Деньги не звенят в кассах фондовых бирж, если предстоит изменение курса. То же самое относится к мировой истории, когда на карте земного шара происходит, как в наши дни, формирование новой геополитики в области энергетики. Новая технология, которая по-английски называется «fracking», позволяющая добывать природный газ из сланцевых пород, изменяет не только глобальные рынки и геометрию власти, но и социальные контракты в государствах, а также баланс сил в отношениях между ними.

Каждый новый вид энергии – будь то каменный уголь или паровая сила во время индустриальной революции, электричество или нефть на рубеже ХХ столетия, или атомная энергия после 1945 года – переписывал историю войны и мира, а также более серьезно влиял на судьбы людей, чем политика. Нечто подобное происходит и сейчас.

Проходившая в начале этого месяца Мюнхенская конференция по безопасности, на которой, среди прочего, велись разговоры о Мали и Сирии, о противоракетной обороне и «smart defence» (анлг.: умная оборона – прим. перев.), о повороте в сторону Азии и о неопределенности в связи с евро, была посвящена энергетическим проектам, сулящим огромную прибыль. При этом открывались перспективы, уходящие в почти еще неразличимое будущее.

Читайте также: Чем опасна «сланцевая революция»

Энергетические кризисы способны вызывать падение правительств

В любом случае многое из того, что еще пять лет назад считалось естественным законом в области энергии – все меньше, все дороже, - подлежит теперь пересмотру.  Дважды повышение цен на нефть в 1973 и в 1980 году, и один раз длительное снижение цен после 1986 года изменяли политику и жизненные формы, вызывали падение правительств и крушение режимов. Все говорит о том, что и впредь энергия будет иметь судьбоносное значение.

Однако на этот раз, хотя и не везде, есть основания для умеренного оптимизма. Новые технологии позволяют транспортировать сжиженный природный газ (LNG – Liquefied Natural Gas) с помощью специальных судов от одного терминала к другому. При этом не только впервые создается мировой рынок природного газа, независимый от трубопроводов, но и перестает существовать традиционная привязка цены на природный газ к нефти.

Трубопровод


Многое позволяет говорить о том, что цены на природный газ будут и дальше падать, тогда как глобальная конъюнктура получит толчок, который поможет преодолеть последствия глобального финансового кризиса, а также послужит стимулом для общей валюты европейцев. Но будут не только победители.

Важнее всего то, что происходит в Соединенных Штатах Америки. Там сегодня все большая доля потребности покрывается за счет внутренней добычи природного газа. Доказанных запасов, как говорят, хватит на целый век. И совсем скоро Соединенные Штаты могут превратиться в экспортера энергоносителей. И тогда их взгляд на мир изменится.

Также по теме: Газ made in USA - козырь во внешней политике Вашингтона

Соединенные Штаты выигрывают, Россия проигрывает

Тот нефтяной альянс, который три четверти века связывал американцев с Персидским заливом, теперь в любом случае – на радость или горе -  будет менее обязательным. Америка получает большую свободу действий в области мировой политики, что уже сейчас заметно в Персидском заливе: не имея перспектив относительно собственного более дешевого природного газа Вашингтон, вероятно, проявлял бы колебание при решении вопроса о введении более строгих санкций  против ориентированного на экспорт нефти Ирана, который таким образом вдвойне может быть причислен к проигравшим.

В краткосрочной перспективе к числу проигравших относится, вероятно, Россия, которая уже в течение нескольких десятилетий является нефтяным государством, судьба которого в большой степени зависела, зависит и еще долго будет зависеть от цены на углеводороды. Достаточно лишь вспомнить 80-е годы. Кризис нефтяных цен 1973 года и 1980 года обеспечил приток в государственные кассы огромного количества нефтедолларов, что побудило  Советы к военному и экономическому наступлению по всему миру.

Но когда в 1986 году цена на нефть обрушилась до 10 долларов и некоторое время там оставалась, это послужило началом конца могущественного Советского Союза. И, наоборот, восхождение Путина и российская стабилизация были теснее всего связаны с ценой на нефть в районе 100 долларов за баррель.

Предложение природного газа на мировом рынке, несомненно, будет также способствовать снижению цен на нефть. Человек в Кремле в долгосрочной перспективе вынужден будет принять ту модель развития, которая превратит Россию из экспортера энергоносителей, сырьевых товаров и оружия в игрока на рынке высоких технологий. Это больше похоже на ту модель модернизации, которую предлагал Медведев в свою бытность президентом страны. Евразийская развивающаяся диктатура или обращенная на Запад модель развития: вот долгосрочные варианты.

Читайте также: Китай тоже интересуется сланцевым газом

Цена на нефть, как это давно уже происходит с ценой на природный газ, имеет для России общественно-политическое значение и заставляет ее принимать решение относительно политического направления: в одиночку сохранять энергетическую монокультуру или вместе с Западом двигаться в направлении модернизации.

Газопровод «Южный поток»


Китай должен проявить мудрость

Для Китая добыча сланцевого газа означает преимущественно хорошие перспективы. Эта страна, помимо угля с высоким содержанием серы, а также атомной энергии, почти не имеет энергетических источников и нуждается в импорте – что, в свою очередь, требует обеспечения безопасности поставок и морских путей.

 Дешевая нефть из разных направлений, еще более дешевый сланцевый газ собственного производства – прогнозы говорят о наличии крупнейших в мире запасов – все это снимает с руководства в Пекине необходимость возвращаться после закупочных туров по всему миру с максимальным результатом.

Если красные мандарины мудры, то они должны проводить успокоительную политику для их все более нервного окружения. Если они не мудры, то тогда новое богатство может подтолкнуть их к экспериментам в области силовой политики, которые потрясут мир.

Также по теме: Эксперт по энергетической безопасности

На Ближнем Востоке без перемен

Средний Восток не исчезнет из заголовков мировых средств массовой информации. Слишком глубоки там политико-религиозно-общественные конфликты. По-прежнему на «Большом Ближнем Востоке» (Greater Middle East) все оси влияния будут пересекаться. Однако глобальное давление на такие нефтедобывающие страны, как Саудовская Аравия, будет уменьшаться.

Для Европы снижающиеся цены на энергоносители означают политический отбой тревоги, а также шанс, дающий возможность быстрее преодолеть последствия глобального финансового кризиса. Вслед за вызванным кризисом пессимизмом приходит оптимизм нового роста.

Это относится, если не произойдет ничего непредвиденного, и к Германии. Однако остается одно противоречие. В Германии цены из-за энергетического поворота идут вверх, тогда как во всем мире они снижаются, и это происходит, как в относительных, так и, судя по всему, в абсолютных показателях. Германию как индустриальную площадку ожидают тяжелые времена.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.