В сентябре 2012 года во Франции начало работать «секстремистское» украинское движение Femen. Сейчас в нем насчитывается порядка пятнадцати активисток, причем их состав часто меняется. Как и послужившие для них примером феминистки из Восточной Европы, наши Femen будоражат общественное мнение различными (и обычно нелегальными) хепенингами, в которых они неизменно сверкают обнаженной грудью.

Мы побеседовали с Эльвирой Дювель-Шарль (Elvire Duvelle-Charles) — одной из участниц движения. Вице-президенту Femen France всего 25 лет, но она строит большие планы для своей организации, с гордостью нося ее телесные цвета. Беседа in naturalibus.

Menly: Откуда у тебя появилось желание вступить в Femen?


Эльвира Дювель-Шарль: Я всегда следила за феминистскими движениями. Потому что мне надоело это давление, приставания, неравенство между мужчинами и женщинами. Методы Femen мне прекрасно подходят. И я сама не люблю сидеть, сложа руки...

— Любая женщина может стать активисткой Femen?

Акция движения Femen в Париже


— Чтобы стать одной из Femen, нужно пройти тренинги. Проводятся три занятия в неделю: курсы самообороны, разборчивого выкрикивания наших лозунгов, создания читабельных плакатов... Вообще, главная цель — это синхронизировать наши действия. Я, например, хожу туда с момента вступления в Femen France, несколько дней спустя после его создания.

Читайте также: FEMEN - вредит ли «секстримизм» феминизму?

— Трудно раздеваться на публике?

— Вовсе нет. Хотя я сама по характеру скромный человек, мне все это сразу же показалось совершенно естественным. Существует большая разница - раздеться на пляже или в наших акциях. Голая грудь несет наше послание: мы хотим создать другой образ наготы, который будет направлен не только на соблазнение. Это символ сильной, боевой, мстящей женщины. Нагота — это наша броня. В этот момент мы ощущаем нашу силу, потому что можем выступать, когда захотим и где захотим.

— Провокация — единственное достойное оружие?

— Провокация — это наш главный инструмент, однако это вовсе не единственное достойное оружие. Мы используем ее, потому что наша задача в том, чтобы вызвать споры, поднять вопросы. С помощью провокации мы приобретаем силу СМИ, посылаем «спам». И тем самым привлекаем внимание к интересующей нас теме. Наша цель в том, чтобы разворошить муравейник. Мы не пытаемся предлагать какие-то решения, мы не занимаемся политикой. Мы знаем, что не сможем изменить мир в одиночку. Мы предпочитаем действия. Другие ассоциации могут взаимодействовать с властью. Мы дополняем друг друга.

— Ваша цель в том, чтобы повлиять на политику?

Активистки движения Femen в Соборе Парижской Богоматери


— Нам хотелось бы влиять на политику. Но мы хотим сохранить нашу независимость. Если даже какая-нибудь партия поддержит нас в одной акции, впоследствии она может обернуться против нас. Хотя так, наверное, даже лучше. Вообще, мы открыты для любых дискуссий, если их основа нас устраивает. Мы уже пересекались с политиками, но это всегда было неофициально.

Также по теме: Femen и реакция испуганых дев

— Удивила ли вас волна возмущения после акции в Соборе Парижской Богоматери?


— Мы не стремились вызвать возмущение. Но мы рады тому, что нас заметили, что наше послание увидел в частности и Манюэль Вальс (Manuel Valls). В то же время нам непонятно, почему политиков так поразил вид восьми женщин с обнаженной грудью в здании, которое в большей степени является туристическим, чем религиозным (тем более, что мы пришли уже после службы), а вовсе не действия таких фундаменталистских движений, как Civitas. Особенно когда его члены излили всю свою ненависть к гомосексуалистам во время общей молитвы перед зданием Национального собрания. Во время дебатов по вопросу однополых браков церковь вышла на улицу. Ну так, улица в ответ решила зайти в церковь.

— Готовы ли вы вести диалог с представителями религиозного сообщества?


— По правде говоря, не понимаю, к чему может привести наша беседа, но мы все равно готовы к ней.

Читайте также: Бейонсе - фотографии в неглиже не помогут феминизму

— Femen выступают по самым разным вопросам (расизм, экология, бедность, сексизм и т.д.), однако религия, по всей видимости, служит основным направлением вашей борьбы...

Активистки движения Femen в Париже


— Нет, мы не устраиваем каких-то особых нападок на христианскую церковь, но получилось так, что нынешние споры вокруг однополых браков подтолкнули нас к этому. В любом случае мы не испытываем любви к церкви, потому что ей свойственны сексизм, ретроградский настрой и женоненавистничество. Она отстала от времени по многим вопросам, например, она не соотвествует Гражданскому договору по солидарности и абортам. Она считает женское тело чем-то грязным и непристойным. Но мы действуем и в не связанных с церковью областях, например, на Всемирном экономическом форуме в Давосе или в Стокгольме, против новой египетской конституции, которая опирается на законы шариата. Мы не хотим ограничиваться типично женскими сферами борьбы (неравная оплата труда, контрацепция, сексизм...). И не собираемся сидеть на одном месте. Мы стремимся к свержению патриархата, и эта борьба идет на нескольких уровнях.

— Какими будут ваши новые акции?

— Мы никогда заранее не говорим о наших хепенингах. Кроме того, решения о некоторых акциях принимаются очень быстро. К появлению в Соборе Парижской Богоматери мы начали готовиться только накануне. Когда нам стало известно об отречении Папы, мы согласовали наши лозунги, а затем осмотрели территорию.

— В чем отличие Femen France от движения на Украине?


— Ни в чем. Только в языке. У нас один и тот же манифест, который, кстати, будет опубликован 5 марта, незадолго до Международного женского дня. Разумеется, у нас проводить акции проще, чем на Украине, где Femen может легко задержать полиция.