Холдинг Уоррена Баффета (Warren Buffett) Berkshire Hathaway совместно с партнером  - бразильским миллиардером Хорхе Пауло Леманном (Jorge Paulo Lemann) - купил американскую продовольственную компанию Heinz за 28 миллиардов долларов. Так была заключена четвертая крупнейшая продовольственная сделка в истории индустрии.

Поддразнивая и без того взбудораженный рынок слияний и поглощений, Уоррен Баффет (Warren Buffett) недвусмысленно намекнул на свою готовность к другим крупным приобретениям: в интервью каналу CNBC он сказал, что готов купить «еще одного слона». В ожидании предложений о новых слияниях стоимость акций многих продовольственных компаний резко выросла.

Уоррен Баффет (Warren Buffett) не зря получил прозвище «мудрец из Омахи». Он, несомненно, знает толк в выгодных вложениях. Прибыли компании Heinz за последние два года действительно выросли – во многом благодаря растущим продажам в Азии, увеличившимся в прошлом году на 15,6%.

Несмотря на это, в устойчивом успехе знаменитых продуктов Heinz есть что-то странное и несовременное. В минуты стресса автор этой статьи, как и другие, с огромным удовольствием съедает печеные бобы на тосте. И все же остается непонятным, почему термически обработанная фасоль, утопленная в вязком и сахаристом соусе, не разделила участи прочей нездоровой пищи на полках наших супермаркетов и не освободила место для более здоровых и привлекательных импортных продуктов, таких, как паста, хумус или авокадо.

Читайте также: Французы любят конину, так почему же мы воротим носы?

Запеченные бобы как блюдо не только перекочевали из кулинарного средневековья Англии в день сегодняшний, но и в отличие от рыбных палочек или вредного хвороста из индейки, присутствуют даже в рационе маленьких детей. Согласно статистике на сайте компании Хайнц (Heintz), магазины Великобритании продают 1,5 миллиона банок фасоли в томатном соусе ежедневно.

Генри Джон Хайнц (Henry John Heinz) основал компанию в 1896 году, но обанкротился, продавая хрен американскому потребителю: успех предприятию принес рецепт кетчупа, на который Генри Хайнц наткнулся совершенно случайно. Примечательно, что кетчуп Heinz, как и фасоль марки, проявил себя долгожителем на рынке соусов. Однако наше отношение к этому продукту со временем менялось: изначально кетчуп использовали для маскировки привкуса подгнивающей пищи. Сегодня же это просто соус, без которого к столу не подают говяжий (в идеале без следов конины) бургер.

гамбургер из макдональдса


Журналисты Forbes утверждают, что генеральный директор компании Heinz Уильям Джонсон (William Johnson) даже капусту брокколи ест с кетчупом, демонстрируя тем самым устрашающий уровень лояльности к бренду, которым руководит.

В начале двадцатого века первым дистрибьютором кетчупа в Великобритании стала бакалея Fortnum&Mason. Но сегодня вам и в голову не придет более чем странная мысль отправиться за бутылкой Heinz в этот роскошный продуктовый магазин в лондонском районе Найтсбридж (Knightsbridge). В лучшем случае, вы обнаружите там лишь некий соус из подрумянившихся на солнце органических томатов сливовидной формы, переработанных вручную где-то на Сицилии, и снабженный головокружительным ценником. С другой стороны, растущий интерес потребителей к высококачественным бургерам и нестройная ностальгия гурманов по временам популярности американских закусочных а-ля вагон-ресторан (American diners) говорит о новой волне интереса к старому доброму Heinz.

Также по теме: Сколько еще продержится Coca-Cola?

Как и в случае с Coca-Cola, тоже принадлежащей холдингу Баффета, рецептура кетчупа меняется в соответствии со вкусовыми предпочтениями страны, в которой распространяется продукт: так, например, на Филлипинах при производстве используют бананы.

Планам Heinz укрепить свое присутствие в Азии и Южной Америке - а значит, вдвое увеличить продажи продукта на развивающихся рынках в ближайшие пять лет - предшествовали две стратегические покупки в 2010 году. Баффетт приобрел китайского производителя соевого соуса компанию Food Star и предприятие Quero - производителя томатного соуса в Бразилии.

Будет интересно понаблюдать за тем, как бренд, в целом уверенно адаптирующийся к новым рыночным условиям, переживет возврат в статус частной компании и экспансию на новых мировых рынках.

В связи с этим возникает множество вопросов: сохранит ли новый владелец пост генерального директора за Уильямом Джонсоном (William Johnson)? Насколько сильно попытаются Баффет и Леманн уменьшить размер компании, чтобы сократить затраты на нее? (Подобные планы были у Хосе Пауло Леманна). Как повлияет на компанию рост цен на сырьевые товары? Планирует ли превратившаяся в глобального игрока компания со временем избавиться от своих питтсбургских корней? И основной для британцев вопрос: не грозит ли потеря работы 2,7 тысячи сотрудникам местной ветви компании Heinz в муниципальном районе Уиган (Wigan)?

Сделка Уоррена Баффета уже наделала много шума, но, похоже, поводов говорить о Heinz будет еще предостаточно.


Софи МакБэйн - автор журнала Spear’s.


Перевод выполнила Полина Булгакова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.