Новая книга Карлеса Лалуэсы-Фокса, одного из исследователей, открывших геном неандертальца, рисует картину современного мира, в котором оказался этот человеческий вид, исчезнувший 30 тысяч лет назад, и рассказывает о кропотливой работе ученых по восстановлению его ДНК. 

«Так что бы произошло, если бы неандертальцы, наиболее походившие на современного человека, дожили бы до наших дней? Это вполне могло произойти. Они не были обречены на вымирание». Таков один из первых вопросов, которые ставит Карлес Лалуэса-Фокс (Carles Lalueza-Fox), один из исследователей, открывших геном неандертальца, в своей книге «Слова во времени» (Palabras en el tiempo).

Ответ, который дается через пару строк, буквально поражает читателя: «В таком случае, наша история, философия, учение о происхождении и развитии мира были бы совершенно иными, потому что мы были бы уже не одни и не обладали такой исключительностью. Существовал бы вид, значительно более похожий на нас, чем шимпанзе. Возможно, нам не пришлось бы изобретать богов, чтобы объяснить, откуда мы взялись. Возможно, мы даже могли бы с ними беседовать и о чем-то вместе размышлять. Наверное, мы не заперли бы их в клетки, а наделили гражданскими правами, и они смогли бы принимать участие в выборах».

Тайны неандертальцев

Лалуэса-Фокс, научный сотрудник Института эволюционной биологии (CSIC-UPF) в Барселоне, с помощью волнующего рассказа возродил неандертальцев в своей новой книге, рассказывающей о напряженной работе по восстановлению генома этого вида, исчезнувшего около 30 тысяч лет назад на Гибралтаре, своем последнем прибежище. Философия и генетика перемежаются в книге с забавными историями.

Будучи специалистом в области ДНК, исследователь рассказывает, как в 2008 году издатели журнала National Geographic вышли на лиц, отвечающих за сохранность пещеры El Sidrón в провинции Астурия (Asturias) с целью восстановления облика неандертальской женщины на основе ее ДНК. В этой пещере были найдены останки 12 неандертальцев, возможно, членов одной семьи, разорванных на куски людоедами. Кто-то разбил их черепа, чтобы съесть мозг, а выбоины на челюстях наводят на мысль, что у них также вырвали языки.

Эти останки сыграли очень важную роль в изучении вида. Благодаря анализу их ДНК Лалуеса-Фокс обнаружил, что у некоторых неандертальцев были рыжие волосы. На этой основе специалисты National Geographic смоделировали огромную рыжеволосую неандертальскую женщину (они поглощали в день 4 тысячи калорий, почти вдвое больше, чем современные женщины), которой дали имя Вильма.

Издатели американского журнала решили, что было бы интересно нарисовать Вильму в ее естественной среде, в пещере El Sidrón, расположенной в гористой и малолюдной местности, где бродят коровы. «Получилось, что эта неандертальская разновидность Голема весит около 270 килограммов, и там, где не мог проехать джип, ее несли четыре человека, как во время крестного хода», - вспоминает Лалуеса-Фокс. Разница заключалась лишь в том, что в данном случае несли не статую Богородицы, а обнаженную фигуру огромной неандертальской женщины, на которую недоуменно взирали местные жители. Исследователь также рассказывает еще об одном забавном случае, который помог ему обнаружить стоянку неандертальцев недалеко от пещеры El Sidrón. По нужде он отправился в лес и обнаружил кремниевое орудие, которое и подсказало, что где-то недалеко мог быть лагерь неандертальцев.

Победные марши Советской Армии

В книге «Слова во времени» Лалуэса-Фокс рассказывает о неизвестных подробностях великих научных открытий. В качестве примера он приводит совместную работу с одним из своих коллег Хольгером Ромплером (Holger Rompler), в ходе которой они уточняли, имели ли неандертальцы рыжие волосы. Ромплер, работавший в Лейпцигском университете (Германия), сумел воссоздать белок неандертальца и в течение нескольких недель с помощью этого белка поддерживать клетки в живом состоянии, наблюдая за их жизнедеятельностью. Проблема заключается в том, что в искусственной среде клетки не могут выжить более трех часов без особого ухода. «Чтобы не заснуть в лаборатории, Ромплер прибегнул к следующей хитрости: он непрерывно слушал победные военные марши Советской Армии», - вспоминает Лалуэса-Фокс. Через несколько недель после завершения работы в голове Ромплера продолжал звучать хор Советской Армии. В итоге он решил оставить науку.

Лалуэса-Фокс также рисует трогательный и увлекательный портрет своих любимых коллег, вместе с которыми он восстанавливал геном неандертальца, начиная с руководителя проекта, долговязого и несколько неуклюжего человека по имени Сванте Паабо. Его отец, уточняет автор, был шведский биохимик Суне Бергстрём (Sune Bergström), лауреат Нобелевской премии по медицине 1982 года. Бергстрём был женат, но в 1954 году влюбился в мать Сванте, уроженку Эстонии, уехавшую из страны и работавшую биохимиком в его лаборатории. Лалуэса-Фокс рассказывает, как по субботам Пааво убегал, чтобы погулять с отцом по безлюдным местам, где их никто бы не видел. Но не все было так грустно в жизни гениального ученого, ставшего одним из руководителей проекта по воссозданию генома неандертальца. «У Сванте за его жизнь было несколько женихов и невест», - рассказывает автор книги. Возможно, именно открытый ум Пааво, заведующего отделом генетики в Институте эволюционной антропологии имени Макса Планка, помог ему сделать заявление, перевернувшее в 2009 году мир и по-новому взглянуть на концепцию человечества: «Я действительно считаю, что современные люди и неандертальцы вступали в половые отношения».

Автор «Слов во времени» также высказывает ряд весьма смелых гипотез, например, о том, что неандертальцы могли возникнуть на Иберийском полуострове, или же о том, что половые контакты между различными человеческими типами не сводились только к отношениям с неандертальцами, а уходили в гораздо более далекую эпоху человека-предшественника из пещер Атапуэрки (Atapuerca), жившего на Земле более миллиона лет тому назад. «Вот какая вырисовывается модель: мы вышли из Африки, а потом несколько раз смешивались», - подводит итог ученый.

Однажды вечером в 2007 году, побывав в пещере El Sidrón, Лалуэса-Фокс посмотрел на небо и увидел ту же Луну и те же звезды, которые наблюдали неандертальцы, когда были живы. «Я убежден в том, что они, как и я, могли общаться между собой, а раз они могли общаться, то должны были осознавать бесконечность Вселенной, течение времени и хрупкость человеческого бытия. Как и я, они должны были задавать себе вопросы: сколько раз я еще увижу Луну? Сколько лет жизни мне осталось?»



Комментарии читателей

kobayashi
«Что бы произошло, если бы неандертальцы, наиболее походившие на современного человека, дожили до наших дней?».

Хотя речь и идет о научной фантастике, эта гипотеза уже выдвигалась (со ссылками на открытия квантовой физики) Робертом Дж. Сойером (Robert J. Sawyer) в его трилогии «Неандертальский параллакс» (The Neanderthal Parallax), где неандертальцу, пришедшему из параллельной Вселенной, удается перемещаться между Вселенными.

Эксперт по палеоантропологии Роберт Дж. Сойер известен рядом научно-фантастических произведений, в частности, Flashforward, впоследствии не очень успешно экранизированным на американском телевидении. «Неандертальский параллакс» можно порекомендовать тем, кто интересуется возможными контактами между неандертальцами и человеком разумным (гомо сапиенс) и к чему контакт между ними может привести.

¿?
Ну, если начать размышлять о возможных сценариях, то можно задаться вопросом: а что произошло бы, если внеземная цивилизация колонизировала нас сотни тысяч лет тому назад, или если бы метеорит, подобный тому, что покончил с динозаврами, упал на Землю 1000 лет назад. И другая подобная чушь. Все дело в том, что случилось так, как случилось. Поэтому мы такие, какими получились. И все.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.