Польские спецслужбы разоблачают, обнаруживая какие-то следы шпионской деятельности, невероятно малый процент офицеров разведки нашего восточного соседа. За 20 лет было выявлено всего 20 российских шпионов, из них лишь половина предстала перед польским судом, а остальные были высланы из страны. Это означает, что в год мы ловили в среднем одного шпиона, то есть 0,3 процента от общего числа людей, занимающихся у нас подобной деятельностью: согласно сделанному год назад официальному заявлению главы Агентства внутренней безопасности (ABW) генерала Кшиштофа Бондарыка (Kszysztof Bondaryk) в Польше работает примерно 300 российских шпионов. А о скольких еще это ведомство не знает?

Никакая статистика не может охватить, а тем более официально представить, реальный масштаб этой сферы. Можно предположить, что в СМИ попадает лишь часть информации, ведь ни одна спецслужба мира не хвастается завербованными шпионами, которых удалось переманить на свою сторону. «Обращенные» снабжают ту разведку, на которую они работали, информацией, подготовленной новыми работодателями.

Привлекательность Польши

Не следует забывать, что наряду с «настоящими» шпионами, направленными к нам с конкретными заданиями и функционирующими под разным прикрытием, на российские спецслужбы работают и наши граждане (у меня не повернется язык назвать их соотечественниками), которые соблазнились предложением россиян или согласились на сотрудничество в результате шантажа и усердно выполняют условия своих тайных договоров. Об одном из них я скажу в конце статьи, эта история произошла 20 лет назад, но она остается очень характерным примером измены родине. [...]

Читайте также: Продолжается процесс вассализации Польши Россией

Часами разговаривать о российских шпионах готов Збигнев Семёнтковский (Zbigniew Siemiątkowski) — бывший руководитель нашей разведки. По его мнению, Польша является привлекательной целью для внедрения россиян: это самая восточная страна НАТО, граница ЕС и традиционно беспокойный сосед, а одновременно важный экономический партнер. «И к тому же, польки красивые», — добавляет, смеясь, Семёнтковский.

Ходовой товар — журналисты

Из свободной Польши после 1989 года исчезли официальные и полуофициальные резиденты российских тайных служб, а на их место пришли десятки новых офицеров с разными легендами: бизнесмены, журналисты, работники торговых представительств, аспиранты, получатели научных стипендий, студенты. Многие из них влились в шпионские сети, созданные в эпоху ПНР сотрудниками российской разведки, которым пришлось покинуть Польшу. Членами таких сеток были в основном поляки, реже — обосновавшиеся в Польше граждане других государств. Чаще всего это были журналисты — лакомый кусок для любой разведки. Люди, связанные со СМИ, представляют ценность, потому что могут свободно перемещаться и завязывать нужные контакты, которые дают возможность получить ценные сведения. Отличным примером здесь может служить наш знаменитый репортер Рышард Капущинский (Ryszard Kapuściński), работавший на спецслужбы ПНР.

Памятник Ф. Э. Дзержинскому у здания КГБ СССР


Россияне часто использовали и продолжают использовать для прикрытия своих агентов журналистскую легенду. С таким статусом в начале 90-х в рамках кампании по вливанию свежей крови в ряды разведки появился у нас майор Григорий Якимишин. Именно он сыграл ключевую роль в так называемом «деле Олина», когда Управление охраны государства (UOP) обвинило тогдашнего премьер-министра в работе на Россию. Сначала Якимишин работал на Балтийском побережье под легендой корреспондента московской газеты, потом он переехал (вернее, его перенесли) в Варшаву, где он получил должность пресс-секретаря посольства России. Несколькими месяцами позднее, по информации UOP, его завербовал польский супер-шпион Мариан Захарский (Marian Zacharski), и Якимишин сообщил, что он ведет премьера Юзефа Олексы (Józef Oleksy), работающего под псевдонимом «Олин». До этого российским опекуном Олексы якобы был офицер КГБ Владимир Алганов, который жил в Польше почти десять лет. В декабре 1995 года, когда «дело Олина» получило огласку, Якимишин покинул Польшу и больше у нас не появлялся. Он занялся обучением юных любителей шпионского искусства в московской Академии МВД.

Также по теме: Симпатичные русские шпионы в американском сериале

Агенты влияния

Следствие по «делу Олина» было прекращено, но фамилия Алганова в качестве «злого духа» прокатившихся по Польше скандалов, всплывала еще не раз. Однако он так и не был задержан и не предстал перед судом по обвинению в шпионаже. Есть основания предполагать, что основной задачей Алганова в нашей стране был поиск людей, которые могли бы стать классическими агентами влияния. На это указывает круг лиц, с которыми он завязал тесные контакты. Это были в основном персоны из посткоммунистических левых кругов, то есть, теоретически, противники новой власти, которые, однако, в условиях «особой модели польской демократии» имели реальные шансы претендовать на высокие посты в парламенте и государственной администрации. Они стали полем деятельности Алганова. Чтобы внедриться в эту среду и создать естественные условия для контактов с ее представителями, он поселился в варшавском районе Виланув, где в начале 90-х жили многие влиятельные деятели бывшей Польской объединенной рабочей партии.

Агентура влияния — это вершина разведывательного искусства. Ее задача — не добыча военных, технологических, экономических или политических секретов (хотя, конечно, ни один агент влияния не погнушается такими сведениями), а незаметное управление важными для конкретной сферы лицами таким образом, чтобы они действовали в русле тайных интересов иностранного государства. Влияние на распределение ключевых постов в стране — от министров до руководителей министерских департаментов, глав комиссий в Сейме, приближенных сотрудников президента, премьер-министра, начальников спецслужб, лидеров правящей и оппозиционных партий — это лишь одна из сфер деятельности агентов влияния.

Закрепившись на нужных постах, они могут оказывать влияние на важные политические и экономические решения, инициировать конфликты внутри партий, и усиливать одни ценой ослаблений других. В зависимости от места, в котором они функционируют, и своей официальной должности, они могут, упрощенно говоря, формировать внутреннюю и внешнюю политику. Иностранные разведки вербуют в агенты влияния граждан конкретной страны, которые живут там с рождения. Такая вербовка часто происходит во время кратких заграничных поездок или работы таких людей в официальных представительствах разных торговых или строительных компаний. Поэтому часть важнейших заграничных польских учреждений, в частности, посольства и консульства, находятся под постоянной охраной контрразведки.

Читайте также: Польша и Россия - взаимное прощение


Жизнь в тени


Излюбленное оружие российских разведслужб — внедрение в иностранные государства нелегалов, которые в зависимости от обстановки используются как обычные шпионы, добывающие важные сведения, или агенты влияния. Нелегал — это человек, который является гражданином страны, в которой он много лет живет и работает, одновременно функционируя в качестве агента. Иногда это люди, которые оседают за границей и, не афишируя своей принадлежности к родной стране, интегрируются на новой родине, получают гражданство и формируют себе имидж незаметного, полезного, уважаемого члена общества.

анна чапмен


Исключениями из образа заурядного, остающегося в тени человека, служат нелегалы вроде рыжеволосой красотки Анны Чапман, два с половиной года назад высланной с девятью коллегами по профессии из США в Россию. [...]

Программа обучения подобных шпионов в сверхтайном российском центре длится от пяти до семи лет. Это затратная и сложная работа. На учебу принимают опытных агентов и оперативных работников разных специальностей. Основной критерий — особый талант к изучению иностранных языков, следующий — внешняя привлекательность (особенно для женщин, которых готовят использовать в будущей профессии сексуальные контакты).

Российские спецслужбы считают секс исключительно эффективным орудием шпионской работы и довели эту сферу до совершенства. Умелое разыгрывание страсти служит отличным прикрытием для тайной записи постельных откровений, содержащих государственные и военные тайны. Секс-агенток, которых на языке разведслужб называют «ласточками» учат удовлетворять самые разные причуды и потребности их будущих жертв. В ходе учебного курса помимо элементов чисто шпионского ремесла (наблюдение, уход от «хвостов», шифровка, фотография, ведение скрытой записи, восточные единоборства, стрельба из разных видов оружия, использование других инструментов убийства от ножа до ручки, искусство убеждения, завязывание контактов и т.п.) будущие нелегалы изучают несколько иностранных языков, при этом язык страны, которая станет их полем деятельности, — в совершенстве, чтобы говорить на нем без акцента.

Также по теме: Российские спецслужбы атакуют Варшаву

Какой атташе?


Известно, что Россия систематически развивает свои сети нелегалов во всем мире. Почему бы она стала в этом смысле обижать Польшу и не прислала бы к нам своих шпионов? Ни одного классического нелегала нам до сих пор разоблачить не удалось, хотя четыре года назад польские спецслужбы поймали российского «спящего агента». Совсем «спящим» он не был, а регулярно, раз в месяц отправлял в ГРУ зашифрованные отчеты. На него вышло Агентство внутренней безопасности. Это был Тадеуш Й., владелец небольшой фирмы, занимавшейся торговлей с Россией, он жил в Польше 12 лет и прекрасно владел польским языком. Для отправки сообщений своим российским друзьям он использовал родной язык и высококлассный шифровальный аппарат, внешне не отличавшийся от обычного бытового прибора. Тадеуш Й. объяснял судье, что этот аппарат он купил на рынке и не имел понятия о его необыкновенных свойствах, а когда узнал о его новых возможностях, стал пользоваться им для контактов с Москвой, но исключительно в бизнес-целях. Российский агент вскоре выйдет из тюрьмы: он был приговорен к трем годам заключения в 2010 году, а перед этим провел несколько месяцев под стражей.

В 2009 году Польша выслала двух российских военных дипломатов, которые вербовали офицеров нашей армии, чтобы добраться до секретной информации НАТО о военных базах и технике. Это были два сотрудника аппарата военного атташе, которые посещали все приемы, балы и торжественные мероприятия, устраивавшиеся в нашей армии. В такой обстановке они оценивали, кто из наших польских офицеров мог бы принять предложение о сотрудничестве с российской разведкой. Один из военных согласился, решив подготовить для российских военных разведчиков ловушку.

Читайте также: Мир следит за решением Канады по делу российского шпиона

Ровно 20 лет назад из Польши был выслан другой ас ГРУ — полковник Владимир Ломакин — военный атташе посольства России в Варшаве. В один осенний вечер в кафе «Несподжянка» в варшавском районе Мокотув (в свое время это заведение получило прозвище «кафе шпионов») сотрудники Управления охраны государства поймали Ломакина и польского майора Марека Зелиньского (кличка «Рыжий») с поличным. Оба стояли в гардеробе, делая вид, что незнакомы друг с другом, а на стойке лежали две идентичные кожаные папки.

В паке Ломакина были газеты, а в папке Рыжего — шпионские материалы. Когда гардеробщик отвернулся, Ломакин взял папку Зелинского. Их обоих задержали и предъявили серию фотографий с неоспоримыми доказательствами их сотрудничества. По итогам самого громкого шпионского процесса современной Польши Зелинский, с 1981 года работавший на ГРУ, получил девять лет тюрьмы. Ломакин спустя несколько лет вернулся к прежним занятиям, заняв должность в одной из бывших стран народной демократии на юге Европы. Вернется ли он когда-нибудь в Варшаву? Если да, то, скорее всего, под видом культурного атташе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.