Стенограмма беседы корреспондента бразильской газеты «O Globo» и премьер-министра России Дмитрия Медведева. Перевод официального сайта Правительства России.

Корреспондент: Я знаю, что у нас мало времени, и попытаюсь покороче. Начну сразу с Сирии. Как Вы думаете, Асад надолго еще останется у власти? И как Россия относится к тому, что такое положение в Сирии уже достаточно долго продолжается, и какой будет конец еще не очень понятно?

Дмитрий Медведев: Я думаю, что мы относимся к тому, что происходит так же, как и большинство других стран: нам не нравится то, что происходит в Сирии, нам не нравится то, что там гибнут люди, нам не нравится то, что там идет гражданская война. Но мы считаем, что единственный способ утихомирить страсти, единственный способ успокоить ситуацию заключается в том, чтобы посадить все стороны за стол переговоров. Вопрос о том, какова будет судьба руководства страны и лично президента Асада, на наш взгляд, это вторичный вопрос, хотя и важный.

Я сегодня во время переговоров с президентом Бразилии, с вице-президентом сказал, что я не думаю, что Асада может привлекать участь Хосни Мубарака или Муаммара Каддафи, поэтому его личная судьба имеет значение. Но, подчеркиваю, это все-таки вторичный момент, а главное, чтобы политические силы могли договориться. Дело в том, что это не совсем политические силы, мы с вами понимаем, что они представляют разные религиозные течения. Если они не договорятся, то, скорее всего, гражданская война продолжится, даже если у власти не будет Асада. Поэтому наш подход: нужно способствовать диалогу, национальному примирению, создать площадку для договоренности на будущее, а не поставлять оружие той или иной стороне или провозглашать ту или иную силу легитимной, а другую силу — нелегитимной, как это сегодня делают некоторые европейские и арабские страны, ограничивая одну из сторон этого конфликта в правоспособности. Вот такова наша позиция. Она, собственно, таковой и была изначально. Я считаю, что это разумная позиция.

Читайте также: Президент Бразилии в России укрепляет семейные связи БРИКС

— Хотелось бы знать позицию России как члена Совбеза ООН по Северной Корее и ядерным испытаниям, которые этой страной проводятся?

— Россия, действительно, постоянный член Совета безопасности ООН, и мы понимаем свою ответственность, вытекающую из этого статуса. Наша позиция по поводу ядерных испытаний в Корее, откровенно говоря, не сильно отличается от позиций других стран. Мы считаем, что такого рода ядерные испытания являются нарушением общепризнанных норм и принципов международного права, и осуждаем эти ядерные испытания. Вот, собственно, и все. Эту позицию мы открыто доносим до наших партнеров в Северной Корее, у нас с ними есть отношения. Мы одна из немногих стран, которая поддерживает с ними торговые отношения, политические отношения. Но нам кажется, что такие действия не способствуют нормализации ситуации на Корейском полуострове.


— В международной прессе много говорится о правах человека, организации Human Rights, которая периодически делает отчеты. Все видели эту панк-группу Pussy Riot, которую арестовали. Как бы Вы могли прокомментировать состояние прав человека в настоящее время в России?


— Наверное, мои комментарии будут несколько отличными от комментариев, о которых вы говорите. Я не считаю, что мы абсолютно идеальное, модельное общество и абсолютно идеальное государство. У нас есть свои проблемы, мы их видим и знаем, у нас молодое гражданское общество и молодая развивающаяся демократия, с недостатками. Но считать, что Россия — это какая-то автократия, где нарушаются права человека, где происходят какие-то непонятные события с правами человека, несерьезно, хотя такой взгляд существует. Жизнь состоит из конкретных эпизодов, и эти конкретные эпизоды получают очень разные оценки, в том числе и те эпизоды, о которых вы говорите. В нашем обществе очень дифференцированная, очень полярная оценка, например, событий вокруг известного выступления девушек в церкви, поэтому считать, что существует какая-то истинная точка зрения, мне кажется неправильным. Но есть одна непреложная вещь, она заключается в том, что в каждой стране уважают решение суда. И поэтому когда меня спрашивали и спрашивают по поводу этого конкретного дела, я всегда говорю одно: что, может быть, необязательно было применять самые строгие меры наказания, достаточно было бы сделать что-то менее жесткое, принять менее жесткие решения. Но есть судебное решение, которое вступило в законную силу.

Набережные в Рио-де-Жанейро


Также по теме: Индейцы сопротивляются экономическому чуду Бразилии

— Бразилия и Россия с каждым днем становятся ближе. Сегодня были подписаны очень многие соглашения, я могу упомянуть одно из них — в сфере обороны, по ПВО. И мне интересно: что нас еще ожидает в сотрудничестве?

— Начну с того, что все-таки пока такого соглашения не существует. Мы просто обсуждаем различные формы военно-технической кооперации. Это нормально: мы стратегические партнеры. У нас уже есть неплохой уровень военно-технического сотрудничества.

Что касается того, что нас ожидает. Я надеюсь, что Россию и Бразилию ожидает светлое будущее и дружеские взаимовыгодные отношения. Но для этого надо постараться.

У нас торговый оборот с Бразилией сейчас — в районе 6 млрд долларов. Мы бы хотели выйти на 10 млрд. А торговый оборот России с Китаем — около 100 млрд долларов. Я уверен, что и у Бразилии с Китаем довольно значительный торговый оборот. Я думаю, что нам есть куда стремиться, поэтому наши торгово-экономические отношения — важнейшая составляющая будущего российско-бразильских связей. Мы сегодня этому посвятили почти весь день. У нас масса хороших проектов уже реализуется, но мы смотрим на новые проекты: энергетика, инфраструктура, промышленная кооперация, высокие технологии — все это интересно.

— Вы сейчас — на Кубу?

— Да.

— Хотела бы узнать ваше мнение насчет процессов либерализации, которые сейчас там происходят. Немного о политической либерализации на Кубе...

— Вы знаете, я считаю, что это дело самих наших кубинских партнеров. Но могу лишь сказать, что то время, которое я наблюдаю за развитием Кубы, — Куба меняется. Мне кажется, это тоже нормально: общество, которое совсем не меняется, становится закостеневшим, оно не развивается, и в конечном счете становится неконкурентоспособным, слабым. Поэтому меняется и кубинское общество. Мне кажется, что это в целом нормально.

Читайте также: Дилма Русеф отправилась в Россию продавать самолеты

— Мой последний вопрос. Это любопытство про метеорит. Не могли бы Вы прокомментировать. Во всем мире это всех очень впечатлило.

— Вы знаете, это и нас впечатлило, потому что человеческая цивилизация — самонадеянная. Мы считаем, что делаем прекрасные машины, создаем красивые здания, выпускаем оружие, в общем и целом человеческая цивилизация развивается. И в то же время оказывается, что мы совсем уязвимы, и фантастические сюжеты, которые очень часто предлагают голливудские боевики, — это не совсем фантастика, и мы действительно живем в космосе, и из космоса могут приходить разные неожиданности. Это отчасти урок. Мы очень рады тому, что, слава Богу, у нас никто не погиб, хотя взрыв этого болида был огромной мощности. Он произошел на высоте, но осколки долетели до нас, все могло закончиться гораздо хуже. Поэтому это, если хотите, такой урок человечеству и лишнее напоминание о том, что с некоторыми угрозами человечеству мы можем справиться только совместно. Эффективной защиты, наверное, сегодня не существует, но мы должны думать над тем, что мы можем противопоставить силам природы. Это — деньги и наш совместный труд.

— В такой большой стране, как Россия... Там еще такая территория большая...


— Бразилия тоже немаленькая страна. Это сопоставимые страны. Спасибо! Muito Obrigado.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.