Американский экономист Пол Кругман (Paul Krugman) считает, что революция в сфере информационных технологий не идет ни в какое сравнение с техническими революциями прошлого, однако автомобили без водителей все же могут повлиять на наш мир.

Недавно Google удалось реализовать давнюю мечту человека и разработать прототип автомобиля, который способен двигаться в автоматическом режиме, без участия водителя. Пол Кругман воспользовался этим примером для доказательства ошибочности точки зрения пессимистов, которые считают, что технологии больше не в состоянии обеспечивать экономический рост, потому что все уже было изобретено.

Так, большая часть используемых нами в данный момент технологий (как автомобили, так и компьютеры) опираются на работы конца XIX века, на который пришелся расцвет научных исследований и промышленной изобретательности. Особенно быстро развитие этих открытий пошло после Второй мировой войны, под давлением холодной войны. Вспомните, что ставшая предком современных компьютеров машина Холлерита использовалась в переписи населения США в… 1890 году, и что микропроцессоры разрабатывались для американской космической программы начиная с 1960-х годов. Все эти изобретения привели впоследствии к серьезным преобразованиям в экономике.

Хотя автомобиль без водителя (он уже сам по себе является мощным символом) еще далек от распространения в обществе, на этом примере можно легко представить себе, как использование информационных технологий способно повлиять на все аспекты нашей повседневной жизни.

Пол Кругман хочет сказать, что сейчас нам нужно полностью переосмыслить наше каждодневное окружение, в том числе промышленность и сферу услуг, в соответствии с цифровыми технологиями. Переход на цифровые рельсы всего промышленного процесса, от разработки до распространения, создает условия для третьей промышленной революции, которая вновь перечертит географические карты мирового производства. Индустриализация «зрелых» стран означает не возврат в прошлое, а коренное переосмысление производства и распространения предметов и товаров, которые окружают нас в повседневной жизни.

Темп революции будут определять две силы: изменение нашего отношения к природе путем экономного расходования энергетических и сырьевых ресурсов, а также пересмотр нашей централизованной модели производства с переходом к децентрализованной и ориентированной на спрос системе.

Третья промышленная революция должна привнести интеллект в товары и услуги как в процессе производства, так и в их дальнейшем применении. Сокращение потребления сырья и энергии сыграет решающую роль в этой тенденции: мы увидим пригодную для переработки, легкую и более компактную продукцию, которая будет черпать вдохновение из природы и не оставлять на ней своего отпечатка, сможет автоматически выполнять заложенные функции, а также взаимодействовать с человеком и его окружением. Достаточно сравнить телевизор на электронно-лучевых трубках и сверхтонкие и легкие OLED-панели, чтобы физически оценить этот огромный разрыв. Если вторая промышленная революция привнесла массовое и серийное производство, то аналогия с интернет-моделью послужит вдохновением для местного сетевого производства, которое позволит добиться существенного снижения затрат на транспортировку и выбросов СО2.

Кроме того, внедрение цифровых технологий позволяет изобрести новые продукты и материалы, а также новые процессы. Вся продукция завтрашнего дня, даже простой выключатель, будет обладать интеллектом для взаимодействия с окружением и в частности оптимизации энергопотребления. Пассивные компоненты станут активными, будут не только собирать данные, но и реагировать на них. Вся бытовая техника будет адаптировать программы и схемы использования к ценам на электричество. Электромобили будут принимать решения насчет дальности хода и резервов своих аккумуляторов в зависимости от реального использования и энергетических потребностей в непосредственном окружении. Используемые во всех областях инструменты будут нацелены на скорейшее и лучшее выполнение задачи с как можно меньшими затратами средств и ресурсов и будут обладать необходимым для достижения цели интеллектом.

К тому же, новые процессы и продукция могут опереться на поразительные достижения природы, к которым относится, например, обычная паутина: по механическому сопротивлению она оставляет далеко позади углеродное волокно. Производство энергии может многое почерпнуть в невероятной эффективности фотосинтеза. Источником так называемого зеленого топлива станет не сельскохозяйственный сектор, а разработанные биоинженерией бактерии. Всего этого можно будет достичь с помощью моделирования компонентов продукции и цифрового управления промышленными объектами.

Опорой промышленности третьего поколения станут небольшие серии товаров, выпускаемые небольшими структурами. Распространение «3D-принтеров», которые позволяют выпустить законченный продукт после цифровой разработки, и локальное производство создадут условия для мелкосерийного выпуска товаров по запросу клиента.

Пол Кругман прав, когда говорит, что эти средства и технологии изменят нашу повседневную жизнь куда сильнее стремительно устаревающих смартфонов. Речь идет не о создании некой технологической прослойки в нашей общественной сфере, а о пересмотре самих ее материальных основ. Разумеется, сейчас еще сложно оценить точные очертания и скорость процесса, однако все признаки уже налицо. Революция началась и в ближайшие 30 лет будет только набирать обороты.

Жан-Пьер Корниу, заместитель генерального директора консалтинговой компании Sia Partners.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.