В начале 2012 года была достигнута самая низкая точка: двуязычный указатель на северо-востоке Польши был разрисован ксенофобскими лозунгами. Польские дети в Литве начали школьную забастовку, протестуя таким образом против политики правительства страны в отношении национальных меньшинств. Польша переживала на всей своей восточной границе самый сложный период в отношениях со своими соседями за последние 20 лет. И происходил этот конфликт с партнером по Евросоюзу Литвой.

Однако в конце 2012 года произошло то, что вообще никто не считал возможным: польская партия в Литве получила примерно 6% голосов и соответствующее количество мандатов, и это был ее лучший результат на парламентских выборах. Коалиционная арифметика позволила ей впервые получить место в правительстве. Ее представитель Ярослав Неверович (литовский вариант: Ярославас Неверовичюс) получил в свое распоряжение особенно важное в политическом отношении энергетическое ведомство. На этой неделе ожидается визит в Варшаву нового литовского премьер-министра Альгирдаса Буткявичюса, и поэтому он будет проходить под знаком общей разрядки напряженности.

Однако пока еще никто не говорит об историческом примирении или об эйфории. Слишком велико различие по весовым категориям: население одного государства составляет 38 миллионов, а другого – три. Слишком близки были эти два народа, близки как сиамские близнецы, для того, чтобы из этого можно было сразу создать «нормальное» соседство.

Великое княжество литовское в сравнении с более древним Королевством Польским было во многих отношениях последышем. Литовский правитель Миндовг крестился и получил королевские регалии только в 1253 году, то есть спустя 300 лет после принятия христианства представителями польской элиты. Одновременно стало очевидным, что обе страны имеют дело с двумя опасными соседями: с Тевтонским орденом на западе и с будущим Великим Княжеством Московским.

Великая уния 1386 года

Определяющими для этого соседства стали события 1386 года: после не очень удачной польско-венгерской персональной унии элиты Польши и Литвы осознали, что у них имеются общие интересы. Литовский великий князь Ягайло стал «господином и королем Королевства Польского», переехал в бывшую столицу Краков, где он женился на 12-летней королеве Ядвиге (Hegweg) Польской и был крещен.

С того времени поляки стали называть его Владиславом Ягелло, и таким образом была создана крупнейшая европейская династия Ягеллонов. Его двоюродный брат Витовт Великий (по-польски – Витольд) был великим князем литовский и построил, помимо прочего, островной замок Тракай. Несколько раз Ягеллоны становились королями в Богемии и в Венгрии.

Вскоре новому союзу улыбнулась внешнеполитическая удача: в 1410 году их объединенные войска победили Тевтонский орден в Грюнвальдской битве (первая битва при Танненберге). После этого внутри начался процесс слияния: литовские аристократы получали польские гербы, а у Католической церкви появилась возможность проводить миссионерскую работу в последнем языческом государстве Европы. При этом знатные литовские роды были последовательно полонизированы: из Радвилов получились Радзивиллы. Свидетельства возраставшей власти этой аристократии можно и сейчас увидеть на стенах литовских замков и крепостей.

Под давлением, прежде всего, аристократии в обеих странах польский король Сигизмунд Август в 1569 году издал декрет в Люблине об объединении Польши и Литвы в «нераздельное тело», как было тогда сказано. В последний раз аристократические парламенты заседали раздельно, а после этого существовал только один парламент (сейм), один правитель, одна внешняя политика и одна монета.

Код для федерации


Таким образом, Речь Посполитая, представлявшая собой во все большей степени аристократическую демократию во главе с монархом, превратилась в самое крупное, самое могущественное и одновременно внутренне самое многообразное государство Европы. Оно охватывало многие части сегодняшней Белоруссии и Украины. В нем мирно жили вместе друг с другом христиане, иудеи, а также татары-мусульмане.

«Ягеллонская идея» и сегодня считается в Польше своего рода кодом мирного федеративное слияния многих государств. В 2003 году Папа Иоанн Павел II призвал своих соотечественников к тому, чтобы во время референдума о вступлении в Евросоюз они выбрали путь «из Люблинской унии в Европейский Союз».

Увеличившаяся власть аристократии способствовала тому, что Речь Посполитая в конце 18-го века была разделена между жестко и абсолютистски управлявшимися соседними государствами, обладавшими значительно большими военными ресурсами. Литовцы и часть Польши вновь оказались под русским правлением. В 19-ом веке появились современные национальные движения, что означало конец польско-литовскому согласию.

После Первой мировой войны литовцы выдвинули претензии на Вильнюс как на свою столицу, тогда как поляки и евреи явно составляли там большинство, а сам город считался «Иерусалимом Востока». В результате польской военной интервенции Вильнюс перешел в Польше, и поэтому период между двумя войнами в отношениях между этими государствами был похож на холодную войну.

Партизаны воевали друг против друга


Вторая мировая война принесла неизмеримые страдания обоим народам. Часто польские и литовские партизаны, боровшиеся против оккупантов, направляли оружие друг против друга. Еще хуже было положение евреев: нацистская политика физического уничтожения находила там своих пособников и людей, извлекавших из этого выгоду. Более искусно, чем немцы, в польско-литовский спор вмешались советские власти, которые из тактических соображений встали на сторону литовцев. После 1945 года сотни тысяч поляков были переселены в бывшие немецкие восточные регионы. Против вызывавших подозрения литовских семей советская власть «боролась» с помощью депортаций в Сибирь.

Недавно оба народа после продолжавшегося долгое время сопротивления сбросили иго советского господства. Но вместе с этим завершилась и их общность: национально настроенные литовцы сегодня рассматривают продолжительное соседство как время польского доминирования. Тогда как для многих поляков литовская территория является прежде всего «утраченными восточными регионами», родиной величайшего польского поэта Адама Мицкевича - сегодня место его рождения находится на территории Белоруссии.

Вместе с литовским писателем Томасом Венцловой родившийся в Литве польский писатель и лауреат Нобелевской премии Чеслав Милош был одним из первопроходцев взаимопонимания между этими двумя народами. Именно этот поэт создал, наверное, самый красивый портрет своего балтийского соседа, который когда-либо был написан:

«Мирок балтийских стран - это был мирок, известный по деревенским картинам Брейгеля. Руки, сжимающие пивные кружки, хохочущие красные рожи, тяжелое медвежье добродушие, крестьянские добродетели: трудолюбие, хозяйственность, предусмотрительность. И крестьянские пороки: жадность, скупость, вечная забота о завтрашнем дне».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.