Благодарим Yaqir Mamlal за любезно предоставленный перевод.

Все началось с весьма благоразумной инициативы Совета религиозных учреждений Святой земли. Эта организация, созданная при участии Главного раввината и религиозных лидеров мусульманской и христианской общин, ставит своей задачей содействие межрелигиозному миру и взаимопониманию. По ее инициативе было решено произвести сравнительное исследование школьных учебников, используемых в Израиле и в палестинской автономии, причем целью исследования было установить, каким образом представлена в школьных программах каждой из сторон противоположная сторона в израильско-палестинском конфликте, и затем, по итогам исследования, предложить соответствующие коррективы. Об этой инициативе стало известно американскому профессору Брюсу Векслеру, и тот сумел добиться от госдепартамента США выделения гранта в размере полумиллиона долларов на финансирование задуманного исследования. К практическому осуществлению этой задачи были привлечены профессор Даниэль Бар-Таль (педагогический факультет Тель-Авивского университета) и профессор Сами Адуан, представлявший палестинскую сторону. Специалисты взялись за работу.

Тема была для них не нова. Оба уже занимались в прошлом этим вопросом и имели давно устоявшиеся взгляды на содержание школьных программ в Израиле и ПА. Позволительно предположить, что выводы исследования были готовы еще до того, как Бар-Таль и Адуан приступили к работе. Состояли выводы в том, что обе стороны допускают тенденциозность в освещении противоположной стороны и что палестинцы грешат этим несколько больше, чем израильтяне. Произведенным «исследованием» с палестинской национальной администрации было фактически снято обвинение в том, что она воспитывает в своих школьниках ненависть к Израилю и евреям. Еще один «сионистский миф» был успешно похоронен.

Израильское министерство образования сочло исследование тенденциозным и решительно отклонило его выводы. Профессор Бар-Таль возмутился отказом признать его точку зрения истиной в конечной инстанции. Полагая себя непререкаемым авторитетом, он объявил решение министерства скандальным. В связи с этим я полагаю уместным сделать ряд замечаний по поводу профессионализма и объективности профессора Бар-Таля, политические взгляды которого бывает трудно отделить от выводов его научных исследований.

Так, в исследовании общественного мнения в Израиле он счел нужным затронуть вопрос о резолюции ООН от 29 ноября 1947 года, предложившей разделить подмандатную Палестину на еврейское и арабское государства. Большинству израильтян известно, что арабская сторона отвергла предложение ООН, отметил Бар-Таль, но 26,6% израильтян не знают, что этим предложением арабскому населению, насчитывавшему 1,3 млн человек, выделялось 44% территории Палестины, тогда как еврейскому населению, численность которого составляла в 1947 году порядка 600 тысяч человек, выделялось 55% указанной территории. В связи с этим отношение израильского общества к событиям 1947 года Бар-Таль полагает заслуживающим определения «примитивный подход».

Тут нужно напрячь голову, чтобы понять, какова связь между приведенной информацией и выводом профессора Бар-Таль, согласно которому в Израиле имеет место «извращение коллективной памяти». Не память израильтян, а исследование и выводы Бар-Таля являются извращенными. Во-первых, бóльшую часть территории, предназначавшейся ООН для еврейского государства, составляли незаселенные и считавшиеся непригодными для освоения земли в пустыне Негев. Даже Беэр-Шева должна была оказаться на территории арабского государства, не говоря уже о бóльшей части плодородных земель в других районах подмандатной Палестины. Во-вторых, решение ООН исходило из того, что в еврейское государство вскоре прибудут сотни тысяч беженцев из числа переживших Холокост европейских евреев и из арабских стран, где евреи уже оказались к тому времени жертвами жестоких гонений. Британский министр иностранных дел Эрнест Бевин предлагал оставить в Европе еврейских беженцев и поэтому выступал против решения о разделе Палестины. В-третьих, даже по подсчетам Бар-Таля, около 74% израильтян знают о пропорциях предлагавшегося раздела. Где же здесь в таком случае «извращение коллективной памяти»? Его нет, а вот то, что действительно есть, так это политизированная, глубоко извращенная и намеренно вводящая в заблуждение попытка Бар-Таля найти объяснение и, более того, оправдание арабскому отказу принять предложение ООН о разделе подмандатной Палестины.

В одном профессор Бар-Таль несомненно прав: израильские школьники действительно не знают многих вещей. Они не знают о погромах и издевательствах, которым подвергались евреи в арабских странах (при том, что им как правило, известно про массовое убийство арабов в деревне Дир-Ясин). Они не знают, что число евреев, изгнанных из арабских стран, было намного больше числа арабов, вынужденно покинувших Израиль в результате Войны за независимость. Они не знают, что в сороковые годы «обмен населением» был принятой международной практикой и что по результатам Второй мировой войны в одной лишь Европе трансферу подверглось порядка 20 млн человек, и делалось это с целью создания этнически однородных национальных государств. Слышал ли кто-нибудь жалобы профессора Бар-Таля на то, что израильские ученики не знают этих существенных фактов?

По следам контртеррористической операции «Литой свинец» Бар-Таль опубликовал исследование, в котором утверждалось, что наблюдавшаяся тогда в Израиле широкая общественная поддержка действий правительства есть свидетельство воцарения в сознании израильтян «виктимности, блокадной ментальности, слепого патриотизма, культа силы, чувства собственной моральной правоты, бесчуственности к страданиям палестинцев и дегуманизированного отношения к ним». Спрашивается: каким образом можно сделать подобные выводы из факта широкой поддержки израильским обществом военного ответа на производившиеся ХАМАСом в течение многих лет ракетные обстрелы израильских городов? Причем здесь «дегуманизация палестинцев»? Что это — нелепый политический памфлет или академическое исследование?

Незадолго до выборов в Кнессет профессор Бар-Таль заявил, что он поддерживает партию МЕРЕЦ. Ученый имеет полное право придерживаться любых политических взглядов. Проблема возникает в тот момент, когда политическое мировоззрение ученого диктует выводы его научных исследований. Может ли кто-нибудь всерьез утверждать, что Бар-Таль демонстрирует интеллектуальную честность? Что между его политическими взглядами и выводами его исследований нет прямой связи?

Бар-Таль еще в 2007 году заявлял: «Почти все [израильские] учебники безапелляционно утверждают нарратив, увековечивающий [ближневосточный] конфликт, дающий негативное представление об арабах и позитивное о евреях». Так зачем было тратить сотни тысяч долларов на «исследование», выводы которого были изложены за несколько лет до его начала?

Но оставим в стороне личные взгляды Бар-Таля и коснемся «исследования» как такового. Автором этих строк были получены замечания к отчету профессоров Бар-Таля и Адуана, составленные д-ром Амноном Гройсом и профессором Элиягу Рихтером, входившими в консультативную группу данного проекта. Эти ученые указывали, еще до завершения сравнительного анализа израильских и палестинских учебных программ, на принципиальные методологические проблемы данного исследования и, в частности, на «исключение из корпуса изучаемого материала сорока релевантных текстов», публикуемых в палестинских учебниках. Исключение коснулось самых острых и ядовитых подстрекательских текстов, содержащих, среди прочего, такие пассажи: «заползшие на нашу землю змеи», «враги, вспарывающие животы нашим женщинам» и т.п. Требование включить эти тексты в корпус изучаемого материала было отвергнуто на том основании, что приведенные цитаты не содержат прямого указания на евреев и израильтян. О да, мы, конечно, могли бы подумать, что речь в этих текстах идет о шведах. Трудно поверить, что манипуляция производилась столь явными и дешевыми средствами.

В опубликованном профессором Бар-Талем и его палестинским коллегой отчете приводится положительное упоминание о еврейской субботе, содержащееся в одном из палестинских учебников. Беда лишь в том, что это упоминание никак невозможно счесть положительным: оно представляет евреев фанатиками, запрещающими исцелять больных в субботу, и противопоставляет им Иисуса, исцелявшего больных в этот день. Здесь имеет место двойная ложь: замалчивается реальная позиция иудаизма, согласно которой угроза жизни отменяет субботние ограничения, и объявляется положительным откровенно негативное упоминание о субботе в палестинском учебнике. Выводы соответствуют методологии: подстрекательская пропаганда? Воспитание ненависти? Нет никакого подстрекательства.

Каждая из сторон, гласит цитируемый отчет, имеет «свой исторический нарратив». В чем же состоит палестинский нарратив? В том, например, что «Дауд (Давид), правивший израильтянами после Талута (Шауля), продолжил войны с палестинцами и ханаанитянами и основал свое царство на части палестинских земель». В качестве «нарратива» любая чушь становится допустимой, включая «палестинские земли» за многие сотни лет до Геродота, впервые использовавшего географический термин «Палестина». Но дальше — больше. Когда речь заходит об отрицательном образе другой стороны, отчет с осуждением отзывается о содержащихся в израильских учебниках упоминаниях об иракских погромах 1941 года (в результате этих погромов, произведенных в ходе пронацистского восстания в Ираке, было убито 179 и ранено свыше двух тысяч евреев — прим. пер.) и об убийстве израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене. В чем состоит суть этой критики? Следует ли израильтянам вовсе замалчивать эти события? Или, может быть, о них следовало написать так: «Мусульманские борцы за свободу сумели уничтожить многих еврейских преступников в Багдаде и Мюнхене»? Следуя этой логике, нужно запретить изучение в школах истории Второй мировой войны, поскольку упоминание о преступлениях нацистов может создать негативный образ Германии.

Отчет признает, что в израильских учебниках говорится про Дир-Ясин (и не говорится о погромах в арабских странах, которыми сопровождалась Война за независимость Израиля). С другой стороны, составителям отчета не удалось обнаружить ни одного свидетельства самокритики в палестинских учебниках. Даже поведение нацистского муфтия Хадж-Амина аль-Хусейни не осуждается их составителями. Отчет обходит вниманием тот факт, что почти любое упоминание о «прекращении оккупации» в палестинских учебниках подразумевает в качестве «оккупированной» всю территорию от Средиземного моря до Иордана. Иначе говоря, почти каждое такое упоминание подразумевает уничтожение Израиля.

В израильских учебниках явным образом присутствует попытка гуманизации ислама и воспитания в учениках стремления к мирному урегулированию конфликта. Палестинские учебники не содержат в себе ничего подобного применительно к иудаизму и современному Израилю. Но волшебная палочка составителей обсуждаемого отчета сводит к нулю тотальное различие между двумя системами образования. Составители отчета предлагают привычное оправдание тому, что они обнаруживают в палестинских учебниках: палестинцы — слабая сторона, и им позволительно то, что непозволительно израильтянам. Но в действительности все обстоит наоборот: слабой стороной палестинцев делает самообман, пропаганда ненависти, неспособность признать другого. Бар-Таль подменяет причину следствием.

Д-р Амнон Гройс и профессор Элиягу Рихтер возражали против публикации отчета без внесения в него необходимых изменений. Они не согласны с министерством образования и не считают Бар-Таля лицом, неспособным произвести корректное академическое исследование. Но похоже, что сами они, делая эту вежливую оговорку, не оставляют камня на камне от построений Бар-Таля. Дезавуировать порочную методологию произведенного их коллегой «исследования» ученые могут сами, без помощи министерства образования.

Институт IMPACT-SE на протяжении многих лет занимается сравнительным изучением школьных программ в Израиле, арабских странах и Иране. Целью его работы является выявление соответствия или несоответствия этих программ декларациям и принципам ЮНЕСКО. На презентацию отчета Бар-Таля и Адуана IMPACT-SE отреагировал заявлением, в котором, в частности, говорится: «Знакомство с полученным нами отчетом порождает недоумение и множество конкретных вопросов. Это, прежде всего, касается огромного зазора между приводимыми в отчете цитатами и теми выводами, которые делаются составителями на их основании... Для утверждения о сходстве израильского педагогического подхода с палестинским нет никаких оснований... Израильская система образования воспитывает в учениках стремление к миру и готовность к признанию другого, тогда как палестинские учебники подчинены задаче воспитания в школьниках готовности к непримиримой борьбе и войне».

В связи с вопросом о публикуемых в учебниках картах IMPACT-SE отмечает наличие у него претензий к обеим сторонам, но при этом сравнение и здесь приводит экспертов института к однозначным выводам: «Израиль вообще и связь еврейского народа с его землей, в частности, систематическим образом устранены из палестинских учебников... Карты палестинского государства неизменно включают всю территорию от Средиземного моря до Иордана... Речь идет не о разности нарративов, как утверждают составители отчета, а о фундаментальном различии в подходах к чужой и собственной национальной личности. Палестинская система образования не признает за Израилем права на существование, тогда как ориентиром для израильской системы образования являются установление мира и интеграция». Приводимые экспертами института цитаты складываются в мрачную картину и не оставляют места сомнениям в том, что палестинская система образования является инструментом насаждения ненависти. В отчете Бар-Таля этим цитатам не нашлось места.

Не так давно институтом IMPACT-SE было опубликовано уточненное исследование израильских школьных программ по состоянию на 2009-2012 гг. Его вывод: «Несмотря на обострение израильско-палестинского конфликта в минувшее десятилетие, израильские учебники, отмечая трудности, стоящие на пути примирения с палестинцами, по-прежнему убеждают учеников в желательности и возможности мирного урегулирования. Из учебных программ и учебников устранены многие элементы контента, способного причинить ущерб педагогическим усилиям, направленным на воспитание толерантности и готовности к примирению с палестинцами. В программы введены дополнительные элементы контента, способствующего решению этой педагогической задачи».

Таким образом, перед нами два исследования, посвященных одной и той же проблеме. Выводы — совершенно разные. Бар-Таль утверждает, что реакция израильского министерства образования, усомнившегося в его объективности, причиняет ущерб его профессиональной репутации. Гарантированная в Израиле свобода академических исследований позволяет Бар-Талю изыскивать сомнительные оправдания палестинскому отказу от примирения с Израилем. Бумага все стерпит, и Бар-Таль имеет полное право писать и публиковать все, что ему вздумается. Хорошо, что дело обстоит именно так. Но принимать его выводы как объективную истину израильское министерство образования отнюдь не обязано. И то, что отказ министерства принять его выводы означает покушение на академическую свободу, есть грубая ложь.

Кто-нибудь ограничивал Бар-Таля? Кто-нибудь мешал ему опубликовать результаты его «исследования»? Вовсе нет. Само требование Бар-Таля объявить его выводы единственно правильными есть покушение на здравый смысл и академическую свободу, поскольку последняя необходимым образом предполагает критику, возражения, сомнения. Отчет Бар-Таля был изучен д-ром Орной Атар-Кац, инспектором-координатором министерства образования по вопросам преподавания истории, и эта проверка привела к тем же выводам, к которым пришли еще на стадии подготовки отчета д-р Гройс и профессор Рихтер. Не хочет ли Бар-Таль провести закон, который запретит этим специалистам иметь свое мнение, коль скоро оно отличается от его собственного?

Следует ли обязать министерство образования признать несомненными и те выводы Бар-Таля, согласно которым общественная поддержка действий израильского правительства в период операции «Литой свинец» была выражением «дегуманизации палестинцев»? Должен ли «исследователь», силящийся доказать, что сионизм является разновидностью империализма, обращаться с иском в БАГАЦ, чтобы тот обязал правительство включить его тезисы в программу израильских школ? Даже госдепартамент США, финансировавший «исследование» Бар-Таля и Адуана, отклонил сделанные ими выводы по причине отмеченных выше методологических проблем. Готовится ли профессор Бар-Таль также и к подаче судебного иска против американского внешнеполитического ведомства?

Министерство образования несомненно имело право отвергнуть выводы, содержащиеся в «исследовании» Бар-Таля и Адуана. Более того, принять именно такое решение оно было обязано.

Однако трагедия в том, что школа Бар-Таля торжествует. Обсуждаемый отчет уже удостоился сочувственной статьи в «Нью-Йорк таймс», вышедшей под заголовком «Новое исследование подрывает утверждения Израиля о пропаганде ненависти в палестинских школах». Но несомненно одно: установление мира на Ближнем Востоке невозможно без признания прав противоположной стороны и без прекращения подстрекательской кампании, которая планомерно и бесперебойно ведется палестинской стороной. Для того, чтобы эта кампания прекратилась, она должна быть дезавуирована и осуждена. С ней нужно бороться, международные спонсоры ПА должны быть осведомлены о том, на что тратятся выделяемые ими средства, и от этих спонсоров следует требовать прекращения финансирования тех проектов, которыми в палестинской среде насаждается ненависть к Израилю и евреям. Этой борьбе с пропагандой ненависти нанесен ощутимый удар. Нанесен, как обычно, «полезными идиотами», одним из которых является профессор Бар-Таль. В следующий раз, когда Израиль потребует прекратить пропаганду ненависти, практикуемую палестинской администрацией, никто не отнесется всерьез к его требованию, поскольку всем будет памятно «новое исследование», разрекламированное «Нью-Йорк таймс».

Одной положительной реплики Бар-Таль все же заслуживает. Он действительно является поборником взаимопризнания и взаимопонимания. Он противник насаждения ненависти. Жаль, что результатом его работы становится легитимация и, как следствие, усиление подстрекательской пропаганды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.