ДАВОС — Ежегодный Всемирный экономический форум в Давосе потерял некоторый размах, с которым он проводился до кризиса. В конце концов, до кризиса в 2008 году капитаны финансов и промышленности могли трубить о достоинствах глобализации, технологий и финансовой либерализации, которые якобы возвестили о новой эре неустанного роста. Преимущества будут общими для всех, если только они будут делать «правильные вещи».

 

Те дни ушли. Но Давос остается хорошим местом, чтобы получить представление о глобальном духе времени.

 

Само собой разумеется, что развивающиеся страны уже не смотрят на развитые страны, как это было раньше. Но замечание одного из исполнительных директоров горнодобывающей компании из развивающейся страны поймало дух перемен. В ответ на искреннее отчаяние одного эксперта по развитию относительно того, что несправедливые торговые договоры и невыполненные обещания помощи стоили развитым странам их морального авторитета, он ответил: «А у Запада никогда и не было морального авторитета». Колониализм, рабство, раскол Африки на малые страны и долгая история использования ресурсов могут быть вопросами далекого прошлого для виновной стороны, но не для тех, кто пострадал в результате этого.

 

Если и есть одна тема, которая касается собравшихся руководителей больше всего, то это экономическое неравенство. Сдвиг в дебатах по сравнению с прошлогодней ситуацией кажется драматическим: никто больше даже не упоминает понятие экономики, обеспечивающей просачивания благ сверху вниз, и лишь немногие готовы утверждать, что существует тесная взаимосвязь между социальными взносами и частным вознаграждением.

 

В то время как осознание того, что Америка не является страной возможностей, как она утверждала долгое время, приводит в такое же замешательство других, как и самих американцев, неравенство возможностей в глобальном масштабе становится еще больше. Нельзя утверждать, что мир «плоский», когда типичный африканец получает инвестиции в свой человеческий капитал в несколько сотен долларов, в то время как богатые американцы получают подарок от родителей и общества более чем на полмиллиона долларов.

 

Кульминацией встречи стало выступление Кристин Лагард, директора-распорядителя Международного валютного фонда, которая подчеркнула заметные изменения в своем институте, по крайней мере, в его верхушке: глубокую обеспокоенность по поводу прав женщин; новый акцент на связи между неравенством и нестабильностью; а также признание того, что коллективные переговоры и минимальная заработная плата могут сыграть важную роль в сокращении неравенства. Если бы только программы МВФ в Греции и в других местах в полной мере отражали эти настроения!

 

«The Associated Press» организовала отрезвляющую сессию по технологиям и безработице: могут ли страны (особенно в развитом мире) создавать новые рабочие места ‑ особенно хорошие рабочие места ‑ в условиях современных технологий, которые заменили рабочих роботами и другими машинами в реализации всех задач, которые могут быть рутиной?

 

В целом, частный сектор в Европе и Америке не смог создать много хороших рабочих мест с начала текущего века. Даже в Китае и других частях мира с растущей обрабатывающей промышленностью на повышение производительности ‑ часто связанное с автоматизированными процессами, которые убивают рабочие места ‑ приходится большая часть роста объемов производства. Больше всего пострадали молодые, чьи жизненные перспективы сильно пострадают от длительных периодов безработицы, с которыми они сталкиваются сегодня.

 

Но большинство из присутствующих в Давосе отложили в сторону эти проблемы, чтобы отпраздновать выживание евро. Доминантной нотой было самодовольство ‑ и даже оптимизм. «Ставка Драги» ‑ явление, когда Европейский центральный банк со своими глубокими карманами будет и сможет делать все необходимое, чтобы сохранить евро и каждую страну в кризисе – кажется, сработала, по крайней мере, на некоторое время. Временное затишье дало некоторую поддержку тем, кто утверждал, что то, что было необходимо прежде всего – это восстановление доверия. Надежда состояла в том, что обещания Драги станут безболезненным способом обеспечить такое доверие, поскольку оно никогда не будет оправданно.

 

Критики неоднократно отмечали, что основные противоречия не были решены и что если евро хочет выжить в долгосрочной перспективе, то должен быть создан финансовый и банковский союз, который потребует большего политического объединения, чем большинство европейцев готовы принять. Но многое из того, что было сказано на встрече и около нее, отражает глубокое отсутствие солидарности. Один очень высокопоставленный правительственный чиновник одной северной европейской страны даже не положил вилку, когда его прервал серьезный компаньон по ужину, который указал, что многие испанцы теперь едят из мусорных баков. Они должны были реформировать экономику раньше, ответил он, продолжая кушать свой стейк.

 

Прогнозы МВФ, выпущенные во время встречи в Давосе, указывают на степень, в которой мир стал разрозненным: рост ВВП в развитых странах ожидается в 1,4% в этом году, в то время как развивающиеся страны продолжают расти на твердые 5,5% в год.

 

В то время как западные лидеры говорили о новом упоре на рост и занятость, они не предложили никаких конкретных политических мер для поддержки этих стремлений. В Европе был постоянный акцент на строгость, а также поздравления самих себя по поводу достигнутого до сих пор прогресса, а также подтверждение решимости продолжать идти курсом, который теперь вверг Европу в целом в рецессию ‑ а Соединенное Королевство в W-образное падение.

 

Возможно, наиболее оптимистичная нота пришла из развивающихся рынков: в то время как риск глобализации был в том, что она предполагала новую взаимозависимость, а недостатки экономической политики в США и Европе могли подорвать экономики развивающихся стран, более успешные развивающиеся страны смогли справиться с глобализацией в достаточной степени для поддержания роста в условиях неудач на Западе.

 

В условиях политического паралича США из-за инфантильных политических истерик республиканцев, а также направленности Европы на обеспечение выживания непродуманного проекта евро, отсутствие глобального лидерства является одним из основных жалоб в Давосе. В последние 25 лет мы перешли от мира, в котором доминировали две сверхдержавы, к миру доминирования одной, а теперь и к многополярному миру без лидерства. Мы можем говорить о «Большой семерке», или «Большой восьмерке», или «Большой двадцатке», но наиболее подходящее описание – это «Большой ноль». Мы должны научиться жить и процветать в этом новом мире.

 

Джозеф Стиглиц – лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор Колумбийского университета, был председателем Совета экономических консультантов при президенте США Билле Клинтоне и главным вице-президентом и шеф-экономистом Всемирного банка. Одна из последних его работ – «Цена неравенства: Как современное разделенное общество угрожает нашему будущему» (The Price of Inequality: How Today’s Divided Society Endangers our Future).

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.