Исламистский президент Египта посещает Германию в день годовщины захвата власти Гитлером. Это означает: реал-политика со взглядом назад.

Выписка из повестки дня 30 января, Берлин: 9.30 федеральный кабинет в ведомстве канцлера. 10.45 Открытие выставки «Берлин 1933 – Путь к диктатуре» в мемориальном центре «Топография террора». 12.00 Заседание немецкого Бундестага в память о жертвах национал-социализма. 13.30 Прием президента Мурси (Египет) в ведомстве федерального канцлера с воинскими почестями, по окончании беседа и информация для прессы. 15.10 Заседание немецко-египетской экономической комиссии в Федеральном министерстве экономики. 16.30 ежегодный прием для дипломатического корпуса в Ведомстве федерального канцлера. 18.00 Речь г-на Мурси в Берлине по приглашению Фонда Кербера (Koerber-Stiftung).

Читайте также: Откуда у Гитлера возникла ненависть к евреям


Обычный день, заполненный мероприятиями большого национального и международного значения. Но это и необычный день – из-за его национального значения. А еще и из-за его интернационального значения. Это - день, когда Германия вспоминает об уникальном поворотном моменте, о начале конца, о захвате власти нацистами, что привело к чудовищной попытке истребления немцами всего еврейского, - и именно в этот день в Берлин прибывает исламистский президент Египта. Многое из программы своих поездок ему пришлось вычеркнуть из-за сложившейся ситуации в стране, однако Берлин остался, так как Германия слишком важна в Европе и в мире. Всего спустя 80 лет после тех событий! За всем этим скрывается значительное интеллектуальное напряжение.

Бундестаг ФРГ


Инге Дойчкрон (Inge Deutschkron) - жительница Берлина еврейского происхождения, пережившая здесь в подполье холокост и эмигрировавшая затем в Израиль, так как после войны очень многие нацисты вновь оказались на своих должностях; но затем вернувшаяся в Берлин. Она произносит памятную речь и речь-размышление. «Массы народа по обеим сторонам улицы возносили свои руки к небу и бурно выражали свой восторг», - говорит она. Инге Дойчкрон. Ее фамилия многое в себя объединяет. Ее отец еще в Первую мировую войну получил «Железный крест». Его дочь выступает в свободно избранном федерально-республиканском парламентском представительстве, в международно признанной и образцовой демократии, которой, с учетом ее стабильности, никогда раньше не было на немецкой земле. В том месте, которое мирным путем было отвоевано у неправового режима, в стране, которая теперь выступает в поддержку свободы слова и политических дебатов, где избранные законным порядком народные представители собираются вместе для проведения дискуссий, и постоянно они проводятся по поводу прошлого.

Также по теме: Тогда народ проголосовал за Гитлера и против демократии

А теперь о сегодняшнем дне, о Мухаммеде Мурси и его переговорах в Берлине. Этот президент является исламистом, и он пришел к власти в Египте после восстания в результате выборов, на которые были допущены лишь отдельные международные наблюдатели, и сделано это было очень поздно. Это исламист, которого можно увидеть на видеозаписях 2010 года, где он нападает на еврейское государство и называет «сионистов» «кровососами», «потомками обезьян и свиней». Это именно тот Мурси, наделение которого чрезвычайными полномочиями одобрил его кабинет. Это представитель радикалов, которые лишают оппозицию свободы слова и ограничивают гражданские права. Политические дебаты в этой разорванной на части стране безопасными быть не могут. «Египет нуждается в прекращении эскалации насилия, а также в серьезном политическом диалоге», - подчеркивает немецкий уполномоченный по правами человека.

Этот диалог он может получить. Президент Египта нуждается в большом количестве миллионов, так как его страна без списания долгов окажется на грани банкротства. Распространяется бедность, и то же самое можно сказать о беспорядках. Положение стало бы еще более сложным, если бы Египту было отказано в любом диалоге. Было бы это в интересах Германии? В интересах друга Германии Израиля? Общий интерес состоит в том, чтобы обеспечить на Ближнем Востоке мир и демократию – насколько это возможно. Пусть он приезжает, Мурси, и именно поэтому с ним разговаривает изменившаяся Германия. И еще: он хочет изменить свою позицию, гарантировать правовое государство – такие обещания дает он теперь в Берлине.

И все это происходит именно в этот день, в немецкий день. Он наполнен реал-политикой в духе собственных, вновь усвоенных и обретенных цивилизационных ценностей. В этот день диалог в Германии сопряжен со взглядом назад, в прошлое. Он ведется со взглядом вперед, в будущее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.