V Республика — новая программа RFI о французах и их нравах. На этой неделе говорим о самых абсурдных поправках к законопроекту об однополых браках, который закончили обсуждать депутаты Национального собрания, а также военной операции Франции в Мали и верблюде Франсуа Олланда.

Дмитрий Гусев: Всем доброго вечера. В этом выпуске V Республики будем говорить о том, что Франция вот уже месяц делает в Мали, а также о законопроекте «Брак для всех», который только что закончили обсуждать депутаты Нацсобрания — нижней палаты французского собрания.

Анна Строганова: Да, эта тема, к которой нам, видимо, придется часто возвращаться. Мы говорили о законопроекте об однополых браках, который расколол французское общество на два лагеря, в прошлом выпуске V Республики и продолжим говорить в этом: это, действительно, крайне важная тема. Пожалуй, главная на сегодняшний день. Эхо ее доносится до России, где сейчас Госдума — нижняя палата российского парламента — пытается принять прямо противоположный закон, так называемый «антигейский», запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних.

— Что такое пропаганда гомосексуализма не знают и сами российские депутаты, как следует из некоторых их публичных заявлений. Впрочем, не стоит думать, что французские депутаты не делают абсурдных заявлений. Еще как делают и, как раз, в связи с обсуждением закона об однополых браках и усыновлении детей однополыми семьями.

— Вот, например, правая оппозиция, в частности партия бывшего президента Николя Саркози «Союз за народное движение» (UMP) внесла на рассмотрение 5000 — вы не ослышались пять тысяч поправок, надеясь, таким образом затянуть слушания, ну, и просто лишить дебаты содержания.

— Французское издание Les Inrockuptibles, то самое, о котором мы говорили в нашем прошлом выпуске, похоронившее Жерара Депардье, так вот этот журнал решить выбрать из 5000 тысяч поправок самые абсурдные.

— Есть в национальном собрании депутат по имени Жак Бомпар, известный во Франции одиозный политик, мэр города Оранж на юге Франции и один из создателей крайне правой партии «Национальный фронт», из который он ушел в 2010, создав свою партию «Южная Лига», куда входят многие бывшие члены «Нацфронта». Собственно, исходя из его биографии, не удивительно, что именно он предложил самые провокативные поправки.

— Вот некоторые из них. Итак, Жак Бомпар предложил автоматически давать ребенку имя сотрудника ЗАГСа, который его регистрирует. Цель: «признать заслуги работников ЗАГСов».

— Это еще цветочки. Еще одна поправка, из внесенных Бомпаром, звучит так: «убрать из гражданского кодекса понятие брака». Эту свою идею депутат объяснил тем, что по его мнению, брак — это личное дело каждого и государства не касается.

— Впрочем, на этом мэр солнечного города Оранж на Лазурном берегу не остановился. Его главный шедевр, поправка N 4661, разрешающая полигамию, инцест и педофилию. То есть сама поправка, естественно, звучит мягче — разрешить брак всем видам пар, без различия пола, сексуальной ориентации, происхождения, количества, возраста и родственных связей. Аргументирует он эту поправку тем, что, таким образом, брак станет лишь общественным признанием любви одного человека к другому или к нескольким, «как того, кстати, требуют некоторые в специализированных изданиях», заявил депутат.


— Естественно на фоне шедевральных поправок Бомпара остальные поправки, которые можно было бы отнести к абсурдным выглядят тусклее. Так, например, депутаты партии «Союз за народное движение» Лионнель Люка и Эрве Маритон предложили запретить усыновление одиноким людям, не состоящим в браке, или же записать в текст закона положение (поправка № 2977 от депутата «СНД» Жан-Ива Пуасона), согласно которому приоритет всегда будет у биологических родителей ребенка.

— Вот так «развлекались» последние десять дней депутаты нижней палаты французского парламента, ну а в субботу, 9 февраля, рано утром слушания, наконец-то, завершились после 110 часов дебатов, которые длились и днем, и ночью и даже в выходные (а воскресенье, не надо забывать, у французов священно).

— Теперь остается голосование, которое пройдет во вторник после обеда, после чего текст закона поступит на рассмотрение в верхнюю палату французского парламента — Сенат. Это должно произойти 18 марта. Левое большинство, за редким исключением, проголосует за принятие закона, бывшего одним из предвыборных обещаний президента Франсуа Олланда. Правая оппозиция, кроме двух молодых депутатов, заявивших о своем намерении голосовать «за», проголосует против.

— Участники слушаний в субботу подвели итоги. Министр юстиции Кристиан Тобира, которая является главным «лоббистом» этого закона, заявила, что всем довольна. Ну, а правая оппозиция, как и полагается высказала свое «фе».

— Во второй части нашей программы, как и обещали, поговорим о том, что Франция делает в Мали. Уже почти месяц прошел с тех пор, как Франция вмешалась в конфликт на севере этой африканской страны, где последние десять месяцев лютовали исламисты, терроризировавшие местное население и уничтожавшие памятники исторического наследия, например в Тимбукту.

— Надо сказать, что война, которую Франция ведет в Мали, пользуется огромной поддержкой населения (в отличие, например, от войны в Ливии, в которую вмешался тогдашний президент Саркози). Военную кампанию поддерживают 73% французов, несмотря на то, что на финансирование операции «Серваль» ушло уже 70 миллионов евро.

— А в Мали так, вообще, Олланд стал кумиром. Он побывал там 2 февраля, приехал на один день. Французского президента встречали как героя, спасителя и освобителя и даже подарили верблюда. Совсем маленького. Меня, кстати, очень интересовала его судьба, но, к сожалению, несмотря на то, что Олланд пообещал использовать его в качестве транспортного средства, верблюд остался в Мали. Телеканал BFM TV сообщил, что было решено, что животное останется на родине, потому во Франции ему сложно будет выжить из-за холода. Так что не увидим мы грустного верблюда в аллеях Елисейского дворца. А жаль.

— Мы поговорили с нашим коллегой, журналистом африканской редакции РФИ Оливье Роже о том, почему Франция ведет войну в Мали, о том, как эта кампания отразилась на имидже Франсуа Олланда а также о ее возможных последствиях.


— 6 февраля Франция официально, через своего посла при ООН, попросила Организацию Объединенных Наций направить в Мали миротворческий контингент, который разместится в стране, как только там закончится французская военная операция. Ранее об этом договаривались Франсуа Олланд и вице-президент США Джо Байден, во время визита последнего в Париж, 4 февраля.

— Пока же в Мали находится четыре тысячи французских военнослужащих, и Франция неоднократно заявляла, что не собирается увеличивать их число. Олланд тоже не раз подтверждал план по выводу французских войск из Мали, начиная с марта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.