В Европе обнаружен редкий вид животного. За последние годы его никто ни разу не видел, как вдруг... несколько недель тому назад это пугливое создание объявилось вновь. С тех пор его опять стали встречать в разных частях Европы; имя ему — «хорошие новости».

В минувшую пятницу, это диковинное «животное» якобы даже забредало в Брюссель, ведь на сей раз в финальной сцене саммита ЕС мы не услышали интонаций, полных желчи и ехидства. Вместо этого, лидеры европейских стран вдруг сумели достичь соглашения по бюджету, причем никаких усмешек и ухмылок не было.

Хорошие вести добрались даже до многострадальной европейской периферии. И действительно, Ирландия достигла соглашения, которое позволит ей облегчить непосильное бремя задолженности, придавившее финансовую систему страны. Сразу же после того, как ирландский премьер-министр Энда Кенни заявил в парламенте о том, что сделан «исторический шаг на пути к восстановлению экономики», раздались аплодисменты. Но и это еще не всё, газета Financial Times сообщила о «более радужных перспективах» для экономики Греции. А в январе текущего года Португалия впервые наконец-то смогла вернуться на рынок долгосрочных заимствований после того, как в 2011 году она обратилась за экстренной финансовой помощью.

Выходит, широкомасштабное восстановление экономики Европы уже началось?

Однако, всё гораздо сложнее. На самом деле, за предыдущие месяцы угроза вполне реальной катастрофы в виде мощного кризиса европейской банковской системы или же распада евро, вроде бы, отступила. В результате, инвесторы обрели уверенность, а это, в свою очередь, помогло оживить реальный сектор экономики — произошло то, что президент Европейского центрального банка Марио Драги охарактеризовал как позитивная инфекция» [т.е. «благотворная инфекция», которую страны-участницы союза в какой-то момент должны быстро «подхватывать» друг от друга — прим.перев.]. Но и пессимисты пусть не отчаиваются, ведь события ещё могут пойти по плохому сценарию.

Кризис еврозоны происходит на трех разных уровнях — финансовом, экономическом и политическом; причем кризис на любом из них оказывает влияние на остальные два. Финансовая угроза явно снизилась, поскольку г-н Драги пообещал сделать «всё возможное», чтобы спасти евро. Обещание Европейского центрального банка скупать суверенные облигации в «неограниченном» количестве можно расценить как ловкий ход, направленный на укрепление доверия; правда, до сих пор раздача обещаний еще не гарантировала их выполнение.

Финансовые проблемы теперь стоят не так остро, однако они никуда не исчезли. Необходимость финансирования таких стран, как Италия и Испания, еще очень велика. Европейские банки по-прежнему уязвимы. По мнению эксперта аналитического центра Re-Define Сони Капура, испанские банки сталкиваются с «возрастающими проблемами обслуживания ипотечных ссуд, падением цен на недвижимость и увеличением количества безнадежных кредитов».

Просьбы о финансовой реструктуризации исходят в основном от малых стран, расположенных на периферии еврозоны, которые пострадали больше всех, — а сюда относятся Ирландия, Португалия и, конечно же, Греция, экономика которой с 2008 года сократилась на 25 процентов. Однако, несмотря на столь бедственную ситуацию, Греция не выпала из зоны евро, а каким-нибудь фашистам или коммунистам власть в стране захватить не удалось. Если оживление экономики продлится и дальше, то Греция сможет выйти из кризиса, сохранив свою валюту вместе с демократией и тем самым опровергнув предсказателей скорого краха страны.

Тем не менее, в Италии и в Испании по-прежнему преобладают мрачные настроения. Так, экономика Италии погрузилась в рецессию, самую жестокую со времени окончания Второй мировой войны, а безработица в Испании составила 26 процентов. В обеих странах вероятность быстрого восстановления экономики невелика, при этом сохраняется угроза социальных и политических потрясений. Франция пока что не сильно озабочена угрозой экономической рецессии; правда, президент Франсуа Олланд уже быстро теряет популярность.

Самая злободневная тема — вопрос о восстановлении европейской экономики — переходит в политическую плоскость: 24-25 февраля в Италии состоятся выборы. Вряд ли на них победит технократ Марио Монти, который, будучи назначен на пост премьера, помог возродить доверие международного сообщества к этой стране. Скорее всего, любое другое итальянское правительство окажется менее стабильным и будет еще больше осторожничать с проведением реформ. И только если страну вдруг разобьет паралич или же к власти опять вернется Сильвио Берлускони — только в этом случае Европу опять будут ждать крупные неприятности.

Политические события в Испании тоже не предвещают ничего хорошего. Премьер-министр Мариано Рахой и его Народная партия оказались в центре коррупционного скандала, связанного с фактами незаконного финансирования зарплат лидеров правящей партии. Как показали опросы, 80 процентов испанцев считают, что руководители Народной партии должны подать в отставку. А поскольку главная оппозиционная партия действует вяло и тоже не вызывает к себе доверия, то на сцене могут появиться какие-то новые политические силы. Но учитывая тот факт, что безработица среди молодежи в Испании превышает 50 процентов, а в некоторых частях страны существует угроза сепаратизма, то вряд ли можно гарантировать, что новые политические силы смогут удержаться в рамках центризма и стать привлекательными.

Политический кризис в Испании и в Италии больно ударит по рынкам. К тому же, этим странам всё труднее будет просить помощь у Северной Европы. Кроме того, в следующем месяце, судя по всему, нужно будет спешить на выручку Кипру. Однако сомнительная репутация этой страны в качестве гавани для «отмывания» российских денег вряд ли обрадует парламентариев Бундестага.

И все же, поток хороших новостей, циркулирующих по Европе, будет не так-то просто перекрыть. События в Греции, Португалии и других странах свидетельствуют о том, что европейская социально-политическая система, хотя и пострадает от мощного удара, но не развалится. К тому же, немецкие политики и руководители европейского центрального банка ясно дали понять, что у них есть решимость сохранить евро на плаву.

Впереди нас ждут экономические трудности и политическая нестабильность, при этом, европейские лидеры должны будут вести нас через этот кризис, не имея четкого представления о том, чем он закончится. Во многих европейских столицах продолжают утверждать, что для преодоления кризиса необходимо более прочное укрепление связей в рамках политического союза. Но им вряд ли по плечу эта труднодостижимая цель, поскольку, судя по всему, у них нет ни стремления к ней, ни общественной поддержки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.