В Лондоне белые люди могут оказаться в меньшинстве даже быстрее, чем предполагалось. Виной всему - их массовый переезд из густозаселенных городских районов в пригороды и сельскую местность. По всей видимости, речь идет преимущественно об обеспеченных семьях. Кроме того, эти отъезды лишь усиливают расслоение. После обнародования результатов переписи за 2011 год британцы, наконец, узнали об этом white flight, который до того момента практически не привлекал к себе внимания.

Во Франции также наблюдается процесс разделения, в котором принимают активное участие народные слои и коренное население. У нас зачастую называют этих людей невидимками. Но почему они невидимы и для кого?

Ноттинг-Хиллский карнавал в Лондоне


Большинство населения нашей страны все еще приходится на народные слои, 80% которых составляют коренные жители. И, значит, они по определению не могут быть незаметными.

Читайте также: Города, непригодны для жизни

На самом деле незаметны они только для высших слоев общества, которые формируют элиты и проживают в крупных городских центрах. С точки зрения Парижа коренной рабочий класс просто исчез. Во французской столице за последние 40 лет (с 1968 по 2009 год) число рабочих среди активного населения упало с 26% до 8%, тогда как доля кадровых работников возросла с 14% до 45%. Кроме того, проживающие здесь рабочие в своем большинстве имеют иностранные корни. В общей сложности в 2008 году на территории столичного департамента Иль-де-Франс проживали лишь 6% рабочих из коренного населения в возрасте от 18 до 50 лет против 37% рабочих из числа иммигрантов и детей иммигрантов той же возрастной категории.

Сейчас рабочие из коренного населения обычно живут вдали от крупных городских центров: в 2008 году шесть из десяти проживали в небольших населенных пунктах (менее 20 000 жителей). В то же время кадровые работники (в том числе представители высших интеллектуальных профессий) предпочитают крупные городские центры, где также находится новая армия служащих и рабочих различных служб, у большинства из которых сегодня тоже иностранные корни. Такая ситуация наводит первых на мысль о том, что народные слои сейчас сводятся к последним. Все это - очень удобный подход, особенно для нового поколения левых, которые решили отказаться от народного электората из местных (и отдать его правым или ультраправым) в угоду предвыборным целям, которые, по словам Жана-Филиппа Юэлена (Jean-Philippe Huelyn), напоминают скорее «список покупок» и ставят на первое место «меньшинства из бедных районов».

Также по теме: Как сделать города человечными?

Коренные жители из народных слоев пользуются возможностью жить в относительно неиспорченном общественном окружении, которую предоставляют им небольшие населенные пункты в сельской местности или пригородах. У высших категорий ситуация обстоит совершенно иначе: они максимально повышают качество своей социальной среды в крупных городских центрах. Проживающее в этих небольших городах небогатое коренное население тем самым минимизирует соседство с людьми иностранного происхождения и в частности с мусульманами. Люди же из более обеспеченного окружения, вне зависимости от их места жительства, практически избавлены от этого самого соседства. Однако именно они принимают решения о том, как менее обеспеченным слоям нужно реагировать на подобное сосуществование: проявить открытость и толерантность.

Место жительства на периферии крупных городских центров позволяет коренным жителям избежать наиболее неблагополучных и подверженных расизму районов. Кроме того, их таким образом не могут превратить в меньшинство, которое, по словам Кристофа Гийу (Christophe Guillu) лишает их статуса культурного референта.

Мишель Трибала, демограф, специалист по иммиграции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.