Какую политику должен преследовать Европейский Союз после арабских революций? Какова политика ЕС на Ближнем Востоке? Ответы на эти и другие вопросы мы старались найти на двухдневной конференции на тему: «ЕС и арабский мир», состоявшейся в итальянском городе Болонья. Наряду с научными деятелями из Египта, Туниса, Ливии и Ливана, большинство участников - американские и европейские эксперты. В конце встречи участники пришли к единому мнению по трем вопросам. Во-первых, все еще сохраняет свою актуальность замечание Генри Киссинджера: «Дайте мне телефонный номер, по которому я могу узнать позицию Европы». В большинстве случаев Франция, Великобритания, Германия, Италия не могут прийти к согласию и выработать единую внешнюю политику. Этим вопросом занимается Верховный представитель ЕС по вопросам общей внешней политики Кэтрин Эштон, однако на международных платформах продолжается борьба внутри союза, находящегося под тяжелым экономическим грузом. Отсутствие единой военной структуры и неуклюжесть механизма принятия решений обрекают ЕС на жизнь в тени НАТО.

Читайте также: Грядет ли за «арабской весной» «европейское лето»?

Второй вопрос, по которому на конференции наблюдалось единодушие, был связан с тем, что в силу экономического кризиса для эффективной реализации внешней политики у ЕС отсутствует достаточное количество времени и финансовых ресурсов. В преддверии экономического кризиса в 2007 году политика ЕС в Средиземноморье требовала серьезных преобразований. Арабские революции и финансовый кризис ЕС единовременно совпали в 2011 году. Погрузившись в собственные проблемы, Европа перестала уделять внимание своей политике в Средиземноморье. С другой стороны, продолжала существовать проблема разобщенности. Например, в ливийском вопросе Германия и НАТО не смогли достичь согласия. Когда Франция и Германия были не в силах прийти к договоренности по вопросу Ливии, в рамках ЕС снова возник разлад.

Парламентская ассамблея совета европы


Как известно, на передний план в Ливии вышел не ЕС, а НАТО. Поддержка США в очередной раз стала определяющим фактором для Франции и Великобритании. И по сирийскому вопросу сегодня ЕС продолжает безмолвствовать. Если и планируется принятие какой-либо инициативы, то она непременно будет иметь место в рамках НАТО. Когда Франция в одиночку начала действовать в Мали, стало снова очевидно, что ЕС в этом смысле не выполняет какой-либо функции.

Также по теме: Первый поход ислама на Западную Европу

Третий вопрос, который однозначно оценивался арабскими, европейскими и американскими участниками, касался недостаточно дальновидной политики ЕС по отношению к Турции. Все участники справедливо отмечали, что, изолировав Турцию, Европа не будет восприниматься всерьез на Ближнем Востоке. Если рассматривать вопрос с этой точки зрения, то Турция – важнейший тест для внешней политики ЕС. В отношении внешней политики союза США обвиняют ЕС в недостаточности стратегического видения, однако, на мой взгляд, проблема заключается вовсе не в этом. ЕС, заручившись поддержкой такой силы, как Турция, несомненно, приобретет большую мощь на международной платформе. Проблема для союза состоит в разобщенности Европы относительно взгляда на Турцию. В действительности, за исключением Германии, Франции, Австрии и греческого Кипра практически все члены ЕС относятся положительно к вступлению Турции в союз. Однако Франция и Германия продолжают довольствоваться подрезанием крыльев серьезных центров тяжести и сил в составе ЕС. Как всегда, Европа становится жертвой собственного раскола в вопросе о членстве Турции.

Таким образом, для Европы в Болонье была представлена достаточно пессимистичная картина. Если ЕС не сможет справиться со своими проблемами, то продолжит оставаться простым зрителем событий на Ближнем Востоке.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.