На начальном этапе - после восстаний арабской весны - борьба за власть оказалась для «Братьев-мусульман» довольно легкой. Но затем возникли серьезные проблемы, и с тех пор трудности у этой организации только увеличиваются. Там, где «Братья-мусульмане» не смогли одержать победу, они вынуждены отступать. Там, где власть принадлежит им, лидеры «Братьев-мусульман» сталкиваются с тем, что управлять страной, не давая ей сойти с рельсов, гораздо сложнее, чем побеждать на выборах.

В Египте и Тунисе правительства, где господствующие позиции занимают «Братья», вынуждены уходить в глухую оборону. В Иордании стратегия «Братьев-мусульман» терпит неудачу. В условиях сирийского хаоса и кровавой бойни «Братья» в военном плане кажутся эффективными, но в плане политики они дезориентированы.

Несомненно то, что связанные с «Братьями-мусульманами» партии остаются самой мощной политической силой на арабском Ближнем Востоке. В настоящее время они лучше организованы, чем светская оппозиция. Однако становится все более очевидным, что импульс силы «Братьев», который казался непреодолимым, начинает угасать, и они могут утратить свое влияние. Революции в своей долгосрочной перспективе могут совершать неожиданные повороты.

Связанные с «Братьями-мусульманами» исламистские партии испытывают возрастающее давление в условиях уличных демонстраций, политического маневрирования и усиливающихся экономических кризисов.

Читайте также: Проект Мурси покоряет рабочие пригороды

В странах, чьи правительства не уступили народным восстаниям, люди пристально следят за событиями, разворачивающимися там, где к власти пришли «Братья-мусульмане». А эти события предостерегают их о возможном усилении хаоса, политического насилия и экономического спада.

В последние недели в ходе антиправительственных протестов на улицах Египта было убито множество людей. Убийство ведущего лидера оппозиции в Тунисе привело страну к кризису. Между тем, решение иорданских «Братьев-мусульман» бойкотировать парламентские выборы превратилось в провал для исламистов.

Беспорядки в Каире


Вначале казалось, что победы достаются «Братьям» без особых усилий. Региональные отделения этой организации, созданные на теориях политического ислама, во времена правления светских диктатур подвергались репрессиям, но были очень активны. Казалось, что восстания, начавшиеся в декабре 2010 года и внезапно распространившиеся по всему региону, появились из ниоткуда. «Братья-мусульмане» наблюдали за ними со стороны, и лишь потом решили к ним присоединиться.

Когда пали диктаторы, дисциплинированные исламистские партии превзошли и полностью затмили собой либеральные организации, которые вели за собой протесты. На выборах либералы потерпели поражение.

А затем события стали развиваться не очень хорошо для исламистов. Восстания отпугнули инвесторов и туристов. Экономические кризисы, способствовавшие началу революций, только усилились. Критики обвиняют новые власти в том, что они больше стремятся к укреплению позиций исламистских партий, чем к управлению в интересах всех граждан.

Самым драматичным примером стал Египет. Спустя два года после того, как площадь Тахрир стала синонимом революции, Мухаммед Мурси (Mohammed Morsi) едва справляется с ситуацией.

Также по теме: Без проблесков надежды - Египет после революции

Недовольство усилилось в связи с тем, что исламистские партии пытаются усилить свои властные полномочия, для чего они составили и приняли новую, весьма неоднозначную конституцию страны. Демонстрации в ознаменование годовщины революции слились с протестами против сурового приговора участникам беспорядков на футбольном матче, которые привели к гибели людей. Страна страдает от приступов насилия, из-за которого погибли более 50 человек. Нападению подвергся президентский дворец, были разграблены шикарные отели, а военные начали угрожать.

В своем сообщении в Facebook министр обороны Египта генерал Абдель Фаттах аль-Сиси (Abdel Fattah al-Sissi) предупредил, что борьба между политическими силами может привести к развалу государства. Армия, сказал он, стоит в стороне как «мощная и сплоченная сила», на которую государство может положиться. Эти слова прозвучали как предостережение о военном перевороте.

Неразбериха - это не просто политический вызов Мурси и его «Братьям-мусульманам». Она усугубляет отчаянное экономическое положение в стране, что может иметь самые пагубные последствия для правительства.

Следует помнить о том, что Мурси, будучи кандидатом от «Братьев-мусульман», победил на выборах с небольшим перевесом за счет низкой явки, получив поддержку не более чем одной четверти населения. Многие египтяне крайне встревожены тем, что «Братья» постепенно берут в свои руки рычаги власти. Но экономические трудности могут заставить массы, включая не интересующихся политикой людей, выступить против тех, кто стоит у штурвала.

Читайте также: Египет - Открытый урок демократии

У Египта быстро истощаются валютные резервы. Сейчас они опустились ниже эквивалента трехмесячного экспорта, а это минимум, рекомендованный международными экспертами. Иностранные инвестиции сократились на 75%, а долг страны быстро понизил ее статус до отрицательного, поскольку дефицит бюджета увеличивается день ото дня.

МВФ постоянно откладывает выдачу Египту остро необходимого кредита в 4,8 миллиарда долларов, потому что экономические реформы, которыми он должен сопровождаться, опасны с политической точки зрения. В декабре Мурси попытался поднять налоги, но уже через день отменил свое решение.

В Тунисе, где арабская весна имела шанс оправдать свое название, тоже возник кризис, сопровождавшийся яростным возмущением. После убийства ведущего оппозиционного политика Чокри Белаида (Chokri Belaid) десятки тысяч людей вышли на демонстрации протеста. Белаид резко критиковал исламистов, и многие, в том числе те, кто называют себя умеренными исламистами, именно их винят в его смерти.

Беспорядки в Египте


Крупнейшая в стране партия «Ан-Нахда», созданная под влиянием «Братьев-мусульман», попала под огонь критики. Ее обвиняют в том, что она говорит об умеренности, но на деле по политическим причинам встает на сторону наиболее экстремистских сил, закрывая глаза на насилие. Лидер «Ан-Нахды» Рашид аль-Ганнуши (Rashid al-Ghannouchi) заявил, что в проблемах страны виновата «французская модель светского государства», и что большинство тунисцев против «светского радикализма». Это подлило масла в огонь народного гнева. Другие исламисты возлагают вину за проблемы Туниса на средства массовой информации, на прежний режим и на внешние силы.

Также по теме: Мурси укрепляет власть в Египте

В момент усиления проблем в Тунисе и Египте король Иордании попытался предотвратить беспорядки, пойдя по пути, который должен привести страну к конституционной монархии, как заявляет он сам. Иорданские «Братья-мусульмане» решили бойкотировать намеченные на 23 января выборы, но оказались в роли проигравших, потому что явка на выборах оказалась весьма солидной, а победу одержали племенные группировки, которые обычно выступают в поддержку инициатив короля.

В соседней Сирии в рядах оппозиции усиливают свои позиции исламисты всех мастей. Самые организованные среди них принадлежат к «Братьям-мусульманам», и именно на «Братьев» возложили основную вину, когда оппозиция не сумела объединиться и оказалась весьма незадачливой.

Сирийские «Братья-мусульмане» вначале выступали против решения сегодняшнего лидера оппозиции предложить Башару Асаду переговоры. Но это предложение находит в Сирии все большую поддержку, и «Братьям» пришлось пойти на уступки.

Во всем регионе революции выдвигают демократические требования. Эти идеалы придают сил противникам «Братьев-мусульман», которые не сдаются, несмотря на победы исламистов, и противостоят их попыткам монополизировать власть. Арабские восстания далеки от завершения. Победители первого раунда остаются фаворитами на долгую перспективу, но у них нет никаких гарантий на окончательную победу.

Фрида Гитис – независимый комментатор по международным делам и пишущий редактор World Politics Review.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.