Больше раздора, чем в выходках Сильвио Берлускони, больше объединяющей силы, чем в фестивале итальянских песен в Сан-Ремо... Когда за две недели до выборов в Италии Бенедикт XVI заявил об отречении от папского престола, то тем самым затмил всех политиков. Внимание СМИ было приковано только к нему. Кандидаты же терзались следующим вопросом: как это решение Папы отразится на будущих выборах?

Сильвио Берлускони заказал опрос, чтобы оценить последствия решения понтифика. Луиджи Креспи (Luigi Crespi), в свою очередь, безо всяких исследований сделал в понедельник такое заявление: «Избирательная кампания завершилась этим утром в 11 часов 46 минут». Большинство наблюдателей сходятся во мнении, что отречение Папы вытесняет все остальное на второй план. Тем не менее, пока еще сложно сказать, кому именно сыграет на руку этот исторический шаг: одни беспокоятся насчет Берлускони, а другие говорят о пагубных последствиях для кампании Берсани.

Получается, что в 2013 году церковь по-прежнему обладает сильнейшим влиянием на итальянскую политику? Нет. Времена Христианско-демократической партии остались в прошлом. Это движение, которое вместе с итальянской компартией на протяжение почти 40 лет доминировало в политической сфере страны, бесследно исчезло в 1994 году.

«С тех пор близкие к католической церкви избиратели рассредоточились по разным политическим объединениям с небольшим преобладанием правоцентристов, — рассказывает Паоло Сегатти (Paolo Segatti) из ассоциации ITANES. — Тем не менее, это нельзя даже сравнивать с массовой поддержкой времен христианских демократов. Когда избиратели идут на участки, они голосуют не из религиозных соображений, а по политическим мотивам. Потому что они поддерживают правых или левых. Это прописная истина, но о ней тоже стоит напомнить».

Папа Римский Бенедикт XVI


Читайте также: Экономический план действий для Италии

Времена христианских демократов прошли

Его коллега Кристиано Веццони (Cristiano Vezzoni) говорит, что с распадом партии католики лишились опоры.

«В различных политических движениях существует диаспора бывших членов Христианско-демократической партии. Католический электорат следует за ними, приблизительно поровну поделившись между правыми и левыми силами».

В таких условиях поведение церкви в политической сфере также претерпело изменения. «Церковь начинает играть роль лобби, — продолжает Веццони. — Она ставит задачи и сближается с теми, кто поддерживает их. Некоторые партии заняли близкие к духовенству позиции. Так, например, Сильвио Берлускони взял на себя обязательства по финансированию католических школ, биологическому завещанию, традиционной семье».

У церкви, в свою очередь, есть средства для того, чтобы продемонстрировать поддержку тех или иных партий. Глава итальянского епископата кардинал Анджело Баньяско (Angelo Bagnasco) «открыто заявил о поддержке Марио Монти и не менее открыто высказывал критику в адрес Сильвио Берлускони», — напоминает директор департамента исторических наук Католического университета Святого Сердца Агостино Джованьоли (Agostino Giovagnoli). «Кроме того, в официальной газете Ватикана Osservatore Romano и близком к католической церкви издании Avvenire появились хвалебные статьи о правительстве Марио Монти», — продолжает он.

Сильвио Берлускони


Элио Риндоне (Elio Rindone) отмечает также «неформальные контакты и встречи. Помимо официальных заявлений, существуют и теневые отношения, в которых сложно разобраться». Этот специалист по философии и отношениям церкви и государства полагает, что хотя католические голоса сегодня рассеяны среди нескольких партий, они все равно имеют большое значение для кандидатов: «В итальянской избирательной системе 2% отрыва достаточно для победы на выборах, и поэтому все стараются не задеть чувств Ватикана». Таким образом, политические партии могут вести себя чрезвычайно покладисто с церковью. Это не говоря уже о телевидении, где, когда речь заходит о моральных вопросах, «неизменно звучит голос эксперта из Ватикана. Это при том что большинство итальянцев не следуют установленным церковью этическим нормам, например, в интимной жизни».

Также по теме: Церковь разочарована. Она делала ставки на ценности Митта

Католики — это правые или левые?

Таким образом, вам понятна суть вопросов, которые вызвало отречение Папы. Как будут голосовать католики после такого значимого события? Некоторые опасаются (или надеются), что решение Бенедикта XVI усилит влияние церкви на верующий электорат. В таком случае у Сильвио Берлускони есть повод для беспокойства. Отношения его партии «Народ свободы» и церкви сейчас оставляют желать много лучшего. До 2008 года епископат открыто поддерживал его, однако сегодня ситуация коренным образом изменилась. «Сильвио Берлускони больше не пользуется доверием в их глазах. Впервые получилось так, что церковь перечеркивает одно из имеющихся политических предложений», — отмечает Паоло Сегатти (Paolo Segatti). Какими будут последствия? Сложно сказать.

«В прошлом существовало нечто вроде отрицания левых, что в первую очередь касалось этических вопросов, — объясняет Агостино Джованьоли (Agostino Giovagnoli). — Сегодня все складывается наоборот. Церковь дистанцировалась от Сильвио Берлускони, причем виной тому стали скорее не его политические взгляды, а публичная и частная жизнь». По сравнению с разгульным Берлускони, «Монти воплощает в себе строгие этические ценности. Бенедикт XVI проводил с ним встречу семь раз, что очень и очень немало. Как следует из опросов, среди сторонников председателя кабинета министров выше всего процентное соотношение тех, кто называет себя католиками».

Марио Монти и Сильвио Берлускони


Похожим вниманием церкви может похвастаться и вице-спикер Сената Ваннино Чити (Vannino Chiti) из Демократической партии, который написал книгу «Религии и политика в современном мире» (Religioni e Politica nel mondo attuale).

«Церковь демонстрировала согласие с правыми из-за так называемых необсуждаемых ценностей, которые касаются преимущественно законов о биоэтике. Тем не менее, в конечном итоге, с этической точки зрения правительство Берлускони поставило в неудобное положение тех, кто его поддержал. Таким образом, церковь оказала поддержку правительству Монти, которое придерживалось совершенно иного стиля».

Читайте также: Геополитические последствия отречения Бенедикта XVI

От моральных до общественных ценностей

Как бы то ни было, сейчас эта поддержка сходит на нет, уверен Агостино Джованьоли: «Необсуждаемые ценности больше не играют решающей роли. Церковь вновь сосредоточилась на общественных ценностях. Показательной с этой точки зрения является энциклика Caritas in Veritate (Любовь в Истине, — лат.), в которой делается упор на глобализации, устойчивом развитии и финансовом кризисе. Хотя Монти и ценят за его стиль, в католическом мире просматривается серьезное недовольство тем, что он не уделяет достаточно внимания социальным вопросам».

Согласен с этим и Паоло Сегатти: «В последнее время поддержка Монти ослабла. Часть церковных иерархов выступила с критикой епископата, который чересчур открыто демонстрировал эту поддержку. В этой связи нужно провести границу между епископатом, который делает множество заявлений, и Ватиканом, где предпочитают воздерживаться от публичных высказываний. Как бы то ни было, речь идет о государстве, которому нужно поддерживать хорошие отношения со всеми».

В соборе Святого Петра в Ватикане


Определить позицию церкви тем сложнее, что она вовсе не представляет собой некий монолитный блок: есть Ватикан, епископат, различные католические ассоциации. Такая неоднозначная ситуация лишь плодит самые разные рассуждения насчет последствий ухода Бенедикта XVI на будущих выборах. Что искренне забавляет Кристиано Веццони (Cristiano Vezzoni): «Мне сложно представить себе какие-то прямые последствия этого отречения. Худшее, что могло случиться с кандидатами, это событие, которое выходит за рамки местного масштаба предвыборной кампании. Избирательная тематика отошла на второй план, что ударило по кандидатам, у которых наметился прогресс».

Также по теме: Италия и Испания - сходство судеб?

В том числе и Сильвио Берлускони.

В любом случае, не стоит думать, что заявление ватиканского понтифика как-то связано с итальянскими выборами. Как раз наоборот, оно свидетельствует о «полной независимости Бенедикта XVI от соображений подобного рода, — уверен Агостино Джованьоли. — Он сверялся с церковным, а не политическим календарем». Что касается последствий, спрогнозировать их невозможно: «Хотя с одной стороны это историческое решение усиливает образ церкви, что может быть на руку Монти, можно предположить и обратный результат. С уходом Папы Монти теряет существенный источник поддержки».

Ваннино Чити в свою очередь говорит о философском воздействии: «Прямого влияния на выборы здесь нет, однако просматривается послание общего рода: призыв к переосмыслению ценностей нашего общества и в частности концепции обязательства, которое не должно быть направлено исключительно на использование власти». Он надеется, что эти размышления послужат вдохновением и для политической сферы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.