В настоящий момент спотовые цены на уран составляют 42 доллара за фунт, что просто до смешного мало. В будущем они обязательно вырастут. На прошлой неделе мне удалось побеседовать с двумя выдающимися специалистами по урану. Они занимались ураном как в частном, так и государственном секторе еще с 1970-х годов. И лично присутствовали на всех ключевых событиях в его истории.

Оба эксперта приводят весомые аргументы в пользу того, что в этом году цены на уран пойдут вверх и продолжат расти в будущем. «Урановая руда сегодня достигла той отметки, где находилось золото десять лет тому назад, — отметил один из них. — Мы считаем, что в ближайшие годы цены увеличатся в четыре-шесть раз».

Если прогноз подтвердится на практике (в таком случае речь будет идти о 150-250 долларах за фунт), это будет отличной новостью для производителей урана. Да-да, тех людей, которые уже сейчас выпускают этот метал.

Новые месторождения стоят дороже...

Начнем с огромной стоимости «новых» центров по производству урана. Если прибавить сюда затраты на разведку и добычу, то продукция новой урановой шахты обойдется примерно в 100-120 долларов за фунт. А это практически втрое выше текущих спотовых цен. Если даже не принимать во внимание такие переменные, как налогообложение и растущие процентные ставки. В конце концов, открытие шахты имеет смысл только при условии достойной рентабельности.

С другой стороны, развитие существующих шахт тоже представляет немалые трудности. Все те, кто ставят перед собой подобные планы, наталкиваются на высокий финансовый барьер. Так, например, BHP Billiton отложила на будущее расширение добычи на гигантском месторождении Олимпик-Дэм в Австралии, потому что затраты превысили отметку в 20 миллиардов долларов.

Цифра с девятью нулями, безусловно, подступает к самым пределам возможностей частного предприятия. Это просто огромная сумма, даже для нефтяной промышленности, не говоря уже о горнодобывающих компаниях, даже сильнейших из сильных. Мы говорим об инвестициях, которые находятся на уровне крупной оборонной или космической программы. Кроме того, существуют сравнимые трудности в наборе персонала, разработке технологий и планировании операций так, чтобы все работало как минимум лет десять.

Рассмотрим ситуацию под другим углом. Кто может позволить себе подобные инвестиции в энергетику? Возможно, правительства. Причем скорее даже в партнерстве с промышленностью. В будущем возможны такие формы организации, при которых горнодобывающие консорциумы могут стать чем-то вроде общественной службы. В любом случае, без государственной помощи ждать крупных энергетических проектов в будущем, скорее всего, все же не стоит. Именно таким образом будет меняться кривая предложения на урановом рынке.

... но сбыт все равно обеспечен

Что касается спроса, особого внимания, как утверждают мои источники, сейчас заслуживает Китай. Китайцам нужно много электричества, и сегодня они сжигают на электростанциях уголь, потому что он у них есть, а не потому что это им так уж нравится. Загрязнение атмосферы в Китае стало проблемой национального масштаба. Все новые энергетические проекты получают одобрение государства лишь при соблюдении необходимых экологических норм. По крайней мере, так нам говорят в Коммунистической партии.

Как утверждают источники, все заявления об отказе от атомных электростанций (прежде всего, это касается Японии) — просто «сказки». После случившейся два года назад аварии на Фукусиме японцы действительно попытались отойти от АЭС. Это была чисто эмоциональная реакция. «Но затем им пришлось смириться с реальностью».

Япония оценила, во сколько ей обходится импорт сжиженного природного газа, который сегодня стоит примерно 20 долларов за тысячу кубических футов. Кроме того, в Токио не могут не обращать внимания на развитие китайского флота, который способен стать угрозой для морских торговых путей (они играют ключевую роль в импорте нефти и угля).

В результате необходимость восстановление парка АЭС дает японцам еще одну причину лить побольше бетона, что является для них любимым национальным времяпрепровождением наравне с бейсболом.

Байрон Кинг, выпускник Гарварда, адвокат из Питтсбурга.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.