СЕУЛ – Как говорит старая пословица, за двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь. Однако именно этим вынуждены заниматься правительства многих стран: преследовать и экономический рост, и честность в распределении его выгод. Данные две цели, не будучи несовместимыми, являются абсолютно разными, и мало какие политические инструменты способны помочь достичь их одновременно.

 

Эта идея очень важна в торговой политике. Многие теоретические и практические исследования показывают, что открытость торговли стимулирует рост ВВП страны. Но увеличение размера пирога не гарантирует того, что он будет разделен честно.

 

Часто постепенный экономический рост, приходящий с установлением открытости торговли, делится неравномерно; более того, во многих случаях некоторые получают меньшую долю, чем прежде. Именно здесь должно вмешаться правительство, используя свои традиционные инструменты, налогообложение и перераспределение, а также дополнительные стратегии, такие как системы социальной защиты и помощь в адаптации.

 

Аналогично этому, с общемировой точки зрения, открытость торговли может содействовать мировому экономическому росту, но не гарантирует того, что его выгоды будут честно распределены между странами. Некоторые говорят, что ни одна страна не проигрывает в абсолютном выражении от открытости торговли: в противном случае она бы не участвовала в сделках свободной торговли. И все же, неравномерность распределения выгод, созданная установлением открытости мировой торговли, означает, что некоторые страны, в особенности наименее развитые, получают мало в сравнительном выражении и, возможно, даже остаются в убытке.

 

Этим объясняются растущие опасения относительно роли торговли в развитии, несмотря на очевидный факт, что увеличение объемов мировой торговли подняло за последние десятилетия из нищеты сотни миллионов людей. В отличие от отдельных стран, не существует никакого центрального органа, который мог бы обеспечивать перераспределение богатства во всем мире, поэтому проблему честности необходимо решать с помощью мандатов развития, включаемых в торговые переговоры.

 

Ключевым аспектом данных опасений, связанных с развитием, является идентификация правильного баланса в любом торговом договоре. «Особое и дифференцированное отношение» ‑ технический термин, используемый в торговых переговорах для указания на то, что баланс должен быть смещен в сторону развивающихся стран; масштаб данного отношения должен оговариваться сторонами переговоров. Но, в то время как тенденция в текущих торговых переговорах позволять развивающимся странам открывать свои рынки меньше, чем это делают другие страны, помогает добиться более ровного баланса, она может подорвать первоначальные цели повышения эффективности и стимулирования экономического роста. Более того, она не помогает стимулировать торговлю «юг-юг».

 

И, в конечном итоге, из-за данного сосредоточения на защитной стороне торговой либерализации переговоры усложняются. Например, одна из главных проблем, блокирующих продвижение всемирных переговоров о свободной торговле согласно Дохийским планам развития ВТО, заключается в разногласиях по поводу степени, до которой крупнейшие развивающиеся страны должны открыть свои рынки.

 

Существует более эффективный способ установления баланса: предоставить развивающимся странам более полный доступ к мировым рынкам, в том числе к рынкам других развивающихся стран. Однако на данный момент, для принятия данного подхода не существует ни желания, ни сил. А для развивающихся стран, которым недостает экономической силы со стороны предложения, необходимость более полного доступа к мировому рынку является спорным вопросом, поскольку они еще слишком далеки от того, чтобы даже задумываться над тем, какой должна быть их доля на мировом рынке.

 

В связи с этим возникает еще одна проблема. Поскольку «помощь в интересах торговли» (помощь развивающимся странам с целью снизить их ограничения, связанные с торговлей) принимает формы финансовой помощи, практический вопрос заключается в том, способны ли доноры поддерживать свой уровень финансирования, учитывая сегодняшние экономические трудности. Более того, свойственной и часто забываемой проблемой является то, как нужно разделять управление схемами «помощи и торговли» между международными и внутригосударственными учреждениями.

 

Среди крупнейших многосторонних учреждений ВТО сохраняет юрисдикцию над торговлей. Решать вопросы помощи более приспособлены МБРР и МВФ. Внутри стран-членов отношения с ВТО обычно входят в ответственность министерства торговли или министерства иностранных дел, в то время как отношения с многосторонними финансовыми учреждениями, в том числе с региональными банками развития, обычно являются ответственностью министерства финансов.

 

Таким образом, «помощь в интересах торговли», являющаяся одной из ключевых задач стратегии ВТО, слабо связана посредством учреждений с торговыми переговорами. Вообще-то, было бы более правильно сказать, что они абсолютно не связаны.

 

Практичным решением является повышение эффективности сотрудничества между соответствующими учреждениями. Маракешским соглашением, учредившим в 1994 г. ВТО как преемницу Генерального соглашения по тарифам и торговле, устанавливается цель достижения большей согласованности между ВТО и другими международными органами. Одной из заслуживающих внимание инициатив является Расширенная интегрированная система для наименее развитых стран, охватывающая обширное участие и согласование между партнерскими органами, в том числе МВФ, Конференцией ООН по торговле и развитию, МБРР и ВТО.

 

Более смелым подходом было бы связать помощь и торговлю в явной форме. Конкретный механизм финансирования в торговых переговорах требует серьезного рассмотрения, в особенности в таких областях, как переговоры ВТО по содействию торговле, в которых ключевой задачей является наращивание потенциала развивающихся стран.

 

Тем не менее, требовать вкладов от стран-членов было бы шагом в неверном направлении: ВТО не является организацией по оказанию гуманитарной помощи. Скорее, торговые соглашения ВТО могут создать эффективные связи между многосторонними и региональными банками развития и, тем самым, поспособствовать реализации принципа более тесного международного сотрудничества, установленного Маракешским соглашением.

 

Двух зайцев международной торговли можно поймать. Но для этого потребуется применить новаторские подходы, которые помогут обеспечить то, что торговля помогает развивающимся странам, а не наоборот.

 

Taeho Bark – министр торговли Республики Корея

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.