Atlantico: Немецкий писатель Тимур Вермес (Timur Vermes) изобразил Гитлера в юмористической книге, которая вызвала бурные споры в Германии. Повесть «Он вернулся» (Er ist wieder dа) рассказывает о том, как диктатор Третьего Рейха очнулся летом 2011 года, потеряв память. Затем начинаются его нелепые похождения. Можно ли смеяться над таким ужасным персонажем, как Гитлер?

Мишель Физ: Вопрос «Можно ли смеяться над Гитлером?» заставляет задуматься и о вещах более общего свойства. Можно ли смеяться над всем? Можно ли смеяться над всеми?

Недавние события (дело вокруг карикатур на Мухаммеда) показало, что мы позволяем себе насмехаться над мусульманским пророком (то есть «хорошим» персонажем). И, значит, смеяться над «злыми персонажами и в том числе Гитлером, точно не возбраняется. Стоит ли напоминать, что Чаплин первым посмеялся над ним в фильме «Великий диктатор» 1940 года.

Читайте также: Откуда у Гитлера возникла ненависть к евреям


Чтобы смеяться, как мне кажется, нужно поставить перед собой цель, достойную уважения, гуманитарную цель. У Гитлера до сих пор остается немало фанатичных последователей по всему миру, и поэтому смеяться над ним — это скорее не право, а долг. В прошлом в кино появлялся Гитлер с человеческим лицом, любящий собак и детей. На режиссера, не помню его имени, обрушилась критика за то, что он изобразил диктатора обычным человеком. Сатира — хорошая вещь. Она показывает, что тирания может исходить от кого угодно, что любой человек, вовсе не обязательно сумасшедший, может погрузить мир в пучину безумия. Она говорит и о нашей ответственности за случившуюся трагедию: на трон Гитлера посадила немецкая демократия.

— Нежелание смеяться над таким персонажем, как Гитлер, объясняется опасением обвинений в ревизионизме или неуважении к памяти жертв?

— Не думаю, что речь идет о ревизионизме. Все, кто относит себя к демократическому лагерю, не могут испытывать к Гитлеру положительных чувств. Подобное произведение, как и фильм Чаплина, ни в коем случае не меняет исторических реалий. Его нужно воспринимать исключительно как развлечение. Вряд ли автор испытывал какое-то сочувствие к Гитлеру, когда писал эту повесть. Мне кажется, что имя Гитлера по-прежнему порождает фантазии, а, значит, и страхи. Многие годы после его смерти ходили слухи, что он на самом деле не умер и живет где-то в другой стране. Он стал основой для целой легенды. Тем не менее, подобное произведение никоим образом не относится к ревизионизму.

Ревизионизмом можно было бы считать выдумку о том, что Гитлера подтолкнули к преступлениям некие внешние силы с пособниками в западном мире. Утверждение о том, что его политические действия определялись какими-то иными соображениями, помимо ненависти ко всем кроме арийской расы — это было бы ревизионизмом.

Адольф Гитлер приветствует своих сторонников, 1937 г.


Также по теме: Вспышка гнева у Гитлера привела к Сталинграду

— Какие положительные стороны могут быть у высмеивания такого персонажа, как Гитлер? Можно ли назвать это оригинальным способом представления истории?

— В наше время считается, что смеяться можно над всем и над всеми. Чаще всего у нас любят насмехаться над «хорошими», известными персонажами. В то же время очень хорошо, что у нас можно смеяться над такими ужасными персонажами, как Гитлер. Если нам показывают то, как Гитлер покупает газету или гладит собаку, мы понимаем, что он был обычным человеком, и что обычные на первый взгляд люди способны на худшие злодеяния.

— Нужно ли, чтобы после исторического события прошло какое-то время, чтобы стало возможным над ним посмеяться?

— Для смеха над Гитлером много времени не потребовалось. Чаплин написал «Великого диктатора» в 1940 году, то есть в самый расцвет нацизма. Над этим персонажем смеялись всегда. Нет какого-то конкретного времени для того, чтобы что-то делать, а что-то нет. Нужен талант, именно он играет решающую роль. Если у вас есть талант, можно направить аудитории любое послание. Книга этого немца — всего лишь сказка, и воспринимать ее стоит именно так. Гитлер — ее основной персонаж. В будущем появится еще немало выдумок подобного рода, потому что этот персонаж питает самые разные фантазии и страхи.

Читайте также: Тогда народ проголосовал за Гитлера и против демократии

— Испытываем ли мы сегодня еще какую-то неловкость, когда нам предлагают посмеяться над этим персонажем? (Режиссер Квентин Тарантино полностью переписал судьбу Гитлера в «Бесславных ублюдках», сделав из него полного безумца).

— Совершенные им преступления действительно ужасны, что априори вовсе не вызывает смех. Тем не менее, во внешности этого персонажа есть многое, что способно заставить вас рассмеяться. В конце концов, со своими усами он выглядит просто гротескно. И совершенно не похож на представителя арийской расы, о которой мечтал всю свою жизнь.

Гитлера нужно критиковать. Как Сталина и прочих диктаторов. Таков долг общественной гигиены. Долг историков, юмористов, деятелей кино. Мне кажется, что нам неудобно смеяться над этим тираном, потому что мы ощущаем ответственность: мы развязали ему руки. Мы допустили Мюнхенские соглашения в 1938 году, позволили Гитлеру прийти к власти, молчали о концентрационных лагерях, хотя нам (Союзникам) практически сразу же стало известно об их существовании.

Мишель Физ, сотрудник национального центра научных исследований.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.