Почему успешные когда-то общества костенеют и приходят в упадок?

Падение Рима и закат старого режима во Франции XVIII века можно объяснить сотнями причин. Это и инфляция, и непомерные расходы, и истощение ресурсов, и вторжение вражеских сил. Именно так ученые пытаются объяснить внезапное падение микенских царств, ацтеков и, очевидно, современной Греции. По мнению самых разных авторов, от Катулла до Эдварда Гиббона (Edward Gibbon), не бедность и истощение приводят к разрушению цивилизаций, а богатство и праздность. И те, кто пользуются всем этим, - в наибольшей степени.

В литературе по Афинам всплывает одна и та же тема, когда описывается период накануне захвата города македонцами: вражда в обществе по поводу дележа уменьшающегося пирога. В речах афинян той поры часто упоминаются судебные споры по вопросам собственности и наследования, уклонение от уплаты налогов и недобросовестная подделка прав на льготы и помощь. После падения Римской республики реакционные литераторы, такие, как Ювеналий, Петроний, Светоний и Тацит, указывали на «хлеб и зрелища», а также на чрезмерное богатство, мздоимство и перенасыщенный чиновниками государственный аппарат.

Читайте также: В чем секрет устойчивости китайской цивилизации?

По мнению Гиббона, а позднее и французских ученых, слово «византийский» стало уничижительным при описании обширной греческой бюрократии, которой не хватало налогов от исчезающих производителей, чтобы обеспечивать увеличивающуюся чиновничью массу. В древности излюбленным способом расчета по долгам государства был выпуск дешевых бронзовых монет, которые обесценивали деньги. А закон часто превращался в гибкий инструмент по обслуживанию требований общества вместо того, чтобы защищать справедливость.

После окончания Второй мировой войны большинство  сегодняшних центров силы и лидеров экономического роста находились либо в руинах, либо на доиндустриальном этапе развития – Китай, Франция, Германия, Япония, Южная Корея, Россия и Тайвань. И только Соединенные Штаты и Великобритания обладали современной экономикой, которая пережила военные разрушения. Обе страны были готовы поставлять разоренному и разрушенному миру новые корабли, машины, станки и средства связи.

По сравнению с Франкфуртом заводы Ливерпуля в 1945 году были в целости и сохранности. Однако Британия после войны упустила свой шанс и уступила место немецкому экономическому чуду. Отчасти это было вызвано тем, что уставшие от военных лишений британцы обратились к классовой борьбе и национализировали основные отрасли промышленности, которые вскоре стали неконкурентоспособными.

Постепенный упадок общества - это зачастую самопроизвольный процесс, вызванный попытками удовлетворить постоянно растущие аппетиты, а не физической неспособностью наращивать производство продовольствия и топлива или поддерживать на достаточном уровне оборону. У американцев никогда прежде не было таких гарантий сохранения рабочих мест и такого качественного медицинского обслуживания. И в Америке никогда не было такого огромного количества нетрудоспособных людей, живущих на пособия.

Колизей


Также по теме: Мы должны быть «обществом знаний»

Огромное персидское войско царя Ксеркса, состоявшее из 250000 матросов и солдат, не смогло в 480-479 годах до н.э. победить довольно бедную Грецию. Но спустя полтора столетия намного меньшее войско с севера под командованием Филиппа II Македонского одержало верх над гораздо более богатыми греческими потомками победителей в битве при Саламине.

На протяжении столетий немногочисленные легионы крошечной и бедной Римской республики успешно переживали иностранные вторжения. Но спустя несколько веков племена готов, вестготов, вандалов и гуннов разорили огромную Римскую империю, простиравшуюся от одного конца Средиземного моря до другого.

Принимая во внимание наш огромный национальный долг, который составляет почти 17 триллионов долларов и постоянно увеличивается, многие говорят, что Америка пришла в упадок, хотя мы не видим ни опустошительных бедствий, ни ядерного холокоста, ни нехватки нефти и продовольствия.

Американцы никогда не жили в таком материальном достатке, как сегодня – по крайней мере, если измерять достаток количеством сотовых телефонов, телевизоров с большими экранами, дешевыми авиабилетами и фастфудом. Ожирение, а не недоедание является самой большой угрозой здоровью нации. Толпы людей врываются в магазины электроники, а не продовольственных товаров. Американцы тратят больше денег на ботокс, подтяжку лица и липосакцию, чем на борьбу с такими многовековыми проклятиями человечества, как полиомиелит, оспа и малярия.

Если бы марсиане посмотрели на маленькие, похожие на коробки дома, на семьи с одним автомобилем и на примитивные потребительские товары 1950-х годов, они подумали бы, что послевоенная Америка, несмотря на сбалансированный бюджет 1956 года, это бедная страна. В сравнении с ней погрязшие в долгах современные Соединенные Штаты покажутся пришельцам плавающей в деньгах страной, где  потребители дерутся за каждое новое обновление к своим айфонам.

Читайте также: Война престолов 2030

По любым историческим меркам будущее у американцев светлое – светлее и быть не может. У США есть все: новые залежи природного газа и нефти, о которых раньше и не мечтали, самое крупное в мире производство продуктов питания, постоянно развивающиеся передовые технологии, мощный демографический рост, непревзойденная армия и конституционная стабильность.

Однако мы неуверенно говорим об использовании и расширении наших природных и унаследованных богатств. Вместо этого американцы спорят по поводу льгот и субсидий, а нация продолжает накапливать триллионный дефицит. Новым национальным кредо стало насильственное равенство, а не свобода выбора. Лекарство, состоящее в сокращении государственных льгот, кажется намного хуже самой болезни, заключающейся в заимствовании триллионов у еще не родившегося поколения, которому придется расплачиваться по нашим долгам.

В августе 1945 года Хиросима лежала в руинах, а Детройт был одним из самых передовых и богатых городов в мире. Современная Хиросима напоминает процветающий Детройт 1945 года, а некоторые районы Детройта выглядят так, будто несколько десятков лет назад их подвергли бомбежке.

История показывает, что государственное перераспределение уменьшающегося богатства - вместо создания новых источников такого богатства силами частного сектора - может оказаться намного губительнее, чем самый страшный враг.

Виктор Дэвис Хэнсон – историк,  старший научный сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете. Весной выходит его новая книга «The Savior Generals» (Генералы-спасители).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.