Ранним утром 23 января этого года, Премьер Министр Великобритании выступил с речью, где были обозначены представления Кэмерона относительно настоящего и будущего Европы, и места в ней Великобритании. Премьер представил достаточно оптимистичную картину Европейских перспектив. Однако при этом Кэмерон делает акцент на необходимости стремиться к тому, чтобы Европа начала четко ориентироваться на свободную торговлю и конкуренцию, что, по его убеждению, положит конец бюрократическим проволочкам и, тем самым будет способствовать развитию бизнеса. Британский Премьер считает, что эффективная Европейская модель - это компактный, лишенный бюрократических обременений союз. Кэмерон уверен в том, что решения, влияющие на положение населения внутри государств должны приниматься, максимально возможно национальным руководством этих стран. И Великобритания, считает Кэмерон, должна входить в клуб этих стран.

Кэмерон намерен пересмотреть условия членства Великобритании в Евросоюзе, а затем провести референдум о выходе страны из состава ЕС. Референдум пройдет уже в середине нового парламентского срока, то есть к концу 2017 года.

Аналитики солидарно уверены в том, что, прежде всего, премьером движут соображения, связанные с экономическими проблемами еврозоны. Консерваторы-евроскептики давно выражали несогласие с политикой руководства страны, но критика стала по-настоящему жесткой после того, как пошатнулось благосостояние Европы. Сохранение валютного союза потребует более тесных связей между его членами. Евроскептики видят возможность ослабить связи Великобритании и ЕС в текущий период преобразований. Соглашаясь на референдум, Кэмерон надеется подорвать позиции скептиков, как внутри своей партии, так и в Партии независимости Великобритании (UKIP), небольшой, но настойчивой кучке активистов, которые могут лишить консерваторов парламентского большинства на грядущих выборах.

Но даже если идея референдума продиктована желанием Кэмерона сохранить собственные политические позиции, очевидно наличие и других значимых аргументов. Референдум дает возможность разрешить важные системные вопросы, которые не могут быть решены путем общих выборов из-за вызываемых ими внутрипартийных расколов. Именно поэтому эксперты «Экономист» уверены, что в определенный момент референдум действительно понадобится для того, чтобы решить сложный вопрос британо-европейских взаимоотношений.

Однако на повестке дня появляется не менее важный вопрос относительно времени проведения всенародного голосования. Кэмерон не без оснований утверждает, что сейчас время референдума ещ е не пришло, поскольку будущее Евросоюза по-прежнему остается туманным; по этой причине Премьер-министр планирует подождать до того, пока он не будет избран, а новый парламент не начн ет свою работу. К тому времени, как считает Премьер, ситуация с Евросоюзом должна проясниться. Кроме того, эта отсрочка также позволить провести переговоры о статусе отношений между Великобританией и ЕС.

Кэмерон уже говорил о том, что Британия собирается выйти из многих общеевропейских соглашений в области права и работы правоохранительных органов, и формально имеет на это полное право. Кроме того, Премьер-министр пообещал британцам коренных перемен. Однако, как обращают внимание британские эксперты, при этом он не уточнил, каких именно уступок потребует Британский Премьер у Европы.

Похоже на то, что речь Кэмерона произвела впечатление. Выступление Премьера порадовало «консерваторов-заднескамеечников», которые опасались, что Партия независимости сможет отобрать их места в парламенте. При этом речь Кэмерона поставила в затруднительное положение проевропейских лейбористов. Если лейбористы не поручатся провести референдум, их сразу же заклеймят элитистами.

 Эксперты авторитетного в Британии журнала «Экономист» считают, что Британский Премьер поступил мудро, отказавшись от популярной среди евроскептиков идей частичного участия Великобритании в союзной экономике ЕС – по модели Норвегии или Швейцарии. Это было бы пустой тратой времени, поскольку подобная сделка, одобренная другими странами-членами ЕС, очевидно не была бы безоговорочно принята населением страны.

Как считают наблюдатели, решение Кэмерона не разъяснять, чего именно он надеется добиться для Великобритании в результате переговоров с Евросоюзом, также было сильным ходом. Так, он обеспечил себе возможность самому определять, что есть победа, и в итоге презентовать британцам любую новую сделку с Евросоюзом как большой политический успех.

В Лондоне считают также удачным ходом то, что Премьер не обозначал временных рамок референдума. Да, это пошло бы и вразрез с личными целями Кэмерона, – консерваторы-евроскептики не преминули бы поднять шум, а от Партии независимости посыпались бы язвительные насмешки, – однако, позволило бы консервативному правительству созвать референдум в наиболее удобное время.

Проводить всенародное голосование через пять лет или ранее слишком рискованно, считают в Лондоне. Во-первых, это может быть опасно экономически. Предприниматели по большей части напуганы перспективой выхода Великобритании из Евросоюза: три автомобильных концерна уже выразились против. Угроза выхода страны из ЕС в 2017 году может отпугнуть международных инвесторов.

Во-вторых, каким бы длинным ни казался период в пять лет, его может быть недостаточно для того, чтобы прояснилось будущее еврозоны. С началом кризиса никто не мог подумать, что он продлится более пяти лет, а выход из него может занять еще больше времени. Более того, к середине следующего парламентского периода Британия может еще не определиться относительно своего выхода из ЕС.

В-третьих, переговоры с Европой могут не задаться. Многие европейские лидеры недовольны тем, что Великобритания требует рассматривать ее случай как нечто особенное. Если они сделают вывод, что британцам важнее сделать все по-своему, чем способствовать оздоровлению Европы в целом, они могут занять крайне жесткую позицию, что повлечет за собой негативные последствия для Кэмерона. Во внутриполитическом плане униженная нация может использовать референдум для того, чтобы нанести пощечину собственному правительству (которое и так будет испытывать спад, характерный для середины срока правления), и проголосовать за выход из Евросоюза, считают аналитики «Экономист».

Эксперты полагают, что риски серь езные, однако у Кэмерона в распоряжении вс е же и неплохие карты. Примечательно, что Меркель ценит в Британии преданного союзника. Что же касается общеевропейского бюджета и банковского союза, канцлер Германии продемонстрировала готовность идти на уступки, чтобы успокоить британских евроскептиков. Как считают в Лондоне, вероятнее всего, Канцлер Германии готова пойти навстречу Кэмерону во время переговоров о статусе Великобритании в ЕС, – исключительно для получения «не разочаровывающих» результатов референдума. Интересно, что итоги опроса общественного мнения, проведенного в мае 2012 года продемонстрировали: за выход из ЕС высказалось в два раза больше англичан, чем тех, кто был «за» дальнейшее пребывание в Европейском Союзе. Однако теперь, когда возможность выхода из ЕС стала достаточно реальной, поддержка населения резко упала. И сейчас можно констатировать, что мнения разделились поровну.

Британская пресса сравнивает Кэмерона с игроком в карты. И, как считают некоторые аналитики, возможно, его козыри окажутся намного сильнее, чем это представляется его оппонентам.

Однако, существует и ещ е одно измерение – внешнеполитическое. Особенно это касается отношений Великобритании с США. Американцы даже публично заявили, что высоко ценят членство Лондона в Европейском Союзе. Эксперты считают, что Абаму, по всей видимости, устроил бы любой вариант сохранения Великобритании в Евросоюзе. Поэтому, либо британцы добьются для себя совершенно определ енных уступок от Еврокомиссии, на которых они будут настаивать, либо Брюссель сам пойд ет по пути реформирования, к чему и призывает Великобритания. В любом случае, для всех сторон такое «отложенное» развитие ситуации гораздо лучший выход, чем резкие шаги, которые могут быть предприняты уже сегодня.

Подытоживая, следует отметить, что спор Британия – ЕС продемонстрировал, что это лишь один из очевидных элементов Европейского кризиса. Экономические проблемы обнажили болевые точки Европы. Настроение большинства экспертов складывается из не очень оптимистичных прогнозов: разобщенность будет усиливаться, а проблемы будут только нарастать. Так что у Европы впереди сложные времена. И это, по большому счету, не очень хорошо для экономики России, поскольку на долю Евросоюза приходится более половины внешнеторгового оборота России.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.