Выступая с обращением о положении в стране, президент Обама заявил, что его администрация будет взаимодействовать с Москвой с целью дальнейших сокращений ядерных арсеналов США и России. Он планирует вернуться к тому плану сокращений ядерных вооружений, который впервые изложил в апреле 2009 года, выступая с речью в Праге.

В Праге президент призвал к уменьшению значения ядерного оружия в американской политике безопасности и его количества, а также провозгласил в качестве  цели создание безъядерного мира. Вместе с тем,  он отметил, что для того, чтобы добраться до нуля, надо очень многое сделать. В апреле 2010 года Обама внес на свой счет самое важное достижение в сфере контроля вооружений, подписав договор СНВ-3.

На прошлой неделе начался отсчет третьего года с начала реализации этого договора. Он предусматривает сокращение Соединенными Штатами и Россией своих ядерных сил до 1550 развернутых стратегических боезарядов, которые могут быть размещены не более чем на 700 стратегических бомбардировщиках и ракетах. Крайний срок осуществления этих сокращений – 2018 год.

Конечно, СНВ-3 - это успех. Но обозначенные им лимиты вряд ли имеют смысл спустя 20 лет после окончания холодной войны.

Читайте также: Американское и российское ядерное оружие

Президент дал понять, что готов идти дальше. По имеющимся данным, его администрация думает о сокращении американского и российского ядерных арсеналов до 1000-1100 развернутых стратегических боезарядов. Это приятная новость. В случае реализации данного плана количество российских боеголовок, способных нанести удар по Америке, уменьшится на 30%.

В то же время, такое сокращение означает, что Пентагон в будущем сможет создавать и принимать на вооружение меньшее количество стратегических систем вооружений. Это даст оборонному бюджету столь необходимую экономию драгоценных долларов. Вместе с тем,  вооруженные силы США сохранят мощную ядерную триаду, состоящую из ракет на подводных лодках, ракет наземного базирования и бомбардировщиков, с помощью которых можно будет сдержать любого противника, вынашивающего планы нападения на Соединенные Штаты и их союзников.

Белый дом также хочет расширить область сокращений, включив туда все ядерное оружие, имеющееся у США и России. Это резервные стратегические боезаряды и оперативно-тактическое (нестратегическое) оружие, а также развернутые стратегические боеголовки. В этом есть смысл, так как разница между стратегическим и нестратегическим оружием все больше стирается.

В настоящее время действие договора СНВ-3 распространяется только на треть российского и американского арсеналов. Если взяться за ограничение всех ядерных вооружений, в рамках нового подхода можно будет решить проблему оперативно-тактического оружия, которого у России большое количество. Таким образом,  удастся снять обеспокоенность, существующую у союзников США в Европе и Азии. Такая обеспокоенность существует и у сената США: оппоненты ратификации СНВ-3 критиковали договор за то, что в него не было включено тактическое оружие.

Крылатая сверхзвуковая ракета «БраМос» совместного российско-индийского производства


Также по теме: Путин - РФ не будет разоружатся в одностороннем порядке

Создав новые ограничения для своего ядерного оружия, Вашингтон и Москва окажутся в более выгодном положении и смогут активнее настаивать на подключении ко всем последующим сокращениям других ядерных государств, большая часть оружия у которых не является  стратегическим.

Возобновляя свою повестку ядерных сокращений, администрация Обамы столкнется с двумя серьезными проблемами. Во-первых,  как отреагирует на это Москва? Русские не проявляют особого энтузиазма по поводу дальнейших сокращений и несут львиную долю ответственности за то, что тема контроля вооружений в 2011-2012 годах отошла на задний план.

Однако у русских могут быть свои стимулы для сотрудничества. Американские военные в рамках своей организационной структуры легко могут действовать в условиях новых ограничений по договору СНВ-3, а вот русским военным необходимо создавать новые ракеты для поддержания паритета. Если порог будет понижен, Москва получит возможность  сэкономить деньги. Русских может заинтересовать и другой момент: если выложить на стол для переговоров все ядерное оружие, то это вызовет необходимость сокращать и резервные стратегические боезаряды, по которым у США серьезное численное превосходство.

Если русские согласятся на сотрудничество (а это, по общему признанию, вопрос открытый), вторую серьезную проблему будут представлять республиканцы в сенате. Они вообще скептически относятся к контролю вооружений. Белый дом и многие другие люди были очень удивлены тем, насколько трудно оказалось добиться ратификации СНВ-3. Согласятся ли республиканцы из сената на ратификацию нового соглашения, предусматривающего дальнейшие сокращения? Или администрация воспользуется менее официальными методами и каналами, не требующими одобрения сената?

Читайте также: Новая холодная война Америки с Россией

Сегодня неясно, сумеет ли президент Обама преодолеть эти трудности, осуществляя новые планы сокращения вооружений. В любом случае, ему следует предпринять такую попытку на переговорах с русскими. Для этого его советнику по национальной безопасности Тому Донилону (Tom Donilon) во время визита в Москву в конце февраля следует включить данный вопрос в повестку переговоров в качестве  главного.

Если русские проявят интерес, нас ждут долгие месяцы напряженного торга в ходе переговоров. Сторонам придется решить множество вопросов, с которыми они ранее не сталкивались – такие, как проверка соблюдения сокращений в местах хранения ядерного оружия. Затем могут возникнуть (а могут и не возникнуть) дебаты в сенате. Но успех в этом деле будет означать, что президент, покидая в 2017 году свой пост, оставит после себя важное наследие - глубокие преобразования в сфере ядерных вооружений. Еще важнее то, что усилится безопасность и защищенность американцев.

Стивен Пайфер – директор Инициативы по контролю вооружений Института Брукингса. Майкл О'Хэнлон - научный директор программы внешней политики Института Брукингса. Они являются соавторами книги «The Opportunity: Next Steps in Reducing Nuclear Arms» (Благоприятная возможность: следующие шаги по сокращению ядерных вооружений).