Перевод предоставлен изданием «Курсор» (Израиль).

Национальный статус арабского меньшинства в еврейском государстве – тема сложная и эмоционально заряженная. Разные аспекты этого вопроса имеют особое значение и могут иметь серьезные последствия для будущего сионистского проекта.

Многим гражданам трудно адекватно воспринимать оксюморон «еврейское и демократическое государство». Одним из вариантов решения этого логического противоречия, предлагаемых представителями крайне левой части политического спектра, является идея двунационального государства. Такого государства, в котором будут одновременно реализованы национальные чаяния двух народов, живущих в этой стране.

В одной из публикаций газеты Haaretz в качестве сторонника подобного рода идеи был привлечен не кто иной, как создатель ревизионистского движения, прародитель партии Ликуд. В качестве доказательства этого тезиса были упомянуты две статьи Жаботинского. В одной из них сионистский мыслитель  написал следующую фразу: «Будущее еврейское государство должно быть двунациональным, с точки зрения судебного права». 

Читайте также: Голубоглазые израильские чеченцы

На основе этой фразы, особенно в наше время, когда судебная система оказывает огромное влияние на наше национальное существование, очень просто прийти к заключению, что Жаботинский был готов согласиться на создание двунационального, арабо-еврейского государства, в котором обе национальные идентичности имели бы равный статус.

Дым после взрыва автобуса в Тель-Авиве


Однако все те, кто знакомы с обсуждаемыми текстами, те, кто внимательно изучали публицистическое наследие этого сионистского лидера, прекрасно понимают, что Жаботинский не имел в виду «двунациональное государство» той формы, о которой размышляют современные сторонники этой идеи. В своей статье «О двунациональной Эрец Исраэль» (1926) Жаботински со всей ясностью написал о том, что «закон будущего еврейского государства должен обеспечить полное  гражданское равенство» всем его гражданам.

Этой позиции он последовательно придерживался до конца жизни. Однако он, конечно же, не включал в понятие «гражданское равенство» предоставление коллективных национальных прав меньшинству.  По его мнению,  представители арабского меньшинства имели право лишь на «личную автономию» в таких сферах, как образование, религия, социальные вопросы (все это в полной мере реализовано в современном государстве Израиль).

Далее Жаботинский пишет, что демографическое еврейское большинство (большинство, о создании которого еврейскому государству придется позаботиться, а затем – сохранять такое большинство, как залог своего существования) предпримет усилия для того, чтобы двунациональное государство было фактически «национальным государством еврейского народа». Это, с точки зрения Жаботинского, необходимо для того, чтобы дух закона, определяющего образ жизни жителей страны вне узких рамок школы, религии, семьи, благотворительности; весь общественный каркас государства... весь его сельскохозяйственный уклад, промышленность и торговля, весь жизненный тонус государства был, непререкаемым образом, пронизан еврейской самостоятельностью... Даже весь духовный пафос, суть творчества в стране должны носить еврейский характер.  По мнению Жаботинского, «еврейское национальныое существование на этой земле  будет столь мощным, что различные нееврейские явления будут играть в государстве незначительную роль».

Также по теме: «Потерянное колено израилево» - долгий путь домой


Более того,  Жаботинский предвидел или надеялся, что арабское меньшинство, несмотря на все права, которые будут ему предоставлены, не сможет устоять перед духовной мощью еврейского характера будущего государства и со временем начнет ассимилироваться.... иными словами, будет приобщаться, постепенно и неощутимо, к еврейскому стилю жизни».

Проще говоря, «двунациональное государство» Жаботинского фактически означало правовое и гражданское равенство для арабского меньшинства. Разумеется, речь не шла о подготовке к созданию единого двунационального, арабо-еврейского, государства  в его нынешнем понимании.