лапид и левофланговые партии Израиля, пользующиеся поддержкой электората в «синей» зоне Большого Тель-Авива и на его периферии, сталкиваются с угрозой демографического спада и перегруппировки в рядах избирателей. Между тем, националистические и религиозные силы правых могут рассчитывать на расширение в предстоящие годы своей избирательной базы, куда входят ортодоксальные и ультраортодоксальные иудеи и избиратели из общин иммигрантов, приехавших из России и арабских стран.

Лапид - сын покойного «Томми» Лапида, ведущего политика и деятеля СМИ. Он - член так называемого «белого племени» (этакая израильская версия белых протестантов англо-саксонского происхождения в США), потомков первой волны иммигрантов-сионистов, которые основали Израиль. Большинство из них вышли из европейских семей среднего класса, и их политическая ориентация, будь она социалистической или либеральной, являлась продуктом светских ценностей Запада.

Усиление правых националистов в Израиле в 1970-е годы стало отражением растущего демографического влияния более традиционных и консервативных мизрахимов (евреи из арабских стран). Эта группа, подобно этническим меньшинствам и католическим избирателям, отошедшим от Демократической партии, чувствует себя чужой среди светских и либеральных ашкенази (европейские евреи). Она склонилась в сторону тех политических партий, которые сформировали «Ликуд». К ним позже присоединились эмигранты из бывшего Советского Союза, и все они коллективно демонстрируют неприязнь к либеральным, а тем более - к левым программам. Сегодня этих людей представляет Авигдор Либерман из партии «Наш дом Израиль». В то же время, усиление сионистско-ортодоксальной общины, ставшей главной движущей силой движения за создание еврейских поселений, а также взрывной демографический рост у ультраортодоксальных евреев привели к созданию избирательного резерва для воинствующих, националистических и религиозных правых сил.

41-летний Нафтали Беннет (Naftali Bennett), возглавляющий партию «ха-Байт ха-Йехуди» («Еврейский дом») произвел фурор в политической системе Израиля, заручившись поддержкой у ортодоксальных еврейских избирателей, которые в прошлом голосовали за «Ликуд». Беннет отказался от варианта решения ближневосточной проблемы по принципу «двух государств» и хочет аннексировать отдельные районы на Западном берегу. Он представляет будущее националистического и религиозного блока – точно так же, как Лапид является сегодня подлинным выразителем интересов светско-либеральной традиции Израиля в ее остаточном виде.

Но поскольку ультраортодоксальные евреи в следующем десятилетии составят четвертую часть израильского электората, перспективы у националистического и теократического правофлангового блока выглядят многообещающе. В то же время, левоцентристские сионистские партии, видимо, лишатся потенциального источника роста электоральной базы в лице израильских арабов. Как и ультраортодоксальные евреи, они через несколько лет составят четверть израильских избирателей. Но они более требовательно выступают за изменения в Израиле, настаивая на том, чтобы страна если не отказалась от своего статуса «еврейского государства», то стала государством «для всех его граждан». Лапид считает, что Израиль может быть еврейским, и в то же время западным демократическим государством.

Но без урегулирования в перспективе израильско-палестинского конфликта шансы превращения Израиля в милитаризованное еврейское гетто будут усиливаться, а мечты процветающего и прозападного Большого Тель-Авива растворятся в воздухе. Если Лапид войдет в состав израильского правительства, у него будет гораздо больше влияния и возможностей - если не для разворота, то по крайней мере для замедления данного процесса. Будущее действительно есть, но пока не ясно, принадлежит ли оно Лапиду.

Леон Хадар – старший аналитик консалтинговой компании по вопросам геостратегии Wikistrat, автор книги «Sandstorm: Policy Failure in the Middle East» (Буря в пустыне: провал ближневосточной политики).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.