Президент США Барак Обама говорит о необходимости принять новые международные санкции против Северной Кореи после проведенных ею на прошлой неделе очередных ядерных испытаний. Обычное осуждение и дипломатическое давление не кажутся достаточными ответными мерами.

Многие люди неоднократно поднимали вопрос об эффективности санкций (сейчас мы не говорим об эмбарго на поставки оружия) в отношении государств, которые нарушают международные правила или ведут себя угрожающим образом (сегодня это относится лишь к Ирану и Северной Корее). И на это есть сразу несколько важных причин: они не только не заставляют прогнуться диктаторов, но даже наоборот - усиливают поддержку этих режимов со стороны населения, которое в первую очередь страдает от них и находит утешение в созвучном с гордостью национализме.

С такой точки зрения санкции международного сообщества выглядят как способ очистки совести в том случае, если оно не может или не хочет (по вполне понятным причинам) переходить к более активным действиям. Кроме того, речь идет об уравнении с разными переменными, так как самые крупные и сильные страны не встречают отпора даже при нарушении основополагающих принципов международного права (это касается, например, Китая и России, которые являются постоянными членами Совета безопасности ООН). То есть, верить в то, что экономические санкции против Ирана и Северной Кореи повлекут за собой серьезные дипломатические последствия, явно было бы заблуждением. По крайней мере, если рассматривать санкции вырванными из контекста. Но достаточно ли всего этого, чтобы осудить их и обвинить их в полнейшей неэффективности в рамках более широкого спектра мер? Это тоже стало бы чрезмерным упрощением.

Читайте также: А остались ли еще какие-то санкции для применения против Северной Кореи?

Давайте рассмотрим проблему в ее совокупности. Если демократические державы исключают (оправданно или нет) любую возможность вооруженного вмешательства, какие средства есть у них в распоряжении для того, чтобы заставить уступить опасные режимы? Далее, что нам говорят свойственные санкциям ограничения в плане международного порядка? Наконец, что касается дипломатии, каким преобразованиям стоит отдавать предпочтение для усиления санкций (преимущественно экономических) в арсенале средств давления на опасные государства?

В первую очередь, нужно признать, что международное сообщество отнюдь не обладает широким спектром возможностей за вычетом экономических санкций и вооруженного вмешательства. Хотя политика санкций нечасто приносит желанные результаты, сложно представить себе, что мы можем от нее отказаться. Без санкций все станет еще хуже (это можно рассматривать как признак безразличия). Стоит также напомнить, что хотя санкции и представляют собой самый заметный элемент действий международного сообщества, они практически всегда сопровождаются работой по другим направлениям: от более или менее тайных переговоров до давления другого порядка. Так, демократические государства и, прежде всего, США никогда окончательно не разрывали отношений даже с самыми опасными из стран. Кроме того, как всем нам известно, некоторые диктатуры, например, Ирак, вовсе не монолитны, что делает возможным игру на противостоянии различных групп власти.

Заседание Совета Безопасности ООН 4 февраля 2012г.


Также по теме: Для кого эмбарго, а для кого манна небесная

К тому же, сегодня все чаще встречаются точечные санкции против диктаторов и их кланов, которые направлены на конфискацию их имущества и средств за границей. В ближайшие годы арсенал таких средств будет только расширен. Наконец, демократический лагерь может опереться на понимание собственных интересов союзниками этих опасных государств. Рассмотрим, например, случай Китая, который является «официальным» союзником Северной Кореи: Пекин вовсе не стремится к тому, чтобы у Пхеньяна появилось ядерное оружие.

Во-вторых, нужно продолжать размышления насчет восстановления нового мирового порядка с опорой на гарантии и стабилизацию. В книге «Мир к 2030 году» (Le monde à l’horizon 2030, издательство Perrin, 2011) расписывается гипотеза о том, что в ближайшие десятилетия международные организации общей направленности, прежде всего ООН и Европейский Союз (с точки зрения дипломатического курса за пределами своего географического ареала), будут становиться все менее эффективными. Таким образом, нам нужно двигаться по пути усиления региональных структур: они пока еще слишком слабы, однако при помощи третьей стороны (США в большинстве случаев) смогут предложить недоступные внешним или глобальным организациям гарантии безопасности. В то же время их возможности по отношению к крупным региональным державам, таким, как Иран, будут не слишком существенны. Далеко не у каждой проблемы на международной арене найдется (во всяком случае, мирное) решение!

Читайте также: Сможет ли европейское эмбарго заставить Иран остановить свою ядерную программу?


Наконец, одним из важнейших моментов в ближайшие десятилетия станет направление развития новых держав, которые в своем большинстве провозглашают демократические ценности: речь идет о Бразилии и Турции, Индонезии и Сингапуре, а также других государствах. Пока Анкара и Бразилия, которые несколько лет назад демонстрировали определенное «понимание» по отношению к иранскому режиму, так и не смогли провести связь между демократическим прогрессом внутри страны (а в Турции он пока еще оставляет желать много лучшего) и во внешнеполитическом курсе. Как бы то ни было, увеличение числа (более или менее) демократических режимов в мире за последние 20 лет постепенно ведет к изменению расклада, в результате чего санкции будет сложнее обойти из-за потворства некоторых игроков. Здесь опять-таки санкции реализуются в рамках отношений опасных государств с другими странами. Если эти режимы лишатся внешних источников поддержки, эффективность санкций возрастет.

Таким образом, не стоит ждать того, что одних лишь санкций может быть достаточно, для изменения курса государств. Кроме того, пусть они и не отменяют необходимость поразмыслить над другими средствами давления на международной арене, они все равно представляют собой важный и даже необходимый символ. Совершенствование санкций, которое, без сомнения, позволит точнее ударить по руководству режимов, характерные для большинства диктатур внутренние разногласия и технологический прогресс (это касается повышения порога эффективности обычного вооружения) также способствуют укреплению коллективной безопасности.

Николя Тензер, глава Инициативной группы по развитию французской экспертизы на международном и европейском уровне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.